Мединский: в исторических претензиях мы с поляками дойдем до Рюрика

У Польши и с Россией все невесело. Новые польские власти стали подавать сигналы, что есть темы, по которым с Россией можно было бы упорядочить отношения, свидетельство чему — приглашение посетить Польшу, которое пришло российскому министру культуры Владимиру Мединскому. Однако все увидели, какой тон в беседе с российским гостем выбрала ведущая крупнейшего польского телеканала. О том, какими ему видятся будущие отношения между двумя странами, Владимир Мединский рассказал в интервью "Вестям в субботу".

- Владимир Ростиславович, продюсер программы государственного телевидения Польши прислал извинения пресс-секретарю российского посольства с просьбой передать их вам. Этих извинений вам достаточно?

- Да, честно говоря, я не придаю этому особого значения. Мне кажется, это раздутый скандал, который ярко иллюстрирует ту информационную войну, которая, к сожалению, ведется сегодня средствами массовой информации Польши против России.

— Вы не успели договорить с моей польской коллегой на эту тему. Действительно генерал Черняховский убил ее дедушку?

- Стыдно про это говорить, когда совершенно очевидно, что генерал Черняховский никогда не утверждал никаких приказов о расстреле никаких польских офицеров и генералов. Когда передача закончилась, я сказал: дайте мне приказ о расстреле вашего дедушки, я приеду на его могилу, поклонюсь. Журналистка, улыбаясь, сказала: мой дедушка умер спустя много лет где-то в Сибири, это я сказала для образности. Вот так для образности формируется представление о России и русских в Польше, к сожалению.

- Я пытался разобраться в этой истории и вышел на тему, где  речь идет о том, что в расположении Черняховского были арестованы польские офицеры из Армии Крайовой, которые в опережение Красной Армии пытались занять один из населенных пунктов. 

- Может быть. Огромное количество польских солдат и офицеров  воевали против фашистов. Непосредственно в штурме Берлина под общим командованием с нами принимали участие до 200 тысяч польских солдат. Часть этих польских солдат и офицеров уехала с разрешения Сталина уехала воевать в Италию. Тогда они помогали американцам. Это была знаменитая Армия Андерса. Из значительной части постепенно сформировалась Войско Польское. Сначала это была знаменитая героическая дивизия Костюшко, одна из любимых дивизий Георгия Жукова. Он очень любил ее приводить в качестве примера храбрости. Затем — Первая польская армия, Вторая польская армия.

— Но была и Армия Крайова, которая была антикоммунистическая.

- Были Армия Людова — коммунистическая, партизанская армия —  и Армия Крайова — антикоммунистическая, которая подчинялась эмигрантскому правительству Польши.

— И вот вроде бы ее офицеры и попали в расположение Черняховского.

- Когда мы вошли в Польшу, в Литву и Восточную Пруссию, в том числе и войска генерала Черняховского, практически вся Армия Людова присоединилась к нам и организовала потом Войско Польское. Затем часть офицеров и солдат Армии Крайовой также влилась в Войско Польское. Я недавно узнал, боюсь ошибиться, но, кажется, отец бывшего президента Польши Коморовского, будучи офицером Армии Крайовой, вступил в Войско Польское и потом служил в Польской народной армии. Так что никого из тех, кто хотел продолжать борьбу против фашистов, не арестовывали. Тех, кто продолжали партизанить в тылу Красной Армии, вполне естественно как минимум разоружали и отправляли в какие-то лагеря для военнопленных. То же самое  делали бы и американцы, и англичане. Ни одна армия не позволит, что бы у нее в тылу существовали организованные воинские части, которые не подчинялись и не управлялись бы ею.

- Вся эта история, связанная с именем Черняховского и Армией Крайовой, произошла-то в Вильнюсе. Армия Крайова шла, чтобы занять Вильнюс в опережение Красной Армии, провозгласив его частью не Литвы, а Речи Посполитой. Здесь на самом деле очень комплексная история, в которой действительно историкам разбираться и разбираться. Одна из причин вашей поездки была как раз в том, чтобы восстановить здорово попорченные российско-польские культурные отношения. Удалось?

