Тема:

Снос самостроя 21 сутки назад

Эстетическая хирургия по-московски: снесен четвертьвековой самострой

Москва решительно и бесповоротно изменила свой облик. По решению столичных властей возле центральных станций метро снесены незаконно построенные торговые павильоны. Заявленные когда-то как легкие, временные киоски на самом деле представляли собой вполне капитальные строения, которые простояли четверть века. Они так вросли в московские тротуары, что и снести их оказалось непросто. И все же нынешняя ночь для некоторых из них стала последней. Остальные вскоре постигнет та же участь.

Тысячи рабочих и более семисот единицы спецтехники. Всю ночь город гремел и содрогался. Сотни торговых точек, прозванных "самостроем" еще 20 лет назад, исчезали с карты столицы буквально на глазах. Построенных в обход закона объектов было так много, что, несмотря на внушительный рабочий десант, разбор конструкций продолжился с наступлением дня.

В список попали 104 объекта. Всего 50 тысяч квадратных метров. Рестораны, букмекерские конторы, торговые павильоны на "Таганской", "Чистых прудах", "Динамо".

Двухэтажные павильоны с башенкой в центре столицы на Сухаревской площади закрывали перспективу на памятник XVII века — храм Живоначальной троицы, который находился под личным покровительством династии Романовых и русский патриархов.

География сноса охватила не только историческую часть, а всю Москву.

"Это просто приведение столицы в порядок. И она очень активно и планомерно приводится в порядок. И это, мне кажется, только можно приветствовать. Тем более, еще раз подчеркну, что это не просто снос чего-то одного, но вместо этого предлагается гораздо более удобное, более цивилизованное", — призывает к следованию за прогрессом народный артист России Евгений Стеблов.

"Они иногда просто портят впечатление основательно. Настроение просто падает, когда я пошел по Тверскому бульвару и увидел, что вокруг памятника Есенину стоят какие-то шалманы, трактиры, чайные. При чем здесь Сергей Александрович Есенин?" – задает риторический вопрос народный артист РСФСР Сергей Никоненко.

В 1990-е годы для поддержки малого бизнеса городские власти позволили открыть возле станций метро торговые точки. Однако при условии — капитальных построек не будет. Кадры тех лет сегодня невозможно смотреть без чувства внутреннего ужаса. Если кто-то забыл или в силу возраста не успел узнать — так жалко действительно выглядела Первопрестольная в памятные девяностые. Жутковатые, сваренные из угрюмого железа ларьки с бойницами-решетками. Самопальный алкоголь и конфеты из отсыревшей коробки, вещи и сушеная рыба на расстеленных на земле газетах. Хмурые личности, антисанитария —весь набор депрессивных черт умирающего городского пространства. Дела решались привычным способом.

- Они здесь на каких правах? – интересуется стоящими киосками корреспондент.

"Сами знаете на каких, — отвечает женщина. Не подмажешь — не подъедешь".

Исправно подмазывали и, не буксуя, ехали годами. Ситуацию стал менять мэр Москвы Сергей Собянин. К 2014 году количество "самостроя" удалось сократить с 22 до семи с половиной тысяч разноликих палаток и киосков. И речь шла не только об эстетике. Практически все эти павильоны находились вблизи метро, и были построены прямо на местах залегания городских коммуникаций, создавали угрозу для окружающих.

"Эти объекты создавались с нарушением строительным норм и правил. Они создают дополнительную нагрузку на несущие конструкции метрополитена. Во вторую очередь они создают препятствия для доступа к инженерным сетям", — отмечает первый заместитель начальника Московского метрополитена Юрий Дегтярев.

На Ленинградском проспекте снесли павильоны, стоящие прямо на газопроводе.

"В случае повреждений нет возможности быстрой локализации аварийной ситуации. А в присутствии по соседству вестибюлей метро и переходов может быть угроза, что загазованность попадет в среду", — поясняет генеральный директор ОАО "Мосгаз" Гасан Гасангаджиев.

Ужасающую картину дополнял и остальной неряшливый облик столицы: все перетяжки над улицами, бельевые веревки проводов, логотипы мировых концернов. Несколько лет назад даже огромный Храм Христа Спасителя невозможно было сфотографировать, чтобы ничто не мешало.

Еще один шрам на лице города — павильоны у метро "Кропоткинская". Сегодня им прописал эстетическую хирургию. Благодаря принудительной косметологии, по словам жителей и гостей столицы, теперь это место задышало по-новому.

"И всегда, конечно, знаете, все, что происходило, все процессы, они отражались на облике Москвы. Поскольку Москва является как бы витриной нашего Отечества, да и лицом нашего Отечества. Конечно, очень хотелось бы видеть ее красивой, благоустроенной, комфортной для жизни", — делится мечтами народный артист РСФСР Лев Лещенко.

И все это происходило в городе с великими архитектурными традициями, которые помнили многие поколения жителей и гостей города.

"Обновляется Ленинградское шоссе. Москва реконструируется целиком. Перестраиваются не только центр, но и окраины", — комментировались кадры советской хроники середины прошлого века.

Вывески в диапазоне от мобильной связи до выпечки. Одиозные ароматы от фастфуда до туалета. Чтобы узнать это место, нужно было сильно постараться: станция метро "Сокол", которую москвичи помнили еще по довоенным кадрам хроники, долгие годы была апофеозом неуправляемого рынка. Название "Сокол" ушло на второй план.

"Раньше был "Сокол". А теперь это", — говорили об этом московские старожилы.

Сквозь базарные вывески пробиться к метрополитену можно было разве что взглядом. Для пешеходов оставалась тропинка с пивными столиками и бесцеремонными машинами.

Долгие годы неповторимый облик станции метро "Сокол" — архитектурной жемчужины братьев Яковлевых — был скрыт торговыми павильонами. Теперь он открылся в своей исторической перспективе.

И все слова про "удобно перекусить" или "купить сигарет" оставались лукавством, а по большому счету, равнодушием к судьбе города. Ведь минимализм газетных киосков — единственно привнесенные элементы, что позволяют себе центры мировых столиц — от Осло до Мадрида, от Лиссабона до Таллина. Так теперь выглядит и исторический центр самой Москвы.

А ведь все эти улицы могли уже давно выглядеть так, как выглядит сейчас Покровка – с велосипедными дорожками, расширенными тротуарами, историческими фонарями и даже велостоянками.

Уродливые порождение девяностых — ларьково-палаточный бизнес — уходит в прошлое. А ведь совсем недавно эти улицы выглядели не самым лучшим образом.

"Ничто из того, что сносится, не является потерей для исторического облика города. Ни один из них не был заложен ни в проекты площадей, улиц или мест, где они возникали", — аргументирует свою позицию главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

"Конечно, сегодняшняя Москва нуждается в современном облике. И поэтому то, что сносится, пришло время снести. Потому что ты выходишь, к примеру, из одного метро или другого и вплотную носом упираешься в какую-нибудь "Шаурму" или палатку. И не видишь за этим того самого прекрасного московского облика", — говорит народный артист России, депутат Мосгордумы Евгений Герасимов.

И это естественный и позитивный процесс кварталов с огромной историей и культурой. Город возвращается к себе, к нам, возвращается к первоначальному замыслу многих поколений архитекторов, которые задумывали и развивали Москву как блистательную столицу великой архитектуры.

Сегодня