Голландские журналисты обличили ложь украинских властей

Голландский еженедельник Elsevier опубликовал статью, обличающую украинские власти во лжи. Речь идет о расследовании причин авиакатастрофы малайзийского Боинга над Донбассом в июле 2014 года. Выяснилось, что голландская сторона, отвечающая за выяснение обстоятельств трагедии, на самом деле не запрашивала данных с радаров — их просто не было. Киев же все это время утверждает обратное. Есть и другие нестыковки.

"Украина запуталась в собственной лжи"- так называется статья Эрика Фрийсена в голландском еженедельнике Elsevier . Для официального Киева расследование политолога, как минимум, очень неприятная публикация, поскольку автор с холодной логикой показывает, что Украина юлит и всячески пытается обелить себя, едва речь заходит о катастрофе в июле 2014 года. Впрочем, не только Украина – позиция Нидерландов, выраженная в отчете прошлого года, у России вызывает недоумение из-за игнорирования множества доказательств, о чем "Росавиация" не устает повторять.

Также есть нестыковки, касающиеся поражения воздушного судна ракетой комплекса "Бук". Для того, чтобы подвести факты под спланированный заранее итог, в окончательном отчете представлена модификация ракеты "Бук" как симбиоз из старых и новых версий. Это сделано с целью оправдать выводы, представленные предварительно еще до начала расследования. Эти выводы необоснованы, "Росавиация" считает их ложными и убедительно это доказывает.

Во вторник бывший первый замминистра инфраструктуры Украины и голландский подданный Владимир Шульмейстер заявил, что Нидерландский совет по расследованиям и безопасности никогда не запрашивал данных с радаров. Это один из ключевых моментов, поскольку они могли бы помочь определить, где именно располагалась ракетная установка "Бук" — если она вообще существовала.

"Я в то время был членом министерской комиссии по поводу MH17. Если бы тогда Совет по расследованию запросил изображения с радаров, я бы об этом знал. Все, что они просили, мы предоставили", — рассказал Шульмейстер. Недопонимание исключено — Шульмейстер говорит по-голландски, так как учился машиностроению в Делфте и долгие годы работал в Хейлене.

В принципе, Шульмейстер сейчас волен говорить все, что пожелает – с 30 декабря 2015 года он уже не является госчиновником. По его словам, он ушел с должности замминистра из-за маленькой зарплаты – всего в 200 евро, при том, что последние 15 лет проработал в области финансов, и бедным человеком его назвать сложно. Однако украинское Министерство инфраструктуры реагирует мгновенно. Уже на следующий день ведомство заявляет, что Шульмейстер, оказывается, был неправильно понят – это с его-то уровнем владения языком! Еще позже следует объяснение, что Киев еще 23 июля 2014 года предоставил Нидерландам изображения с радаров, но Шульмейстер, дескать, был не в курсе этого, потому что на тот момент еще не входил в состав комиссии по расследованию катастрофы.

Это противоречит докладу Совета, так как в нем написано, что украинские гражданские радарные установки в июле 2014 года не работали из-за профилактических работ. Другими словами, никаких изображений с радаров не было, хотя, согласно заявлениям Совета, вопрос о радарах несколько раз обсуждался с Украиной: в конце августа 2014 года украинские эксперты были в Нидерландах, а весной 2015 года спецпосланник Совета ездил в Киев, чтобы получить изображения с радаров.

Доступность изображений с радаров представляет огромную важность для суда, поскольку они служат свидетельством точного места, откуда была выпущена ракета. В парламенте возникло впечатление, что Украина утаила изображения, потому что ей было что скрывать. Как правило, после авиакатастрофы изображения с радаров сразу сохраняются и используются для дальнейшего расследования.

История с украинскими радарами с каждым днем становится все менее правдивой. Томас Скансман, отец 18-летней Квин, которая была в самолете, считает, что сейчас утверждения Украины становятся все более невероятными: "Украина не может объяснить, почему у нее не было радаров во время войны, когда самолеты сбивали в небе. Невозможно поверить в то, что у Украины не было радаров".

Фрийсен задается логичным вопросом: кто лжет? Либо Нидерландский совет по расследованиям выдает откровенную неправду о катастрофе, либо Украина запуталась в собственной лжи и полуправде. Вопрос не праздный: за полтора года, прошедших с момента катастрофы, не названы ни виновные в ней, ни причины. Более того, вокруг гибели "Боинга" продолжают громоздить, как говорят в разведке, "зеркала и дым" — то есть дезинформацию.

Аргументы российских экспертов, которые не устраивают Запад, просто игнорируются. На западные же СМИ при декларируемой свободе слова оказывается беспрецедентное давление. Цель за этим стоит одна: вывести из-под ответственности истинных виновников гибели 300 мирных граждан в небе над Украиной.

Сегодня