- Поводом было приглашение посетить лагерь Собибор, где мы готовы выступить соорганизаторами музея. Собибор — это фантастическая, удивительная и малоизвестная у нас история, единственный лагерь смерти, где были совершены успешное восстание и успешный массовый побег. Почти все заключенные сбежали, перебив нацистско-украинскую охрану. В лагере, где сожгли в течение года 250 тысяч евреев, восстание было организовано группой советских пленных красноармейцев во главе с лейтенантом Александром Печерским. И это абсолютный пример мужества и общей успешной борьбы против нацизма.

—  Россия и Польша вместе будут работать над восстановлением этого мемориала?

- Мы надеемся, что мы будем работать вместе с Польшей и Израилем. Есть приглашение. По-моему, там много голландцев было спасено. И президент  в канун этой даты посмертно присвоил орден Мужества командиру восстания лейтенанту Печерскому, который прожил долгую и достаточно счастливую жизнь. Он умер в 1990 году в Ростове-на-Дону. Мы, кстати, с ним запустили съемки фильма о Собиборе.

— По линии Министерства культуры? 

- По линии Фонда кино. Сценарий уже готов, идет подготовительный период. В 2015 году планировался перекрестный Год культуры Россия — Польша. Была намечена совместная большая программа, как обычно это делается в Год культуры. Мы поддерживаем продвижение нашей культуры в Польше, они помогают принимать наши коллективы, поддерживают продвижение польской культуры в России. Все было согласовано, но Польша  в одностороннем порядке отказалась это делать, видимо, рассчитывая, что мы тоже откажемся. Мы не отказались. С большим успехом в Польше выступили ансамбль Моисеева и хор Александрова, были проведены кинофестиваль и театральные гастроли. Польские коллективы к нам не приехали.

- Это было при предыдущем польском правительстве?

- Да.

- Правительство сменилось, и оно пригласило вас приехать?

- Я поехал, потому что получил письмо от польского Министерства культуры.

- То есть какой-то прогресс наметился?

- Данное приглашение я посчитал, безусловно, добрым и разумным шагом. И я все время говорил, что от этих странных культурных санкций проиграли польская культура и польские коллективы, давайте эту историю восстанавливать. Что касается нас, то Катынь и Медное —  поселок в Тверской области, где тоже есть массовое захоронение расстрелянных польских солдат и офицеров, — это наши федеральные музеи.  В следующем году мы начнем там большое строительство. Мы не просим на это у Польши денег, мы это делаем сами, потому что считаем, что это  наш долг — рассказать о трудных страницах истории, кстати, не только с нашей стороны, но и с польской. Там обязательно будет экспозиция, посвященная событиям 1919-1921 годов.

— Польский поход Красной Армии?

- Да.

— Когда красноармейцы попали в польский плен? Что там творилась после этого?

- Сами поляки называли это концлагерями, где смертность личного состава достигала 30, а в некоторых лагерях 50%. По разным оценкам, от 28 до 40 тысяч военнопленных умерли тогда в плену. Цифры гораздо больше, чем в Катыни и Медном. Но одно другого ни в коей степени не оправдывает.

- Если русский с поляком начнут обсуждать общую историю, то список взаимных претензий будет огромен.

- Бесконечность. Мы дойдем до Рюрика. 

- В то же время такого количества польских памятников за рубежом, польских мемориалов за рубежом, как в России, возможно, такого количества российских памятников-мемориалов, как в Польше, еще нужно в мире поискать. На фоне всего этого мы  с поляками можем начать наши отношения с чистого листа и вынести спорные вопросы за скобки? Пусть ими занимаются профессиональные историки. А нам нужно  по-человечески нормально дружить.

- Собственно, это я и предлагаю. То, что произошло раньше, мы не изменим. Это необходимо изучать, уточнять, но надо перевернуть страницу и думать о сегодняшнем дне! Главное — строить совместное будущее. Поэтому мы готовы инвестировать в Катынь и Медное. Я сказал польским коллегам: под Бородино воевало много поляков с обеих сторон. Они храбро сражались.

— За обе короны.

- Да. Давайте поставим памятник в Бородино польским солдатам, как уже стоит там памятник храбрым французам. И мы начинаем каждый год отмечать годовщину Бородинской битвы  с возложения цветов к памятнику французам. Это благородно, это правильно. Давайте, сделаем и с вами так. Не надо кичиться победами друг над другом, давайте думать о будущем.

Сегодня

Киски в играх: топ-10

Киски в играх: топ-10

16 часов назад