Севастопольские рассказы. Часть вторая - "Бизнес в эпоху перемен"

Два года назад на Украине произошел госпереворот, который стал отправной точкой для возвращения Крыма в состав России. С конца февраля по конец марта 2014 года на полуострове происходили события, которые впоследствии вошли в историю под названием "Русская весна". Главным форпостом этого движения на Родину стал город-герой Севастополь. В прошлом году, в первую годовщину тех событий, Вести.Ru публиковали серию материалов "Крымские истории. Русская весна глазами крымчан". Теперь мы решили повторить проект, но на этот раз сфокусировать внимание на Севастополе, который как город федерального значения является отдельным субъектом РФ. Изменилось ли отношение севастопольцев к тем событиям? Чем сейчас живет город и с какими проблемами сталкиваются его жители? Обо всем этом обозреватель Вести.Ru Евгений Салтыков поговорил с жителями города-героя.

Часть первая — "Архитектор революции"

Часть вторая — "Бизнес в эпоху перемен".

Юрий Ташкалюк, 28 лет. Родился в Киеве. После окончания суворовского училища поступил на учебу в севастопольскую Военно-морскую академию им. Нахимова. После третьего курса перевелся в Академию архитектуры и строительства в Симферополе. Тогда же открыл свое первое дело – архитектурное бюро. Сейчас является совладельцем группы компаний градостроительной направленности.

- Давайте вернемся на два года назад, к событиям "Русской весны". Раз вы предприниматель, то и окружение у вас соответствующее. Как севастопольский бизнес отнесся к тем событиям?

- Это был колоссальный патриотический подъем и единение в желании воссоединиться с Российской Федерацией. Я живу в Севастополе уже 10 лет и могу сказать, что с первого дня, как я приехал в город, это желание здесь всегда присутствовало. Так что такая реакция была вполне ожидаема. Я и мое окружение поддерживали такой ход событий и продолжаем поддерживать.

- Вы наверняка понимали, что Россия — это другая страна и другое правовое поле, и придется нелегко. Когда вы начали переоформление бизнеса в российскую юрисдикцию, с какими трудностями пришлось столкнуться?

- Ну, на самом деле трудности есть до сих пор, но мы привыкли подходить к делу профессионально, поэтому не жалуемся на трудности, а ищем пути их решения. И, как правило, находим. На сегодняшний день существует дефицит нормативно-правовых актов местного уровня, которые бы регулировали такие важные моменты для предпринимателей, как перерегистрация земельных участков или объектов недвижимости находящихся в состоянии строительства и тому подобное.

- Насколько велики отличия украинского законодательства от российского?

- Отличия огромны. Особенно если взять близкую мне градостроительную деятельность, то тут вообще политика диаметрально противоположная. На Украине весь процесс строительства был завязан на декларативный характер. Застройщикам не было необходимости получать разного рода разрешения и проходить различные экспертизы. Достаточно было подать документы, декларирующие факт строительства, в которых были указаны частные ответственные организации, которые были законодательно уполномочены осуществлять надзор за стройкой. Но вы сами прекрасно понимаете, что с частными организациями всегда можно договориться. В России же функцию надзора за строительством выполняет целый ряд государственных структур, которые довольно добросовестно выполняют свои задачи.

- Получается, что украинское законодательство было либеральнее российского?

В моей отрасли — на порядок. Но тут ведь вопрос личной ответственности застройщика за безопасность людей. Когда мы строили и строим – мы отвечаем за каждый штрих в чертеже и каждый кирпич в кладке, но рынок-то разный и застройщики на нем тоже. Конечно, некоторая зарегулированность отрасли чувствуется, но в строительстве есть поговорка "лучше перебдеть чем недобдеть", так что, наверное, это оправдано. Однако тут есть что оптимизировать, поэтому наша группа компаний совместно с профсоюзом архитекторов Севастополя подготовили свои предложения, чтобы найти середину между необходимым уровнем надзора и большей свободой для застройщиков и отдали их властям. Посмотрим, что дальше будет.

- Получается, что, несмотря на зарегулированность российского градостроительного законодательства, работать, тем не менее, можно?

- Ну конечно! Кто хочет – тот берет и работает. Просто нужно более ответственно подходить к формированию строительного документооборота, чего на Украине в принципе не было. Ведь если говорить о конечно потребителе, покупателе квартиры или посетителе какого-то социального или торгового объекта – он от этого только выигрывает.

- Севастополь и Крым — два разных субъекта Российской Федерации. Есть разница вести бизнес в Крыму или вести его в Севастополе?

- В Крыму пошли по более простому пути. Там сохранили декларативный характер строек и до сих пор строительство ведется именно так. Потихоньку что-то там добавляют, но в целом пока крымские предприниматели не ощутили на себе, как это принято говорить, суровость российских законов. В Севастополе же как такового переходного периода не было, мы сходу начали погружаться в российское правовое поле. Думаю, это хорошо, мы уже довольно хорошо в нем ориентируемся, в отличие от крымских коллег.

- Крым все-таки направление для девелопмента небезынтересное. Не ожидаете наплыва конкурентов с материка и готовы ли к такой конкуренции?

- К конкуренции мы готовы на сто процентов. У нас есть преимущество — мы очень хорошо знаем регион. Среди недостатков назвал бы отсутствие нормального кредитного финансирования и выстроенных механизмов продажи недвижимости через специализированные биржи. Но, если откровенно, никто сюда особо не спешит. Мы общаемся с крупными застройщиками с материковой России, предлагаем сотрудничество по интересным проектам, но все пока к нам не торопятся.

- Боятся санкций?

- Возможно. Ну и то, о чем говорили выше – отсутствие нормативной базы, читай, понятных правил игры, тоже сказывается.

- Ну а вы сами в будущее как смотрите, с позитивом?

- Конечно! У нас запланированы очень серьезные проекты не только на среднесрочную, но и на долгосрочную перспективу – на 25 лет. Мы два года назад свой выбор сделали осознанно и хотим свое будущее строить в России.

Сегодня