Багдад, Стамбул, Джакарта – далее везде?

EPA

Жестокие террористические атаки продолжают сотрясать исламский мир. В понедельник, 11 января в шиитском квартале Багдада прогремела серия взрывов. В тот же день произошёл двойной теракт в городе Эль-Мекдадия: сначала террористы взорвали кафе, а после прибытия полиции и скорой – спасательные службы. Кроме того, еще один теракт произошел в пригороде Багдада, в результате общее число жертв перевалило за 50, а раненых – за 100 человек.

На следующий день, 12 января взрыв прогремел в турецком Стамбуле, на площади Султанахмет, где в результате самоподрыва террориста-смертника погибли десять человек. Все погибшие были иностранными туристами: девять человек имели гражданство Германии и один – Перу. По подозрению в организации теракта были задержаны трое граждан России, затем полиция объявила, что считает главным подозреваемым беженца из Сирии.

День спустя, 13 января взрыв, унесший жизни шести человек, прогремел в столице Индонезии – Джакарте. Примерно десять боевиков в центре города открыла огонь по прохожим и начали забрасывать их гранатами. Квартал, в котором произошел теракт, оцеплен, полиция ведет спецоперацию по ликвидации боевиков.

Ответственность за все эти теракты взяла на себя террористическая группировка "Исламское государство" [Также ИГИЛ – Исламское государство Ирака и Леванта], боевики которой контролируют ряд городов на территории Ирака и Сирии. Однако если Турция находится в непосредственной близости от земель самопровозглашенного "халифата", а Ирак третий год безуспешно пытается освободить от боевиков часть своей территории, то Индонезия, хоть и являющаяся самой густонаселенной исламской страной, находится в восьми тысячах километров от Мосула, который исламисты считают своей столицей.

Однако дело в том, что исламистов это абсолютно не волнует – согласно радикальной исламской доктрине, которую исповедуют последователи ИГИЛ, вся земля, когда-либо находившаяся под контролем мусульманских правителей, автоматически превращается в "дар аль-ислам" – "землю ислама", которая должна управляться по законам шариата.

Согласно многочисленным картам, в большом количестве распространяемым исламистами на своих ресурсах, в состав "халифата" в будущем должны войти практически все территории, на которых сейчас проживает мусульманское большинство. Это не только Ближний Восток и Северная Африка, но и земли к югу от Сахары, где мусульмане проживают смешанно с христианами. Кроме того, джихадисты намерены присоединить Северный Кавказ, Крым и большую часть Балканского полуострова, некогда входившую в состав Османской империи, Грецию, часть Италию и Испанию в границах Кордовского халифата.

Черным цветом на карте обозначены также все страны Центральной Азии, и Синьдзян-Уйгурский Автономный регион (СУАР), который сейчас является территорией Китая, а также Индия, Пакистан и Шри-Ланка. Сторонники "халифата" также намерены включить в него все мусульманские страны Юго-Восточной Азии: Индонезию, Малайзию, Бруней, а также южную часть Филиппин, где различные группировки исламского меньшинства много лет борются за независимость от Манилы.

Если этот план будет осуществлен, земли "халифата" будут начинаться недалеко от Лиссабона и заканчиваться через пролив от Австралии. Однако мало кто верит, что даже такой расклад устроит сторонников ИГИЛ: большинство исламистских проповедников открыто говорят о том, что в будущем власть ислама будет распространена на весь земной шар. Однако даже те планы, которые существуют сейчас, иначе как наполеоновскими назовешь: появление на карте мира такого государства способно в корне поменять сложившуюся систему международных отношений.

Очевидно, что власти всех перечисленных стран приложат все усилия для того, чтобы не допустить подобного развития ситуации. Бесспорно и то, что силы боевиков во много раз уступают даже полицейским соединениям стран, на территорию которых они претендуют, не говоря уже о регулярных вооруженных силах. Почему же они в таком случае со столь нескрываемым оптимизмом обещают захватить все новые и новые территории в то время как их владения в Сирии и Ираке сокращаются под ударами многочисленных противников?

Дело в том, что для исламистов война во славу ислама является самоцелью. Сто лет назад сторонники "перманентной революции" считали своей главной задачей свержение авторитарных капиталистических режимов. По их мнению, главной задачей являлась именно революция, а обустройством нового мира должны были заняться новые поколения после ее победы. Примерно так же мыслят и сторонники "Исламского государства", намеренные во что бы то ни стало свергнуть "сатанинские" светские режимы, чтобы распространить шариат на территории, населенные мусульманами.

Тактика, которой пользуются сторонники ИГИЛ и других исламистских группировок, кардинально отличается от классических войн, которые разные страны вели друг с другом на протяжении тысячелетий. На своей территории боевики "Исламского государства" могут встретиться с соперниками и в чистом поле, но в тылу врага они предпочитают действовать скрытно, маскируясь под местных жителей и терпеливо выжидая нужного момента, чтобы унести с собой в могилу как можно больше людей.

По мнению радикальных богословов, убийство невинных людей не является греховным: это лишь одобряемое Аллахом средство для приближения планетарной власти шариата. Самоубийство, которое в обычных случаях является тяжелейшим грехом, для последователей этой доктрины превращается в мученическую смерть, гарантирующую автоматическое вознесение на небеса – главное убить при этом побольше людей. При этом в "Инструкции для начинающих моджахедов" подчеркивается, что для достижения этой благой цели необходимо вести себя как можно незаметнее вплоть до бритья бород и ношения модной одежды.

Такая тактика боевиков делает традиционные боевые действия против боевиков неэффективными, что показали советская и американская операции в Афганистане, а также война в Ираке, фактически закончившаяся появлением "Исламского государства". При наличии современных военных технологий физически зачистить контролируемую боевиками территорию не представляет труда – однако спустя несколько месяцев вчерашние мирные жители превращаются в террористов и начинают стрелять своим "освободителям" в спину. Территорию можно захватить лишь ценой уничтожения значительной части ее населения, на что ни одна современная страна пойти явно не готова. Исламисты это прекрасно понимают, настойчиво призывая "крестоносцев" дать им бой возле города Дабик, после которого, согласно апокрифам, должен начаться Апокалипсис.

Помимо красивой легенды за этими призывами есть и холодный расчет: во-первых, таким способом идеологи "Исламского государства" поддерживают свой имидж на контролируемых территориях и повышают престиж среди радикально настроенных мусульман всего мира. Во-вторых, провоцируя соперников на неземную операцию, они зондируют почву, чтобы быть готовыми в случае, если она все-таки начнется.

Однако главный посыл заключается даже не в этом: исламисты открыто говорят всему миру, что "халифат" уже существует, и борьба идет по всему миру – в головах их последователей. Когда Мосул и Ракка падут, тысячи их жителей окажутся в тюрьмах, но рано или поздно они оттуда выйдут. Сама идея создания "глобального халифата" никуда не денется – новое "Исламское государство" может возникнуть в Ливии, Йемене, Нигерии или любой другой стране, где есть боевики, присягнувшие Абу-Бакру Аль-Багдади.

По сути, сегодня "Исламское государство" превратилось из бандитской группировки в мультинациональный бренд, объединяющий всех сторонников жизни по шариату. Корни исламизма лежат именно в этом: для того, чтобы люди перестали убивать друг друга из-за веры, нужно перестать внушать им, что люди другой веры – второй сорт. Однако исламский мир расколот, и даже самые влиятельные богословы все равно подвергаются критике со стороны своих более радикальных "коллег", уверяющих свою паству в том, что для наступления всеобщего благоденствия необходимо просто распространить законы шариата на весь земной шар.

Сегодня