Польские власти убрали в чулан флаги Евросоюза

Автор: Дмитрий Киселёв

В то время как Европа переживает тяжелейший кризис со времен Второй мировой войны, свою игру затеяла Польша. Все началась в августе прошлого года, когда президентом Польши стал Анджей Дуда, член консервативной партии "Право и справедливость". Осенью эта партия победила и на выборах в парламент. А уже в Новый год приняли поправки в закон о Конституционном суде, снизив его роль, и усилили контроль государства над прессой.

Еврокомиссия потребовала от Варшавы объяснений. С чего это вдруг Польша вздумала нарушить европейские нормы правового государства? В ответ Польша потребовала уважать свой суверенитет, мол, принятые законы — внутреннее дело Польши.

Поведением Польши сильнее других возмутилась Германия. И тут в отношениях между странами поднялись старые дрожжи. Поляки припомнили немцам все — от нападения во Второй мировой до ужасов оккупации.

Для Польши, впрочем, это — очередная попытка в многовековой комбинации за место в мировом оркестре. Со времен первого раздела Речи Посполитой в конце XVIII века шляхтичи мечтают о возрождении былого величия. Внутренняя опора — подогреваемая ненависть к Москве, внешняя — американцы, которые готовы Польшу в Европе противопоставить всем — и Германии, и России.

Новый польский президент Дуда начал с того, что еще в августе озвучил свежую геополитическую затею — создать блок стран от Балтики и Черного моря до Адриатики, разумеется, с лидерством Польши. Но это все еще никем не поддержанные прожект. Пока же Польша требует усиления НАТО на своих восточных границах. Здесь США двумя руками "за". Готовы поляков использовать. А те и рады, словно никогда не обжигались на использовании себя.

Автор: Денис Давыдов

Некоторые вехи польской истории можно проследить по тому, как застраивалась Варшава. дворец культуры и науки — подарок советского руководства братскому народу Польши. Фотография с открытки 50-х годов прошлого века. Здание-гигант, доминирует над остальными постройками города.

В конце 80-х, сломав социалистическую систему, новые власти советское здание решили снести, но жители выступили против. Тогда, чтобы высотка не так мозолила глаза, мэрия города ее огородила, выстроив частокол из огромных офисных центров для иностранных компаний.

У сегодняшних архитекторов польской политики свой стиль. Национальные интересы — главное для правящей партии "Право и справедливость". Взяв власть, эпатируют ЕС. Первым делом убрали в чулан флаги Евросоюза.

"Мы приняли решение, что заседания и пресс-конференции польского правительства будут проходить на фоне польских бело-красных флагов, которые, по моему мнению, самые красивые", — заявила Беата Шидло, премьер-министр Польши.

Власти не скрывают: хотят перестановок и в сознании граждан. Страну так окружили европейскими ценностями, что о родных корнях здесь стали забывать. Напомнить об истоках может Церковь. В колыбели нации Кракове каждый священник знает, что значит вера для поляка.

"В Кракове в XIX веке, когда у поляков не было своего государства, только вера могла выражать принадлежность к польскому народу. Для польского этноса религия является существенной формой самоопределения. А сейчас в объединенной Европе религиозная принадлежность, ощущение связи со своими корнями стираются", — отметил Станислав Тасимский, руководитель католического информационного агентства.

Открытые границы Евросоюза манили миллионы поляков. Одна пятая населения перебралась в соседние страны. В самой Польше развернулись иностранцы. Так большинством местных медиа управляли немцы. Новые власти с варягами распрощались. Изменили закон — отныне руководителей государственных СМИ назначает правительство. Параллельно провели конституционную реформу. Судьям стало сложнее влиять на законотворцев.

"Правящая партия пытается получить свободу в парламентской деятельности, чтобы никто, даже трибунал, не контролировал ее действия. Это нарушение принципов правого демократического государства", — уверен Анждей Золл, бывший председатель Конституционного суда Польши, профессор.

"Демократия тем и отличается, что люди решают, кому отдать власть. Поляки проголосовали за партию "Право и справедливость". Все реформы, который мы проводим, — это реформы, которые мы пообещали в ходе предвыборной кампании и мы будем последовательно воплощать их в жизнь", — подчеркнул Анджей Яворский, депутат Сейма от партии "Право и справедливость".

