Тема:

Дело Лизы в Берлине 4 месяца назад

Изнасилование или педофилия: МИД разбирается в деле русской девочки из Берлина

Травля российских журналистов вместо тщательного расследования. И недомолвки немецких властей вместо внятного ответа на запросы российских дипломатов. Официальный представитель МИД России Мария Захарова в подробностях рассказала о ЧП с 13-летней россиянкой в Берлине. История девочки Лизы, пропавшей почти на сутки, вызвала несколько жестких заявлений со стороны России и Германии, и до сих пор нуждается в объективном расследовании.

29 января 2016 года прокуратура Берлина, после нескольких недель молчания и недомолвок, а затем и организованной травли российских СМИ, огласила свою версию инцидента с 13-летней Лизой. Что произошло на самом деле, почему вопрос вышел на дипломатический уровень? Попытки замолчать события в Кельне заронили недоверие к немецким правоохранителям.

Дело 13-летней Лизы — русской девочки из берлинского района Марцан, — которая исчезла 11 января по дороге в школу, пропадала где-то около полутора суток, а когда вернулась домой, заявила об изнасиловании людьми, похожими на беженцев, в прошедшие две с половиной недели в Германии одни называли разжиганием ненависти и пропагандой, а другие — полицейским произволом. Чтобы снизить градус напряжения, прокуратура Берлина обнародовала некоторые результаты расследования.

Как рассказал нам представитель прокуратуры, оно опиралось на данные биллинга сломанного мобильного телефона девочки.

"Специалисты реконструировали данные телефона, в результате чего мы смогли установить тот факт, что в момент исчезновения она контактировала с конкретным лицом, которое прокуратура идентифицировала. Это 19-летний мужчина, немецкий гражданин, с которым девочка была знакома. В его квартире был проведен обыск, были найдены личные вещи девочки — рюкзак, кошелек и прочее. Молодой человек был вызван на допрос, на котором тот сообщил, что он предоставил девочке ночлег, потому что у нее были проблемы дома и в школе, родителям предстояло в ближайшее время явиться в учебное заведение. Поэтому девочка искала, где бы ей на некоторое время укрыться", — разъяснил пресс-секретарь берлинской прокуратуры Мартин Штельтнер.

Но ребенок рассказал родителям другое: рассказал о том, что у станции Мальсдорф ее заманили в машину — предложили подбросить до школы, завязали глаза, отвезли на квартиру и 30 часов насиловали. Родители подали заявление в полицию, которая уже через пару дней в результате многочасовых допросов Лизы пришла к выводу, что все это — фантазии. И здесь была допущена главная ошибка.

"По предварительным данным следствию известно, что в деле 13-летней девочки не было ни похищения, ни изнасилования. Из соображений защиты интересов ребенка полиция отказывается комментировать какие-либо другие вопросы", — заявил пресс-секретарь полиции Берлина Томас Нойендорф.

Делая категорические выводы — сначала, конечно, не для СМИ, а для родителей девочки, полиция не учла эмоциональный фон, крайне неблагоприятный в отношении правоохранительных органов после событий в Кельне, когда в течение четырех дней они пытались замять историю с массовыми нападениями мигрантов на женщин в новогоднюю ночь. У русскоязычных жителей Берлина, которые выходили на стихийные сходы после трудового дня или собрались на митинг у офиса канцлера 23 января, было больше оснований доверять пострадавшим, и своим собственным впечатлениям от соседства с центрами размещения беженцев, чем полиции.

- Мы боимся выходить. Очень много случаев, когда мигранты или арабы, нападают на женщин, — заявляет участница митинга против нелегальных беженцев.

То обстоятельство, что у Лизы российское гражданство, заставило подключиться к делу дипломатов. Такая работа у МИДа: следить за судьбой соотечественников за границей. В этом смысле обмен репликами двух коллег Сергея Лаврова и Франк-Вальтера Штайнмайера 26-27 и 28 января продемонстрировал недопонимание немецкой стороной причин российской обеспокоенности: с нашей соотечественницей беда, а официальные власти узнают об этом из новостей по телевизору.

"Мы желаем Германии успехов и в том, чтобы справиться с тяжелейшими проблемами, вызванными мигрантами. Надеюсь, что эти проблемы не будут заметать под ковер, не будет повторения случаев, как с нашей девочкой Лизой, когда новость о том, что она исчезла и по каким-то причинам, очень долго скрывалась", — заявил 26 января в Москве глава российской дипломатии на пресс-конференции по итогам работы в 2015 году Сергей Лавров.

"Это высказывание (Лаврова) очень удивило меня. Нет никаких оправданий для того, чтобы использовать это дело, которое все еще расследуется, для политической пропаганды и попыток воздействия и разжигания внутригерманских дебатов по вопросу миграции, дебатов, которые и без того проходят крайне тяжело. Немецкие власти делают все возможное, чтобы разобраться в случившемся. Я могу лишь посоветовать российским властям учитывать результаты расследования", — ответил Лаврову министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.

"Мы ровно об этом и просим — чтобы результаты расследования появились как можно скорее. Но не только об этом. Поскольку речь идет о гражданке Российской Федерации, мы вправе не просто ждать завершения расследования, но должны по всем существующим в цивилизованном мире нормам быть проинформированы о том или ином инциденте, происходящем с гражданами России, чего в данном случае не было сделано своевременно. Именно поэтому возникли различные толкования этой ситуации. Убежден, что при условии предоставления необходимой информации соответствующими органами ФРГ будет меньше недопонимания", — дал встречный совет германской стороне Сергей Лавров.

Сегодняшнее явление следствия телекамерам как раз и можно считать попыткой объясниться. Правоохранители по-прежнему утверждает, что не было не только похищения, но в день исчезновения у девочки не было сексуальных контактов. Но зато они были у нее раньше. И это подпадает под статью педофилия: от 2 до 12 лет тюрьмы.

"Подозреваемые — это двое мужчин, 20 и 22 года. Родились в Берлине. Один из них — гражданин Турции, другой — подданный Германии. Нет никаких данных, которые указывали бы на тот факт, что преступления были совершены беженцами. Мы вынуждены констатировать, что девочка, очевидно, оказалась в плохой компании, в которой подобные преступления сексуального характера были возможными", — говорит пресс-секретарь берлинской прокуратуры Мартин Штельтнер.

Между тем, адвокат семьи указывает на то, что свои выводы следствие строит на показаниях 19-летнего знакомого Лизы, которого также возможно придется отнести к числу подозреваемых, и его ближайшего родственника — матери. И кроме медицинского освидетельствования пострадавшей необходимо провести еще психологическую экспертизу.

"Я для себя никаких выводов не делаю, — заявил адвокат Алексей Данкварт. – То же самое я заявил родителям. Я сегодня говорил с генеральным прокурором. Он заверил меня, что следствие будет продолжаться, в том числе будет проведена экспертиза. И только после нее мы будем знать то, что принято называть процессуальной правдой".

Действительно, есть смысл подождать, слишком часто в этом деле торопились с громкими выводами. В этой сложной истории на данный момент бесспорно только то, что девочка была. И она стала жертвой сексуального преступления.

Сегодня