Застой от Минфина. Реплика Александра Привалова

Министерство финансов просчитало варианты развития отечественной экономики на предстоящие пятнадцать лет – до 2030 года. Вообще-то за разработку социально-экономических прогнозов отвечает у нас Минэкономразвития, но сейчас по части пригодных для работы прогнозов наблюдается прореха. Последний уже утверждённый прогноз устарел начисто: достаточно сказать, что предполагаемая в нём цена нефти снижалась лишь краткосрочно, да и то лишь до 80 долларов за баррель. Минфин счёл, что ситуация благоприятна для опубликования прогноза, сделанного с его — минфиновской — позиции. Ну, вы знаете: сбалансированность бюджета: главная цель — свирепое сокращение бюджетных расходов и так далее и тому подобное.

Минфиновский прогноз оказался мрачным: нам сулят в лучшем случае нескончаемый застой. За шестнадцать лет — с 2014 по 2030 — экономика вырастет только на 13% – на столько же она выросла за три года 2011-2013 или росла за два года в первой половине нулевых. А реальная зарплата, например, вернётся к уровню 2014 года только через десять лет. Словом, 0,8% роста в год в течение пятнадцати лет – это очень скверная перспектива, это отставание от передовых экономик ещё на один круг и весьма скудная жизнь граждан.

Сразу скажу – не знаю, утешит ли вас это – что прогноз Минфина едва ли оправдается. Видите ли, в нашей – явно несбалансированной, страдающей от многих дефицитов – экономике как-то трудно вообразить более декады монотонного вялого роста. Перенасыщенной экономике какой-нибудь европейской страны нужны причины, чтобы от такой дряхлой динамики отклониться, экономике же России нужны очень мощные факторы, способные её в таком странном прозябании долго удерживать. Это четырёхколёсный экипаж может стоять на месте. Велосипед либо уж едет, либо, извините, падает.

Почему же, по мнению минфиновских специалистов, России не судьба расти быстрее кислого процента в год? А потому, что страна не проводит структурных реформ. Очень интересно; а каких именно? В конкретику адепты этой позиции не вдаются, но кое-что всё-таки упоминают. Чаще всего – увеличение пенсионного возраста. Эту меру трудно назвать структурной реформой, но пусть. Не будем и спрашивать, так ли однозначно благотворно её воздействие на макропоказатели. Пусть сплошь благотворно. Спросим: когда от этой меры будет эффект? Если делать всё по-человечески, то есть объявлять об увеличении возраста заранее и вводить его постепенно, то сколько-нибудь заметная экономия бюджетных расходов и начнётся-то лишь к концу прогнозируемого периода, лет через десять-пятнадцать.

Ещё какие реформы? Нам говорят: необходимы реформы судебной и правоохранительной системы. Вообще-то, тут можно бы переспросить ораторов: а что, десять лет назад, когда экономика росла на 7% в год, суды и прокуратуры были всемеро лучше нынешних? Кажется, не были же?.. Впрочем, претензий к суду и правоохранителям сегодня и вправду много; в частности, очень много претензий у отечественного бизнеса. Но едва ли кто-нибудь сможет, не впадая в явную демагогию, назвать меры, способные быстро изменить ситуацию к лучшему: улучшения в подобных делах быстрыми вообще не бывают. Движение в эту сторону нужно; в частности, необходимо защищать экономику от так называемых наездов, будь то силовых или просто административных, но едва ли можно ждать немедленной "платы" за такую работу в процентах роста ВВП.

Между тем есть, по крайней мере, одна структурная реформа, которую никак не проводят именно денежные власти, и которая быстро и резко улучшила бы динамику ВВП: нужна реформа кредитно-денежной политики и всей финансовой системы страны. Система эта у нас недопустимо слаба, ригидна и находится по арсеналу применяемых средств на уровне от силы 1970-х годов. Она не снабжает экономику деньгами, она не позволяет предприятиям развиваться и плохо превращает сбережения в инвестиции. Ещё раз вспомним первую половину нулевых: институты были (на круг) не лучше нынешних, в рейтинге Doing business мы стояли ниже нынешнего, да и нефть поначалу была почти столь же дешева, как сейчас. Но монетизация экономики росла на 10-15 процентов в год, вот и наблюдался экономический бум. А сейчас Минфин режет бюджетные расходы свирепее, чем их резали тонущей в долгах Греции, и прогнозирует нам пятнадцатилетний застой – да и то, если мы будем себя хорошо вести.

И кстати: ещё одна занятная черта в минфиновском прогнозе. Там у них инфляция снижается до 4% уже в 17-м году, а с 21-го года падает и ниже трёх. А рост ВВП так и трепыхается вокруг одного процента. Как же так?! Те же самые денежные власти нам всегда говорили, что как только инфляция сократится до 4%, тут же пойдёт бурное инвестирование и грянет экономический рост. Неужели же в Банке России нам всё время говорили неправду? Да быть такого не может…

Сегодня