Ложь "для красного словца" довела польского продюсера до нервного срыва

Министерство культуры России предложило работу уволенному с польского ТВ продюсеру Мареку Чункевичу, который извинился за поведение своей коллеги во время интервью с Владимиром Мединским. Телеведущая во время интервью с российским министром выдумала историю про своего деда, жесточайшим образом убиенного генералом Черняховским. Как призналась позже — соврала для пущего эффекта.

"Власти телевидения поблагодарили меня за интервью, ни о каких извинениях я не слышала. Обожаю русскую пропаганду", — вот реакция звезды польского прайм-тайма Марии Пшеломец на критику после нашумевшего интервью с Владимиром Мединским. Запись в Twitter появилась через несколько часов после того, как её коллега — продюсер TVP Марек Чункевич направил в посольство России в Польше письмо с извинениями, которые попросил передать российскому министру культуры. Марек, который проработал с Пшеломец не один год, а на канале TVP вообще все 20, писал как соавтор, который тоже трудился над этим выпуском программы "Восток", и чей труд был использован не для благого дела.

"Мы подготовились максимально хорошо и добросовестно. К сожалению, есть человеческие слабости, на которые мы не можем влиять. Не так должно было выглядеть исправление двусторонних отношений", — заявил Чункевич.

После этих слов с телеканала, которому Чункевич отдал всю профессиональную жизнь, его уволили. А через несколько часов на мобильный посыпались угрозы — началась травля. В итоге Марек оказался в больнице с нервным срывом, телефон отключён.

Он заблуждался в главном — не человеческая слабость и эмоциональный порыв заставили Марию Пшеломец строить беседу скандальным образом. Ее тон, и поведение, и враньё "для красного словца" — средство для достижения вполне определённых целей. Апофеоз — обвинение легендарного советского генерала в убийстве офицера Армии Крайовой, деда журналистки. И демонстративный уход из студии раньше гостя. Но самое циничное заявление прозвучало уже за рамками эфира.

Вот, что рассказывает Владимир Мединский: "Совершенно очевидно, что генерал Черняховский никогда не подписывал и не утверждал никаких приказов о расстреле никаких польских офицеров и генералов. Когда передача закончилась, я подошел и сказал: "Дайте мне приказ о расстреле вашего дедушки, я приеду на могилу, поклонюсь". На что с улыбкой она сказала: "Вы знаете, мой дедушка умер спустя много лет и в Сибири. Это я так сказала, для образности". Вот так – для образности – формируется представление о России и русских в Польше".

Благодарность за интервью Пшеломец от своих боссов получила – за то, что сделала, что смогла. Выполнила политический заказ. Но, нарушив законы профессии, с задачей своей не справилась. По итогам эфира — волна гневных комментариев в соцсетях. А по итогам интерактивного голосования 80 процентов телезрителей — за российского министра.

"Он переломил симпатии зрителей на свою сторону. Журналистка вела себя, явно нарушая грань, потому что планировалось образцово-показательное избиение, но он не допустил", — говорит Кирилл Коктыш, политолог, доцент кафедры политической теории МГИМО.

"Я всегда в таких ситуации предлагаю людям посмотреть это якобы авторитарное, несвободное российское телевидение, по которому даже по вопросам сложных российско-украинских отношений выступают представители другой стороны спора, и никто не мешает им высказываться. Были обещаны глубокие изменения в польских СМИ, а на самом деле мы видим, что совершенно неподготовленная и некомпетентная журналистка проводит интервью с членом правительства России, огромной страны, с которой граничит Польша. Это полный абсурд", — считает Томаш Янковский, представитель партии "Смена".

Претензий к телеканалу после извинений Чункевича у Владимира Мединского нет. Более того, уже бывшему продюсеру TVP предложили работу в нашем Минкульте – на должности эксперта российско-польского Центра диалога и согласия.

Сегодня