Тема:

Дело Лизы в Берлине 6 месяцев назад

Мать девочки Лизы дала первое интервью

Наиболее болезненно нашествие беженцев переживает сейчас Германия, и там эта тема уже фактически под цензурой, Но, замалчивая свои проблемы, Берлин активно решает чужие. Ангела Меркель 1 февраля принимала президента Украины Порошенко. И уже объявила, что санкции в отношении России необходимо продолжать, потому что минские соглашения не выполнены. И не важно, что не выполнил их именно Порошенко.

Президент Порошенко ездит в Берлин к Ангеле Меркель как на работу, по крайней мере, чаще, чем куда бы то ни было за границу. Это случается всякий раз, когда Киев придумывает очередную хитрость, чтобы не выполнять минские соглашения, или чтобы чего-нибудь выпросить под их исполнение. Меркель ведь, естественно, начинает беспокоиться, Порошенко – успокаивать: тут-то и возникает подходящий момент выбивать из нее деньги, безвизовый режим, торговые льготы и другие радости евроинтеграции.

Вот и очередная их встреча последовала сразу после того, как Верховная рада застопорила конституционную реформу, связанную в том числе и с прописанным в Минске особым статусом Донбасса.

"У нас меньше вооруженных столкновений, но политическая часть минского соглашения еще не соблюдается, конституционная реформа должна быть проведена, переговоры по выборам", — указывает Порошенко канцлер Ангела Меркель.

Справедливости ради, может, сам Порошенко и готов был бы подписать проговоренные в нормандском формате поправки в конституцию, да сделать этого не может.

"Сегодня в Верховной раде нет 300 голосов "за" децентрализацию. Поэтому на Украине и принята такая тактика, если не за затягивание, то, по крайней мере, на оттягивание момента голосования", — отмечает политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Порошенко не может выполнить обещания, но ведь и Меркель тоже. Вряд ли ее поймут избиратели, если, например, она станет убеждать Европу, вводящую из-за беженцев мораторий на Шенген, отменить визы для граждан Украины. У немецкого канцлера нет почти ничего, чем Порошенко мог бы купить радикалов, засевших в Раде. От того-то немецко-украинские саммиты в последнее время такие странные — ответы прежде вопросов: сначала брифинг для прессы, а потом переговоры, что может означать только две вещи — либо полную бессодержательность таких контактов, либо, что скорее, отсутствие итогов, о которых можно было бы говорить публично. У немецкой прессы это не вызывает возражений. О нынешнем характере взаимодействия власти и федеральных СМИ в интервью радиостанции Deutschlandfunk хорошо сказал бывший сотрудник одного из двух главных телеканалов Германии ZDF Вольфганг Херлес.

"Друзья, мы должны сообщать о происходящем так, чтобы было ясно, что это идет на благо Европе и общественному порядку. И не надо добавлять лишнего, чтобы не огорчать фрау Меркель. После объединения страны мы не должны были говорить ничего негативного о присоединившихся к нам землях. Сегодня мы не можем говорить ничего негативного о беженцах. Это правительственная журналистика и приводит все это к тому, что люди теряют веру в СМИ", — поясняет экс-главред телеканала ZDF Вольфганг Херлес.

За примером не надо ходить в архивы. Накануне издание Spiegel-online.de стало первым и пока единственным, кому удалось напрямую пообщаться с матерью 13-летней Лизы, которая исчезла 11 января, нашлась на следующий день и заявила, что ее похитили, отвезли на квартиру и 30 часов насиловали трое мужчин-иностранцев.

"Она плакала, у нее были высохшие губы, здесь у нее была гематома (показывает на переносицу), а здесь, с внутренней стороны, была кровь (показывает на рот). Я коротко спросила о том, что произошло, она мне коротко рассказала, — говорит мать Лизы Светлана. — Это была однокомнатная квартира, помещение выглядело нежилым, из мебели была только кровать и диван. На полу стояли бутылки спиртного, еще зеркало, завешанное белой тканью. Я не помню все подробности ее рассказа. Затем они приказали ей раздеться. Лиза разделась, потом каждый из мужчин по очереди сделал с ней это".

Мама верит своему ребенку и своим глазам, но следствие утверждает, что девочку не насиловали, а все время своего отсутствия она провела дома у знакомого молодого человека 19 лет.

- Как вы относитесь к тому, что дело расследовано? — атаковали коллеги из Der Spiegel тех, кто в репортажах берлинского бюро "Вестей" всегда за кадром — Андрея Путру и Александра Коростелева.

Ответ, что дело не расследовано, о чем нам заявил прокурор, Der Spiegel почему-то интерпретировал, как подготовку к очередному витку пропагандистской войны, на которую можно в принципе списать все, что расстраивает фрау Меркель. А расстраивает ее многое: миграционный кризис здесь легко суммируется с украинским. Все больше немцев считают ошибочной политику в отношении беженцев, и то же самое происходит, например, в отношении антироссийских санкций.

Порошенко прилетел еще и для того, чтобы санкции, не дай Бог, не отменили. Его это так пугает, что в одном предложении — целых четыре раза про агрессию.

"Санкции были наложены на Россию, как ответ на агрессию против Украины. Так как агрессия продолжается, снятие санкций будет только подстрекать агрессора на дальнейшие агрессивные шаги", — заявляет в Берлине украинский президент Петр Порошенко.

Но это уже мало кого впечатляет, в том числе и ближайших союзников Меркель. Премьер-министр Баварии собирается с визитом в Москву. Он не стесняется подчеркнуть цель поездки.

"У Баварии исторически сложились очень хорошие отношения с Россией, с Москвой. В особенности с Москвой нас связывает тесной экономическое партнерство: Мы не занимаемся параллельной внешней политикой Германии. В наших интересах полнейшее выполнение минских соглашений, причем как с российской, так и с украинской стороны. В результате мы сможем достичь такого момента, когда санкции можно будет пошагово или даже полностью отменить. Ответственные лица в федеральном правительстве тоже не хотят сохранять санкции надолго", — пояснил премьер-министр Баварии Хорст Зеехофер.

Ответственные лица также понимают, что многие ожидания Украины, которые воспламенили в ней обещания европейских политиков во время Майдана, были сделаны сгоряча, и что единственный итог евроассоциации для украинской экономики — это судьба КБ имени Антонова.

"Что касается европейской интеграции Украины — стране это ничего не принесет, она экономически неконкурентоспособна. Вся промышленность Украины развалится, роль страны сведется к поставкам продуктов и сланцевого газа. У всей тяжелой промышленности, и без того разбитой войной, в Европе нет никаких перспектив", — категорична депутат Бундестага от Левой партии Сара Вагенкнехт.

Для президента Порошенко самой лучшей перспективой было бы уехать домой, заручившись обещанием Меркель ссудить Украине некоторое количество денег из кассы Евросоюза, и попытаться сколотить конституционное большинство. Получится — хорошо, а нет — у Германии и Франции будет повод напрямую обвинить Киев в срыве минских соглашений и поставить вопрос об отмене санкций.

Сегодня