Трактовки истории: Мединский защитил память Черняховского на польском телевидении

Культурной дипломатией назвали нашумевшее интервью российского министра культуры польскому телевидению. Накануне Владимир Мединский приехал на церемонию памяти жертв нацистского лагеря Собибор. Но даже эту тему поляки попытались превратить в фарс. Журналисты явно поощряли погромы местных вандалов на кладбищах, где покоятся советские солдаты. Вспомнили и трагедию под Смоленском.

Это потом, сразу по окончании прямого эфира, ведущая польского телеканала ТВП будет пожимать Мединскому руку и приветливо улыбаться. Сам эфир, на который Мединского вообще-то пригласили, чтобы поблагодарить за визит, состоял из бесконечных претензий и обвинений. На вопрос, почему он выбрал форму частного визита и откуда спешка, Мединский ответил: "Мы только позавчера получили письмо из польского Министерства культуры, в котором нас приглашают принять участие в работе по созданию совместного музея в Собиборе. Поэтому мы оперативно приняли решение, чтобы приехать сюда в день Холокоста".

В Собиборе сейчас идут археологические работы и это не самый подходящий момент для посещения. То есть российского министра культуры пригласили в Собибор во время реставрационных работ, чтобы потом его в этом же и обвинить. При этом, частным визит официального лица называть как минимум странно — Мединский принял участие в церемонии памяти жертв нацистского лагеря смерти.

"Тот факт, что в охране были украинцы, не очень укладывался в концепцию СССР, этот факт надо было специально объяснять, — говорит он. — К тому же, большинство бежавших узников были пойманы либо польскими коллаборационистами, либо просто гражданскими лицами. "Ну, польских коллаборационистов так много не было. Я тоже историк", — не соглашается корреспондент. "Назовём их людьми, которые по каким-то причинам решили поймать бежавших узников, а называть вы их можете по своему усмотрению", — парирует Мединский.

По своему усмотрению в Польше, как известно, трактуют немало исторических фактов. Главный польский телеканал из интервью с российским министром, судя по всему, хотел устроить настоящее шоу. Ведущая Мария Пшеломец не раз повторила, что спорить нет смысла — она тоже историк. Само интервью было в прямом эфире, в прайм-тайм: в 9 вечера. Обычно ТВП в это время показывает свой итоговый новостной выпуск.

"С кладбищами все понятно, им полагается уважение, — говорит ведущая. — А что касается памятников, то почему Россия не может понять, что они для поляков увековечивают не освободителей, а представителей навязанной им власти?" "Я боюсь, что если бы не было этих 600 тысяч советских солдат, которые погибли, освобождая Польшу, то не было бы Польши и поляков сегодня. – отвечает министр. — Германская концепция не предполагала существования польского народа или государства. Так же, как не предполагала существования русских и их государства. Вы были следующими.

Но поляки это забыли. Очередной акт вандализма — в первых числах нового года — теперь в городе Щецин, осквернили памятник благодарности красной армии. Ведь благодарность, как скажет в прямом эфире телеведущая Пшеломец, навязали. До этого в Щецине украли и уничтожили звезды с надгробий на кладбище, где покоятся советские войны. Только за прошлый год в Польше надругались над 13 советскими монументами — ни одного уголовного дела. Памятник Черняховскому — дважды герою советского союза, самому молодому генералу армии, решили снести.

Бургомистр польского Пененжно барельеф назвал металлоломом. Уничтожение памяти о герое, который отдал жизнь за землю, которая после войны стала польской, смаковали на всех местных телеканалах. "А что Вы скажете о памятнике генералу, который убивал предводителей Армии Крайовой? Я имею в виду известную историю памятника генералу Черняховскому в Пененжно, — задает вопрос журналистка. "Генерал Черняховский никогда не убивал лидеров Армии Крайовой", — отвечает Мединский. "Вы простите, но он убил моего деда! – вспыхивает ведущая. "Из пистолета его застрелил?" – говорит Мединский.

"Нет, арестовал в поселке Бедники. К сожалению, господин министр, наше время подходит к концу. но наша беседа показала, что надо встречаться и обсуждать все вопросы, в том числе разные подходы к истории", — говорит журналистка. "До свидания. И все-таки вы не дали мне договорить. Генерал Черняховский не отдал ни одного приказа о расстреле предводителей Армии Крайовой", — сказал в заключение министр культуры.

Историческую справку министра Мединского телеведущая слушать демонстративно не пожелала. При этом, известно, что под командованием именно Черняховского войска третьего белорусского фронта провели ряд операций, в том числе, восточно-прусскую. А после — снова благодаря успехам именно Черняховского — полякам отписали 2/3 бывшей Восточной Пруссии.

Тему памятников ведущая ТВП при этом решила продолжить — и снова претензии: речь о трагедии под Смоленском, в которой погиб, в том числе, президент Лех Качиньски. Ведущая сетует, что погибшим до сих пор не поставлен памятник. "Не является ли это проявлением неуважения к жертвами этой катастрофы?" – спрашивает она. "Я расскажу Вам правду. Я еще в апреле направил польскому министру письмо с предложением сесть за стол переговоров и обсудить это. В том числе, размеры памятника в формате подписанного нами двустороннего меморандума. Но с апреля нам даже не написали ответ", — говорит Мединский.

Вот, собственно, этот проект: черная стена с именами погибших. После официального согласования проекта — Варшава вдруг пожелала изменить размер монумента, что недопустимо по технике безопасности. Ведь памятник планируют открыть фактически на территории действующего аэропорта. Аргументы польской стороне не кажутся убедительными.

Сегодня