В старой части Ростова спасают дореволюционные дома

ГТРК "Дон-ТР"

Старый Ростов-на-Дону меняют. Город постепенно готовят к Чемпионату мира по футболу. Основная проблема дореволюционных построек — это возраст. Чаще всего эти дома требуют капитальных вложений. Спасти основу, чтобы не довести строение до аварийности, по мнению экспертов, сегодня главная задача.

Несколько особняков донская столица уже потеряла. Жилой дом Степана Акимова — признанный памятник истории и архитектуры. Это здание — образец дореволюционных построек. Но далеко не все, даже отреставрированные дома, передают атмосферу и сохраняют облик старого Ростова. Сегодня чаще всего при ремонте фасадов используется штукатурка в технике короеда. Это самый простой и дешевый способ. Еще один метод — покраска, например, как в этом здании на Соборном, под кирпич. И самый удачный, по мнению экспертов, вариант — чистка и пропитка фасадов.

"Для того, чтобы сохранить колорит старого Ростова, нужно идти по тому пути, который на одном из зданий уже применили. То есть почистили и пропитали кирпич, закрепили его и сохранили, и он радует глаз. Это такое высшее мастерство, когда все сделано и не видно, как сделано", — комментирует председатель ростовского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников культуры Александр Кожин. Но для сохранения здания не столь важна внешняя реставрация. Сначала нужно спасти основу, только так можно избежать разрушения и не доводить до состояния аварийности, когда сделать что-либо довольно сложно. Тем более аварийность — это заразно.

Иногда снос разрушенного жилья влияет и на соседние постройки. Например, дом на Донской, 17 разобрали в прошлом году. Сейчас соседнему зданию ничего не угрожает. После сноса дома поставили специальные деревянные подпорки. Но по прогнозам специалистов, долго эти подпорки не проживут. Дождь, снег, ветер внесут свой вклад. И через два года фундамент и укрепления начнут разрушаться.

И таких примеров в старом Ростове много. "Если это здание аварийное, его разобрали, то оно, как правило, стыкуется с другим зданием, где до ремонта еще не дошло, или только необходим ремонт фасада. Но конструктивно здание начинает трескаться, ползти", — поясняет председатель ростовского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников культуры Александр Кожин. Да и что делать с освободившимся после сноса пространством — непонятно. Если что-то построить взамен, то это создаст дополнительную опору для соседнего жилого дома. Но пока на месте бывшего аварийного здания — пустырь. Для застройщиков подобные площадки обычно неинтересны. Выгодно работать сразу над несколькими домами, а не над одним.

"Необходима городская программа, которая позволит застройщикам заходить на строительство не пятнами, как сейчас, а работать на площадке, где можно возводить сразу несколько домов — два, три, четыре, пять. Таким образом, будут уменьшены издержки в производстве, потому что строительные циклы будут идти один за другим", — рассказывает руководитель отдела аналитики компании по продаже недвижимости Андрей Попов. Решением, по словам экспертов, может стать создание карты с указанием зданий, которые находятся в зоне риска и вот-вот станут аварийными. Если отслеживать такие дома заранее, делать своевременный ремонт, то можно избежать внезапных разрушений. Ведь предупредить всегда проще, чем лечить.

Сегодня