Тема:

Нелегалы в Европе 1 сутки назад

"Под машину ляжем, но их не пустим": украинцы не хотят принимать беженцев

Автор: Дмитрий Киселёв

Киевская майданная власть из кожи вон лезет, дабы продемонстрировать Евросоюзу свою преданность, пусть даже в ущерб интересам собственных граждан. Миграционная служба Украины сообщила на своем сайте, что уже в ближайшее время в городе Яготин под Киевом планируется открыть пункт временного размещения для сирийских беженцев.

Жители Яготина возмущены. Их поддерживают и депутаты Киевского облсовета, ведь страна и так погрязла в нищете и многомиллиардных долгах, а тут еще некие беженцы из Сирии!

Тем временем Порошенко продолжает перед европейцами набивать себе цену. Ситуация — по Жванецкому: "мало знать себе цену, надо еще пользоваться спросом". А вот спросом-то Украина в ЕС уже явно не пользуется. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что в ближайшую четверть века Украина не вступит ни в Евросоюз, ни в НАТО.

"Украина, без сомнения, не сможет присоединиться к ЕС в ближайшие 20-25 лет, это же касается членства в НАТО", — отметил Юнкер.

Как известно, отсрочка — самая надежная форма отказа. Отсрочка в 25 лет — это уже даже не отказ, а посыл. То есть Украина остается в ассоциации с Евросоюзом и зоной свободной торговли с ним. Ничего более разрушительного для украинской экономики за всю ее самостоятельную историю еще не было. Рынки для Украины — как на Западе, так и на Востоке — рухнули, безвизового режима нет, членства в ЕС не будет. Зато сирийских беженцев пришлют. Украинцам объясняют, что это и есть перемога.

Автор: Елена Ерофеева

Директор миграционного центра для беженцев ставит ультиматум: сюжет должен быть позитивным, в лучших традициях украинской пропаганды. Так, все еще надеясь на безвизовый режим, Украина открывает ворота для сирийских беженцев. Европа настаивает. Порошенко берет под козырек. Стройка идет ударными темпами.

Последние 20 лет здесь стояли замороженные долгострои. Планировали возвести медучилище, общежитие для студентов, но денег в бюджете не было. А тут сама Европа просит. 34 миллиона гривен — и на старом фундаменте с обвалившимися ступеньками вырастают новые дома.

Уже летом центр примет 250 сирийских беженцев. Жители маленького городка Яготин против. "Смотрим телевизор, видим, что они творят в Германии, во Франции. Прячься где хочешь, твори что хочешь. Под машину ляжем, но их не пустим!" — говорят местные жители.

Перспективы для мигрантов туманны. Украина — страна бедная и выплачивать пособие — 800 евро на человека — не будет. Значит, придется работать. Но в Яготине свободных вакансий нет. На весь город только одно стабильно работающее предприятие — маслозавод. Местные сами сидят без работы.

"Все в Киев ездим. Работать тяжело. Вкладывай, Европа, деньги", — говорит один из жителей Яготина.

Новым центром для беженцев только дразнят народ. Директор проводит заочную экскурсию: 10 квадратных метров на человека, отдельная кухня, детские, молельные комнаты и конференц-зал для приема европейских делегаций.

В общежитии на соседней улице европейцев принимать негде. Здесь 10 квадратов на целую семью. В основном живут участники боевых действий на юго-востоке, герои Украины. Но это еще по-царски. Те, кто бежит от войны на Донбассе, и вовсе не устроены.

Переселенцы митингуют у стен Верховной Рады, но депутаты не слышат. О беженцах из Донбасса модно было говорить два года назад, когда Украина только начала бомбить юго-восток.

Лояльная Германия поставила в Харьков щитовые будки для беженцев. Товаровед из Луганска Елена здесь уже два года. Работает прачкой в лагере. Счастье и комфорт — это когда в комнате отдельный туалет, а в общей душевой — горячая вода. На человека не 10 европейских метров, а максимум два. И за это с каждого берут по 110 гривен в месяц.

В лагере — 200 человек. Больше не принимают — некуда. Крошечные пособия — 30 долларов в месяц — платят только первые полгода. Дальше — сами. Искать работу, жилье, устраивать быт переселенцы устремляются в заброшенные села и города.

Орбита. Раньше это был целый город. Теперь — улица в селе Витово. Четыре соединенные между собой многоэтажки, где проживали больше тысячи семей. Люди уехали — город стал мертвым. Сегодня сюда снова едут люди — от безысходности.

В 70-е годы здесь начинали строить Чигиринскую атомную электростанцию и город для энергетиков: высотки, школа, универмаг. Но после взрыва на Чернобыльской АЭС проект заморозили. Работы не было. Перспектив — тоже. Постепенно Орбита превратилась в город-призрак. Полуживыми остались лишь две пятиэтажки.

В сентябре 2014-го из разгромленной Донецкой области сюда приехали Людмила и Владимир Лемарченко. С ними — девятилетняя внучка. В одном из домов они купили двухкомнатную квартиру за тысячу долларов. Отопления нет, газом отапливать дорого, из крана течет ржавая техническая вода. Обогреватель включают, когда внучка возвращается из школы. Сами сидят в холоде — экономят. Живут в долг. Из долговой ямы уже не выбраться. Их вычеркнули из списка нуждающихся и лишили всех льгот.

"Первые дни звонили. Сейчас помощи нет. Мы стараемся сами выходить из этого положения", — признался Владимир Лимарченко.

Из зоны боевых действий сюда переехали уже три семьи. И это только начало. От государства ждать уже нечего. Украинская власть озабочена судьбой беженцев из Сирии и Афганистана. Делят бремя с Европой.

"Возникнут проблемы для украинских, а не немецких женщин. Все это легко переложить на плечи партнеров, тем более партнеров слабых, зависимых, как Украина. Думаю, здесь будет проблема, Украину ожидают масштабные социальные протесты", — отметил Руслан Бортник, директор Украинского института анализа и менеджмента политики.

Сегодня Украина привлекательна для беженцев с Ближнего Востока исключительно как передышка на пути в Европу. Здешняя жизнь их не привлекает — бедность, граничащая с нищетой. Они вряд ли захотят остаться, но другого выхода не будет, ведь границы Европы для них уже закрыты.

Уже и подруга Польша заявила, что намерена строить стену на границе с Украиной, дабы отсечь поток мигрантов. Стоимость проекта оценили в 55 миллионов долларов. Но и это значительно дешевле, чем кормить армию беженцев и решать проблемы, с ними связанные. Порошенко такую вольность не может себе позволить — он сидит на европейской игле. Перед носом маячат безвизовым режимом, но Украину в Европу пускать все равно не хотят.

Сегодня