Тема:

Валютные колебания 27 суток назад

Прогноз от Улюкаева: нефть - по 50, доллар - по 60

Президент Владимир Путин собрал на совещание экономический блок правительства. О чем там шла речь, в интервью "Вестям в субботу" рассказал один из его участников - министр экономического развития РФ Алексей Улюкаева. 

- Алексей Валентинович, я заглянул в ваш компьютер, и меня удивило, что на мониторе нет бегущих нефтяных и газовых котировок. Вы считаете, что уже можно не следить за нефтью?

- Нет, я — человек старорежимный, не очень умею всем этим пользоваться. 

- Я это отметил, увидев кнопочный мобильный.

- Да. 

- Вы считаете, что сейчас параноидально за нефтью уже можно не следить? 

- Я уже высказывался на эту тему. Мы пережили два нефтяных шока — во второй половине 2014 года и второй половине 2015-го, когда снижение нефтяных цен было примерно одинаково. Примерно на 60% в том и другом случае. В первом случае был глубокий спад почти по всем направлениям. Девальвация больше, чем в два раза, рост инфляции в два с половиной раза, снижение ВВП почти на 3%, драматический рост ключевой ставки Банка России, что сделало почти запретительными кредиты для конечных заемщиков. Во втором случае при примерно таком же спаде нефтяных цен — девальвация большая, в два раза меньше, чем в первом. Инфляционного роста не было вообще - было сокращение инфляции. Реальная экономика ответила индифферентно. Нулевой рост, нулевой спад. Это говорит о том, что российская экономика принципиально адаптировалась к новой ситуации с ценами сырьевых рынков, к санкциям и так далее. Пока это — хрупкое, неустойчивое равновесие. Но рано или поздно оно наступит. В нашем случае, думаю, оно наступит во втором полугодии этого года.

- Совещание у президента — это был разговор или спор?

- Спор славян между собой.  В прошлом году экономика заработала на 53% больше денег, чем в позапрошлом. Деньги есть. Растут депозиты компаний и населения в банках. Почему они не приходят в инвестиции? При этом спад инвестиций — на 8,5%.

- Скоро соберется совет директоров Центробанка, который будет решать судьбу процентной ставки. Посмотрим, что там произойдет. Известно, что вы являетесь сторонником того, чтобы  уже снижать процентную ставку. То есть проблема снята, по вашему мнению? Рубль уже стабилен?

-  Я считаю, что проблема в основном снята. Начиная с января 2013 года, за последние 39 месяцев только один раз процентная ставка была настолько выше уровня инфляции, как сейчас. Это было в декабре 2014 года.

- Когда была критическая ситуация?

- Когда она в одночасье тоже поднялась на 550 базисных пунктов для того, чтобы сбить панику. Это отрезвляющий холодный душ для участников рынка. С тех пор процентная ставка была либо ниже инфляции, либо чуть выше, но никогда не была с таким большим разрывом, как сегодня. Поэтому я глубоко убежден, что свои функции обеспечения финансовой стабильности экстремально высокая ставка успешно исполнила. И сейчас нужно думать о соотношении между рисками по инфляции и по экономическому росту. 

- Вы предсказывали, что выходом из непростой ситуации будет рост потребления. Однако пока этого не наблюдается. Народ начал откладывать сбережения. Вы полагаете, что снижение процентной ставки может подстегнуть потребление?

- В середине прошлого года люди действительно стали больше сберегать, меньше тратить, будучи обеспокоенными за свое будущее. Конечно, само по себе снижение ключевой ставки принципиально ситуацию не изменит. Но  инфляция становится ниже, кредиты  - доступнее, значит, можно вкладываться в новые проекты. Все это в целом означает рост потребительских возможностей населения, чтобы снова вернуться к более активной потребительской позиции. Она обязательно придет, но мы пока не знаем, когда.

- "Независимая" газета, которую не назовешь проправительственной, написала: "Алексей Улюкаев подкормил депутатов позитивом".  "Российская газета" - печатный орган правительства, между прочим, отмечает: "Далеко не все народные избранники поверили Улюкаеву. Текущую ситуацию он назвал неустойчивым равновесием." Вы говорили, что в июне мы прошли дно кризиса.  По вашим ощущениям, что нас ждет в перспективе в плане цен на нефть, курса рубля, инфляции, процентной ставки? 

- Я считаю, что нефтяные рынки к концу этого года найдут новый баланс. Следовательно, мы войдем в разумный коридор.

-  В абсолютных цифрах это сколько?

- Где-то в районе 45-50, может быть, 55 долларов за баррель. В этом коридоре нефть, с моей точки зрения, будет находиться в течение долгого промежутка времени. Поэтому я всегда говорил, что главное состоит не в том, что она упадет до 15-20 долларов (это легко переживается, потому что это очень на короткий срок), а в том, что она очень долго будет не выше 50-55 долларов.

- Пока от греха подальше бюджет лучше планировать из 45, 50 долларов за баррель?

- У нас он спланирован из расчета 50 долларов. Возможно, нужно более консервативно этот год подойти и оперировать цифрами где-то вокруг 40 долларов. Наверное, такие предложения мы и будем делать. И это - совершенно новый баланс. Это означает, что гораздо больше валюты будет оставаться. Значит, она будет продаваться на рубли. Значит, рубль, скорее всего, будет крепче, чем мы это предполагали раньше. Из этого разные выводы для экспортеров, для импортеров.

- А для народа? Каким примерно будет курс?

- Мне кажется, что база — это 60 плюс. По-моему, сегодня мы уже попали в эту зону. Может быть, еще на короткое время. И пока снова выскочили в зону 70 плюс. Потом снова вернемся обратно. 

- Скоро вам исполнится 60 лет.  Будете пенсию оформлять?

- Не знаю. Мама говорит, что надо. А мне как-то боязно.

- 60 лет исполнилось бы и Егору Гайдару. Кем он был для вас?

- Егор - мой близкий друг. А еще он — великий гражданин, человек, который никогда личное не ставил выше общественного. В глазах людей он не кажется таковым, как ни странно. Есть мифы. Есть реальная жизнь. Я близко знал Егора. Я знаю, как он переживал, как он близко все принимал к сердцу, поэтому сгорел так быстро. 

- Во времена Гайдара в нашу жизнь вошло понятие "приватизация". И сейчас вне зависимости того, за Гайдара люди или против него, приватизация выглядит как источник дополнительных средств, которые нужны стране. Вы полагаете, приватизации быть?

- Я полагаю, что быть. Считаю, что доля государства преувеличена, что эффективность нашей экономики от этого страдает.  Наверное, лучше было бы приватизационные сделки проводить на более высоком рынке 5 лет назад. Но это всегда бывает для приватизации в плохое время, когда рынок высокий, такая корова нужна самому.

- Да, жалко расставаться.

- Жалко. А когда рынок низкий, тоже жалко расставаться, потому что вдруг он стал стоить в 4 раза дешевле, чем стоил. Тем не менее надо принимать решения, тем более когда настолько остро, как сейчас, востребована  бюджетная ситуация.

- Невольным подарком для вас стала информация из Китая, где у власти стоит Коммунистическая партия, где величина госсектора за этот год сократилась до несчастных 23%.

- Я думаю, что во многом китайские коммунисты на самом деле больше монетаристы, либералы и рыночники, чем многие из тех, кто себя таковыми считает. Это очень серьезный интересный и весомый опыт. И его надо  изучать, относиться к нему серьезно.

Сегодня