"Биоразнообразие" в космосе

В преддверии Дня российской науки 8 февраля российские космонавты Юрий Маленченко и Сергей Волков вышли в открытый космос. Первая в этом году работа за бортом МКС была в большей мере ориентирована на научные эксперименты. "Тест", "Реставрация", "Биоразнообразие" — названия экспериментов, результаты которых с нетерпением ждут на Земле.

Стыковочный отсек "Пирс". Именно из него в открытый космос вышли российские космонавты Юрий Маленченко и Сергей Волков. Это был первый выход в этом году и 42-й – из российского сегмента МКС.

"Выход прошел планово, нормально, замечательно. Представьте себе, у Юрия Маленченко был уже шестой выход за спиной, а у Сергея Волкова — это четвертый выход за спиной. Поэтому, хотя любой выход – это сложная работа, но ребята работали очень спокойно", — подчеркивает летчик-космонавт, Герой России Федор Юрчихин.

Опытный российский экипаж провел за бортом станции почти пять часов и выполнил все поставленные задачи на 40 минут быстрее. Однако, чтобы ВКД, или внекорабельная деятельность, прошла штатно, необходимо готовиться несколько суток – проверить все системы скафандров, подогнать их по размеру, изучить циклограмму.

Сергей Волков показывает, как готовятся к выходу скафандры "Орлан-МК".

Юрий Маленченко и Сергей Волков выполнили эксперимент "Реставрация". Он проводился впервые. Космонавты опробовали за бортом МКС новейшую технологию склеивания пленочных материалов. Это специальная клейкая лента для быстрого восстановления герметичности станции.

"Станция стареет, корпус от времени не молодеет, есть динамическое напряжение. Если появляется трещинка, ее надо починить. Если невозможно изнутри, то нужно снаружи. Сейчас нужно посмотреть на материал в действии", — рассказывает летчик-космонавт, Герой России Федор Юрчихин.

Однако в этот раз главная задача была наука. С обшивки станции космонавты сняли специальные контейнеры с биологическими образцами – от спор плесневых грибов до многоклеточных организмов.

"Там находятся плесневая форма грибов, бактерии, семена растений, ракообразные. То есть, это различные биообъекты различной организации. Они эксплуатировались на внешней стороне станции с июля 2014 года. Эксперимент называется Expose. И российская часть этого эксперимента называется "Биоразнообразие", — говорит Ведущий научный сотрудник лаборатории микробиологии Института медико-биологических проблем (ИМБП) Светлана Поддубко.

Весной 2016 года контейнеры вернутся на Землю. И к изучению образцов приступят специалисты Института медико-биологических проблем. Возможно, нас ждет очередное открытие. После проведения серии эксперимента Expose биологи узнали, что и насекомые могут выжить в агрессивной космической среде.

"У нас еще был замечательный комар, который выжил. Он способен впадать в криптобиоз. Таким образом, он становится устойчив и к воздействию ультрафиолета, и к воздействию вакуума. При этом он сохраняет свою биологическую функцию, он может развиваться. И причем — это многоклеточный объект. Это говорит о том, что многоклеточные объекты приспосабливаются, чтобы выжить", — говорит об этом открытии Светлана Поддубко.

МКС сама по себе – большой научный эксперимент. А космическая биология – одно из главных направлений исследований. Важно понять, что происходит с материалами и живыми организмами снаружи станции.

"Это и действительно передача жизни, и действительно радиация, и плюс влияние больших температур, потому что на свету температура может доходить до +100 градусов, а в тени до -100 градусов. Плюс — это как ведут себя материалы. Вы можете себе представить, что любой материал при таких перепадах будет страдать. И степень этих изменений нужно измерить", — подчеркивает космонавт-испытатель, Герой России Сергей Рязанский.

Космонавт Сергей Рязанский хорошо знает космическую биологию. В отряд Роскосмоса он пришел из ИМБП, где был научным сотрудником. Сейчас он готовится ко второму полету. А пока испытывает себя в зимнем лесу со своим новым экипажем.

"Тренировка по выживанию – это хорошее современное слово тимбилдинг. Это тренировка по сплочению экипажа. Мы с экипажем первое с чего начали – это как раз тренировка на выживание. Мы первый раз посмотрели друг на друга в деле, поработали. Так складываются отношения. В будущем при реальном полете мы должны понимать друг друга с полуслова", — добавляет Сергей Рязанский.

Возможно, именно этот экипаж будет встречать новую оранжерею "Лада-2", которую разработали коллеги Сергея по институту.

"Еще со станции "Мир" наши космонавты-ветераны говорили, что растения напоминают о доме, о земле. Лучше этого ничего придумать нельзя. Плюс, конечно, при дальнейших межпланетных полетах иметь оранжерею, в которой выращивать, например, цветы для психологической поддержки или свежие листья салата для еды. Это здорово: это существенно разнообразит и человеческий рацион, и микроклимат в экипаже, и жизнь на корабле. Так что буду рад, если в 2017 году у нас будет оранжерея", — надеется Сергей Рязанский.

Честь расти первым в модифицированной оранжерее "Лада" выпала сладкому перцу. Это растение лучше всего подходит для создания естественной системы жизнеобеспечения. Размеры современной станции не позволяют выращивать большое количество культур. Поэтому одна из главных задач сегодня – изучить генетические изменения.

"То есть, растения не только могут там расти, но и расти там несколько поколений, не уменьшая свою продуктивность. Качество семян было таким же, как на Земле, что говорит о том, что растения можно долго, длительно выращивать в условиях космического полета", — убеждена ведущий научный сотрудник лаборатории биологических систем жизнеобеспечения человека в экстремальных условиях ИМБП Маргарита Левинских.

Психологи утверждают, что человек успокаивается, созерцая огонь, воду и зеленые растения. Первого и второго в космическом полете нет, поэтому оранжерея – не только научное исследование.

"Даже если не будет полностью поставлено питание космонавтов, то, безусловно, им нужен уголок психологической разгрузки. Есть потребность ухаживать, проявлять домашние чувства", — говорит Маргарита Левинских.

Пожалуй, это одно из самых первых открытий ученых-психологов. В долгом полете у космонавтов обостряются все чувства. И в первую очередь, любовь и нежность к тому, что осталось на Земле.

Сегодня