Кто убил деда "польской Псаки": журналистка ушла с интервью в альтернативную реальность

"Он убил моего деда!" Так ведущая главного польского канала в прямом эфире в прайм-тайм во время интервью с российским министром даже не лукавит — врет, не моргнув глазом. Разговор с Владимиром Мединским Мария Пшеломец изначально строила так, чтобы из него получилось настоящее шоу. Когда речь зашла об истории, на которую в Польше всегда был особый весьма специфический взгляд, беседа пошла на повышенных тонах.

"Он" — это генерал Черняховский, памятник которому недавно снесли в одном из польских городов. Тот, благодаря кому к Польше отошла бОльшая часть бывшей Восточной Пруссии. Какого из своих дедов имела в виду журналистка, если оба умерли уже сильно после Второй мировой? Это загадка. Слова были сказаны явно в расчете на определенный эффект.

Но задумка не удалась. Телезрителям стыдно за поведение Пшеломец, в Интернете ее уже клеймят позором. Тем более что историческую справку министра Мединского телеведущая слушать демонстративно не стала, заявив, что сама — историк.

После того, как Варшава взяла СМИ под госконтроль, можно ли говорить, что все это было спланированной провокацией, которая в итоге сорвалась?

Российский министр в студии Центрального польского телевидения. Прямая трансляция в самый прайм-тайм – 21 час. Тысячи поляков прильнули к экранам посмотреть, как это будет.

Это интервью планировалось как доказательство: "второй стороне" можно и нужно появляться в местном эфире. Другими словами, в Польше есть свобода слова, получите-распишитесь, дорогая Еврокомиссия. Вот только в этом расчете оказалась ошибка. Столь серьезная, что каналу пришлось приносить официальные извинения Москве за поведение своей ведущей.

"К сожалению, господин министр, наше время подходит к концу. Но наша беседа показала, что надо встречаться и обсуждать все вопросы, в том числе разные подходы к истории", — заявила Пшеломец.

"Спасибо, до свидания! И все-таки вы не дали мне договорить. Генерал Черняховский не отдавал приказов об убийстве солдат и офицеров", — успевает сказать Мединский в то время, как ведущая программы уходит, а российский министр культуры остается сидеть за столом в студии.

Перебить, встать и уйти, когда твой гость все еще сидит в студии, для Пшеломец в порядке вещей. Что ж поделать, характер!

Примечательны и взгляды ведущей. В Польше в шутку называют "второй Джен Псаки" — за антироссийский пафос и поддержку якобы "братской Украины". Якобы потому, что половина поляков состоять в близком родстве с украинскими националистами не согласна: помнят, как бандеровцы вырезали Волынь.

Вот только, когда живешь в своей реальности с альтернативной историей — это не проблема.

"Просто лгала в открытую. Она сказала, что ее дедушка был расстрелян генералом Черняховским. А это – полная ложь. Он действительно был арестован советскими войсками в конце войны, но бежал и потом боролся против новых польских властей в конце войны. Но в 1952 году был арестован и расстрелян. Никакого отношения генерал Черняховский к его смерти не имел и иметь не мог", — отмечает политолог Михаил Федотов.

А ведь пани ведущая по образованию археолог. Степень получила в Ягеллонском университете и специализировалась – не поверите, на Перу. А потом решила податься в журналисты. Теперь ведет свою передачу с символичным названием "Восток" о странах постсоветского пространства.

Так что мнение Пшеломец – поистине экспертное, шутят поляки напополам с грустью. Ведь переписывание истории – теперь часть польской политической моды.

"Мария Пшеломец пала жертвой исторической политики Четвертой Речи Посполитой. И здесь ключевым моментом являются необоснованные обвинения в адрес генерала — он якобы ликвидировал командиров Армии Крайовой. Эти расстрелы действительно имели место, но были проведены НКВД. А генерал Черняховский просто интернировал этих солдат по объективным причинам: ни одна армия не может позволить, чтобы в ее тылах действовали подразделения и части, ей не подчиненные. Но ведь он позволил им вступать в Войско Польское, которое сражалось вместе с Красной Армией!" – отмечает представитель партии "Смена" Томаш Янковский.

И если бы все это оставалось только в книгах! Но риторика принесла свой результат: этой осенью памятник Черняховскому в польском городе Пененжно демонтировали. А ведь именно в этом месте он и погиб, защищая поляков и Польшу.

Но это еще не все. Дошло до того, что местные, под влиянием пропаганды, стали глумиться над могилами советских солдат. Ломают надгробные плиты, обливают их краской. Статистика неумолима: по числу актов случаев вандализма Польша вышла на первое место. Что в таком случае делать? Мы спросили у представителя Российского военно-исторического общества (РВИО).

"Вопрос решается таким образом, что памятник перевезут в Калининградскую область. Он будет направлен в Магнитогорск. Поляки вроде как собираются отдать его бесплатно. Если возникнут вопросы, то РВИО готово подключиться и сделать все, чтобы памятник все-таки оказался в нашей стране", — заверил представитель Российского военно-исторического общества Михаил Мягков.

Возмущению нет предела. Прошло два дня, а соцсети еще кипят гневными постами. Одни комментируют поведение ведущей, другие – политику власти – президента Анджея Дуды и партии "Закон и справедливость" одиозного Ярослава Качиньского. Впрочем, эксперты отмечают: как ни странно, польский национализм как раз может вернуть диалог между нашими странами.

"Польские амбиции, естественно, напрягают и Берлин, они совершенно не нужны Брюсселю, они будут являться помехой для Вашингтона. Все ждут, что Польша начнет осознанный разговор по делу с Россией, когда идеологических разногласий может быть сколь угодно много, но это не мешает договариваться Москве и Варшаве по основным базовым вещам, о тех практиках, которые будут взаимовыгодны", — говорит Кирилл Коктыш.

И это интервью, вероятно, станет первым уроком. Некомпетентным журналистам на польском телевидении – не место. Впрочем, поляки считают: Пшеломец как раз не уволят. Слишком уж любит ее Ярослав. Зато ее коллеги один за другим покидают свои должности. Иногда прощаясь в прямом эфире. Видимо, время прозрений еще не настало. Впрочем, не будем загадывать.

Сегодня