39% населения осенью проголосовало за правых консерваторов. Они формировали правительство, плюс их человек — президент Анджей Дуда. Однопартийцев у руля страны называют "коллективным пилсудским".

Юзеф Пилсудский — национальный герой. В 20-х годах он победил большевиков, всегда стоял горой за интересы Родины. Судя по последним выборам, Польше давно не хватало патриотов во власти.

Митинг сторонников правых. Жители поддерживают руководство страны, отвечая на нападки Евросоюза. Чиновники ЕС негодуют от дерзости поляков. Концентрация власти, скандальные законы — повод вызвать на ковер премьер-министра Беату Шидло. Но пока в Европарламенте одни защитники демократии грозили ей кулаком, другие аплодировали. Польша со своим "я" в ЕС не такая уж белая ворона. Здесь за самостоятельность уже упрекали Венгрию и ее лидера Орбана.

"В Польше обижаются, когда говорят о "путинизации" страны. Но постойте, ваш лидер Ярослав Качиньский открыто вдохновляется венгерским премьером Виктором Орбаном, а Орбан — Путиным", — сказала София Интвелд, депутат Европарламента.

"Кто-то говорит о "путинизации"? Верно, поляки — консерваторы, католики, а не либералы. Разве быть консервативным христианином — преступление? Идет народный бунт. Вы это заслужили", — считает Жан-Люк Шаффхаузер, депутат Европарламента.

Зимой в польской провинции сильно пахнет гарью. Жители небольших городков и деревень свои дома отапливают по-старинке — углем. Дым из их печных труб бьет в нос европейцам. В ЕС Польшу называют главным загрязнителем воздуха.

Альтернативное топливо — газ или атомная энергия — для поляков дороги, а запасы угля у них колоссальные. На шахтах работают 100 тысяч человек. Между тем чиновники ЕС требует сократить количество разрезов и отказаться от угля в пользу более экологичных технологий.

"Здесь практически все голосовали за "Право и справедливость", потому что правые нам обещали, что поднимут угольную промышленность, и они уже делают это, в отличие от предшественников. Гражданская платформа шла на поводу у ЕС, они закрывали шахты и нашу хотели остановить. А теперь мы бурим по 4 смены", — говорит один из шахтеров.

Хотят перемен и крестьяне. Из-за российских контрсанкций в Европе цены на молоко, мясо, фрукты упали почти вдвое. Рынок перенасыщен, фермеры реализуют продукты за бесценок.

"Ни прошлое правительство, ни нынешнее о крестьянах не заботится, но новое хотя бы не мешает и слушает фермеров. Нам главное не мешать, мы умеем заработать. Просто не делайте так, чтобы Польшу вытесняли с ее рынков сбыта — из России, Китая", — просят фермеры.

Сейчас у членов Евросоюза новый вызов — беженцы. И здесь Польша встала в позу. О приюте для тысяч мигрантов даже речи нет. Варшава согласилась принять всего 400 человек. Озвучены и дополнительные меры борьбы с терроризмом — контроль за перепиской в Интернете и телефонными звонками. Настроенная проевропейски оппозиция возмутилась. На улицах Варшавы прошел многотысячный митинг.

Известный режиссер Кшиштоф Зансусси уверен, что правые хоть и прибрали власть к рукам, но не собираются возродить Речь Посполитую. "Любое правительство должно иметь амбиции, чтобы страна процветала. Об имперских амбициях Речи Посполитой никто не мечтает. Главное, чтобы у нас наблюдались все стандарты демократии. Они необходимы для развития. Но сейчас мы видим обратное. Есть моменты, которые меня беспокоят, но еще не тревожат", — сказал режиссер.

После взбучки в Европарламенте успокоить Варшаву приехал министр иностранных дел Германии Штайнамайер. Утешил: договориться можно и нужно. Было много теплых слов. Он даже назвал поляков главными партнерами немцев на Востоке. Вот только ЕС по отношению к новым политическим архитекторам Польши настроен серьезно. Скандальные законы ждет экспертиза. Если их сочтут недемократичными, страна может лишиться права голоса в Европарламенте.

Сегодня