Правый уклон: Германия предпочла Меркель "Альтернативу"

Правый уклон: Германия предпочла Меркель "Альтернативу"

Ангела Меркель получила серьезный удар от мигрантов. Христианско-Демократический союз проиграл местные выборы в двух федеральных землях из трех. Причем, самое тяжелое поражение — в Баден-Вюртенберге, который считается "домом" ХДС.

"Это был тяжелый день для христианских демократов", — сказала Ангела Меркель про воскресные выборы в трех федеральных землях. В отличие от социал-демократов, которые с треском провалились в Баден-Вюртемберге и Саксонии-Анхальт, но, по крайней мере сохранили шаткий контроль над Райнланд-Пфальц, ее партии вообще нечем утешиться. Как и ожидалось, миграционный кризис сделал свое дело.

"Тот факт, что в глазах людей решение вопроса найдено не было, серьезно сказался на исходе выборов", — признает фрау канцлер.

ХДС, СДПГ, Зеленые и Левые — к этой политической телеге, которая под управлением Меркель послушно ехала прямо, немцы приделали такое пятое колесо, что ее теперь постоянно будет тянуть вправо. Даже первый результат партии канцлера в Саксонии-Анхальт (чуть больше 31%) целиком обнуляется тем, что "Альтернатива для Германии" стала там второй.

"Катастрофическая политика канцлера Меркель открыла людям глаза. Это единственная причина, которая объясняет, почему мы вошли в парламенты всех трех земель с двухзначными показателями", — говорит сопредседатель партии "Альтернатива для Германии" Фрауке Петри.

Евроскептики набрали 24% на востоке, 15% и 12,5% на Западе. Эти проценты можно смело вычеркнуть из политического торга, связанного формированием земельных правительств. AfD это такая оппозиция, с которой никто не будет договариваться. И если в двух западных землях проблема с грехом пополам решается — в Рейнланд-Пфальц христианские (их цвет черный) и социал-демократы (красные) набирают вместе больше 50%, а в Баден-Вюртмеберге зеленые могут взять в партнеры партию Меркель, то что делать в Саксонии-Анхальт — не понятно. Чтобы сформировать правительство христианским консерваторам придется сотрудничать даже с коммунистами из партии Левых. AfD творит с немецкой политикой фантастические вещи.

"Этот вечер выборов можно назвать переломным моментом. Демократические основы нашей страны не усилились, а лишь еще больше ослабели. Я думаю, мы все должны отнестись к этому предельно серьезно", — считает вице-канцлер, председатель Социал-демократической партии Германии Зигмар Габриэль.

Между тем, даже теперь, когда привычная картина мира политики рухнула, многие не считают (или делают вид, что не считают) AfD чем-то, что всерьез и надолго. Мол, видели мы прежде разных пиратов, и где они теперь. У AfD нет опыта управления, нет программы, кроме евронигилизма, у нее нет даже единого лидера, — замечают аналитики. Ее лидер, — пишет Zuddeutsche Zeitung — это знакомый всем беженец. Канцлер сегодня привязала этот образ к известным обстоятельства времени и места.

"Необходимо дать ответы на вопросы, скажется ли кризис с беженцами на уровне преступности и на безопасности внутри страны. Сегодня мы все сошлись на том, что новогодние события в Кельне повлекли за собой серьёзную обеспокоенность в обществе", — говорит Ангела Меркель.

"То, как выглядит параллельное общество, мы, к сожалению, увидели в ночь на 1 января в Кельне. Эти события в конечном итоге очень сильно впечатлили избирателей", — говорит премьер-министр Саксонии-Анхальт Райнер Хазелофф.

Не случись новогодней ночью в Кельне то, что случилось, результат AfD мог бы быть иным. Но только потому, что правым пришлось бы дольше консолидировать и мотивировать свой электорат — в общей сложности за них проголосовало 20% от тех, кто пришел на выборы. А явка была уникальной — две трети избирателей. Однако еще задолго до беженцев AfD успела заявить о себе на фоне экономического кризиса и кризиса евро, чтобы позже подняться на волне разочарования миллионов, в первую очередь, восточных немцев не только в текущем курсе Меркель, а и глубже — в результатах объединения Германии. Так что правый популизм (это определение либеральных СМИ) уже вряд ли пройдет сам по себе, как насморк, правые популисты еще, возможно, успеют простудиться на чьих-то политических похоронах: 27, 30, 31 — это совсем не тот процент, который сейчас устраивает партию власти, и будет все меньше устраивать ее по мере приближения федеральных выборов.

SU Говорят, что накануне в трех землях была их репетиция, мол, из марта 16-го немцы заглянули в сентябрь 2017. Может быть и так, хотя корректнее было бы сказать, что в прошедшее воскресенье в Германии оформилась совершенно новая для страны политическая реальность, основным свойством которой как раз и нужно считать ее полную непредсказуемость.

Сегодня