Сели с огоньком, но без паники: пилоты-герои спасли 375 жизней

Чуть было не закончился трагедией инцидент с Boeing компании "Оренбургские авиалинии". Он совершил вынужденную посадку в аэропорту города Пунта-Кана Доминиканской республики. На борту российского авиалайнера находились 355 пассажиров и 20 членов экипажа.

На высоте шесть тысяч метров у машины отказал левый двигатель. Командир экипажа принял решение сажать самолет с одним работающим двигателем. Сейчас он скромно говорит, что экипаж много тренировался и четко следовал инструкции. Однако могло случиться всякое.

Кажется, теперь для них вся жизнь — до этого рейса и после. Уже в Москве Константин Парикожа, командир Boeing-777 рассказывает, все это было, как на тренажере.

"Было принято решение на возврат в аэропорт вылета. Поскольку была информация о наличии пожара от наземных служб, была вынуждена эвакуация пассажиров, при которой никто не пострадал", — отметил Парикожа.

Рейс Пунта-Кана — Москва. 355 пассажиров и 20 членов экипажа. Когда набрали шесть тысяч метров, послышался сильный хлопок.

"Самолет как будто провалился метров на 300-400 в воздухе. Секунд тридцать была тишина, потом на левом крыле мы увидели пламя, пошел черный дым. Люди начали вскакивать, подбегать, туда смотреть. Дети заплакали", — вспоминает один из пассажиров злополучного рейса.

Бортпроводники понимают: главное — справиться с возможной паникой в салоне.

"Не было ни у кого паники, все держали улыбку и спокойствие, четко в голове отрабатывали дальнейшие действия на случай какой-то ситуации. Так получилось, что прилетели в Москву, прошли аварийно-спасательную подготовку и в первый рейс получилась такая практика", — рассказала бортпроводница Ольга Енина.

"Естественно, волнение присутствовало. Но я была уверена, что у нас пилоты первоклассные. И в бригаде я была уверенна на сто процентов", — призналась бортпроводница Любовь Стукалова.

Вместе с основным на дальнемагистральном рейсе был и сменный экипаж.

"Все проходят подготовку, все нештатные ситуации отрабатываются на тренажере. Главное в подобных ситуациях — принять правильное решение, не наделать ошибок", — уверен Андрей Карташов, командир сменного экипажа.

Командир Константин Парикожа и второй пилот Игорь Кравцов начинают разворот в сторону Пунта-Каны. Но салон уже в дыму, и пилотам тоже нечем дышать.

Машина тяжелая, запас топлива на 12 часов полета, но садиться приходится с полными баками.

"Было принято решение не сливать топливо, поскольку была опасность возгорания во время его слива. Мы бы сами себя подожгли", — пояснил Андрей Карташов.

"Посадка сама по себе аварийная при таком весе, нельзя использовать все средства торможения. Реверс нельзя включать — один двигатель работает, другой — выключен", — рассказал заслуженный летчик-испытатель СССР, президент Федерации любителей авиации России Виктор Заболотский.

В итоге сели с огоньком.

"Шасси перегрелись, покрышки слетели, начался пожар, который потушили на земле. Это говорит о том, что вес самолета был очень большой, посадка была на одном двигателе. Эти ребята достойны самой большой похвалы. Спасти в такой ситуации самолет пассажиров и себя стоит многого", — сказал заслуженный пилот России Юрий Сытник.

Настолько искусно посадить лайнер на одном двигателе — результат непрерывных тренировок. Опоздание — почти на сутки, но это тот случай, когда вместо раздражения — слезы счастья.

В аэропорт уже съехались родственники. Счастливые пассажиры, прилетевшие из Пунта-Каны, теперь уже на земле. После 10-часового рейса и всего того, что было накануне, каждый готов повторять слова благодарности.

"Профессионалы! Мы им обязаны жизнью, мы благодарны, что экипаж сработал на пять баллов", — говорят люди.

Константин Парикожа когда-то начинал на советской технике, позднее освоил Boeing.

"Мы гордимся, что наш выпускник в Доминиканской республике посадил серьезный лайнер с одним двигателем и спас 350 жизней", — признался Сергей Краснов, ректор Ульяновского высшего авиационного училища гражданской авиации.

Второй пилот Игорь Кравцов в авиации почти четверть века. Свыше 7000 часов безаварийного налета. Дома, в Оренбурге, за него переживала жена.

Супругу второго пилота, несомненно, понимают пассажиры, которые прямо в Домодедово начинают танцевать от счастья, что все так хорошо закончилось.

Сегодня