Тема:

Нефть и газ 11 суток назад

Роснефть запускает проект по добыче газа на шельфе в Южно-Китайском море

Роснефть начинает во Вьетнаме масштабный проект по добыче газа на шельфе в Южно-Китайском море. Полученное топливо будет покрывать значительную часть потребностей страны в углеводородном сырье. На буровую установку уже доставлены специальные трубы.

Пока во всем мире говорят о крахе рынка углеводородов, Роснефть запускает во Вьетнаме еще одно месторождение. Причем на шельфе, где добыча всегда дороже, чем на суше.

Буровая "Хакурью 5" – это первая зарубежная шельфвая платформа на проекте, оператором которого впервые в истории стала российская компания. Международным экипажем управляют российские специалисты.

Платформа "Лан Тай" уже сейчас обеспечивает газом больше 10 процентов потребностей Вьетнама. После начала нового бурения в потенциале можно существенно увеличить эту долю. На шельф уже завозят трубы.

На берегу расположен завод Ном Кон Шон, которым также управляет российская компания. В итоге будет поставляться шельфовое топливо. Ежедневно через трубы прокачивается около 20 миллионов кубометров газа — примерно на 5 миллионов долларов. Занятно, но даже в нынешний период падения нефтяных котировок стоимость этого газа не уменьшается, а только растет.

Таковы особенности контракта. Раскрывая детали, глава вьетнамского подразделения Роснефти рассказывает: дело в том, что цена на добываемый здесь газ фиксированная и от сиюминутной конъюнктуры никак не зависит. "Наши цены были зафиксированы контрактом с правительством еще в 2003 году, — поясняет Марвин Годдингс, генеральный директор Rosneft Vietnam B.V. — И с тех пор индексировались только вверх. Кроме того, у нас тут самая низкая себестоимость добычи во Вьетнаме — а может, и во всем регионе. Примерно полтора доллара за 1 баррель нефтяного эквивалента. Так что падение цен нас не пугает".

Неудивительно, что в добычу тут наряду с российскими нефтяниками вкладываются и зарубежные. Представители индийского нефтегазового гиганта ONGC рассказывают: проекты с такой рентабельностью в мире сейчас можно по пальцам пересчитать. "Мы начали сотрудничество с Роснефтью уже много лет назад, на Сахалине, — говорит Тапас Кумар Мандаль, вице-президент ONGC. — И когда российская компания стала оператором этого проекта, у нас не возникло никаких сомнений в том, что он будет реализован на высшем уровне, по лучшим мировым стандартам".

Шельф соответствует и стандартам безопасности. На вертолетной площадке буровой есть надпись о том, что почти две с половиной тысячи дней прошли без происшествий. А происшествием здесь называют даже брошенный в море окурок. "За последние 2 тысячи дней, даже больше, у нас тут не было вообще никаких инцидентов, — подтверждает Кун Ти, офицер по безопасности буровой H5. — Здесь самые высокие стандарты безопасности. В том числе — безопасности для природы".

На этой платформе трудится почти полсотни специалистов. По сути, это небольшой городок в открытом море — со своей электростанцией, опреснительной установкой, спортзалом, и даже оранжереей. "Конечно, в море больше всего скучаешь по траве, по деревьям, — говорит инженер Джинь. — Поэтому мы разбили здесь этот сад, следим за ним. Это как кусочек дома посреди океана".

Уже в своей каюте инженер Джинь рассказывает, что, конечно, не по траве и деревьям, а по жене и дочери он скучает больше всего. Его смена — две недели — скоро заканчивается. Джинь звонит домой, чтобы сказать, что скоро вернется. "Ну как там малышка, бегает? Ходили с ней гулять сегодня? – спрашивает он. — Передает мне привет? Скажи, что папа ее очень любит. Вы скоро меня увидите. Представляешь, меня тут телевидение снимает".

Сегодня