Тема:

Нелегалы в Европе 4 суток назад

Меркель обвинили в обхаживании деспота Эрдогана

В Германии главная закоперщица новых отношений с Турцией — канцлер Ангела Меркель — теряет популярность.

Бельгийский премьер Шарль Мишель экстренно покидает саммит ЕС-Турция. У него нашлись дела поважнее — идут срочные сообщения о том, что в ходе очередного полицейского рейда задержаны трое, среди них — Салах Абдеслам, человек, которого считают организатором парижских терактов 13 декабря. Его нашли там, где искали с самого начала, где, кажется, все перевернули вверх дном, в эмигрантском пригороде Брюсселя Моленбекк. Но ведь нашли, и это — безоговорочный успех, в отличие от итогов саммита, с которым, в общем, все было заранее ясно.

Меркель с Эрдоганом договорились так, что процессом реализации этих договоренностей, по идее, можно было бы наслаждаться бесконечно. Другое дело, что только Турция как посредник между беженцами и Европой может позволить себе такую роскошь. За чужой счет. В этом смысле премьер Давутоглу был прав, назвав встречу исторической.

"Мы обсудили наши позиции, проблемные вопросы и совместные перспективы. Мы пришли к выводу, что у Турции и Евросоюза — одна судьба, одни и те же вызовы и общее будущее", — заявил Давутоглу.

Будущее, о котором можно говорить определенно, выглядит так: 3 миллиарда евро Эрдоган получает сейчас и еще как минимум три до конца 2018 года. Греция возвращает Турции тех нелегалов, которых удастся поймать. Все остальное прогнозированию не подается, в первую очередь то, кто примет тех беженцев, которых в Европу будет отправлять Турция? Они ведь теперь все, как того хочет Меркель, станут легальными, их только на турецкой земле, где большинство не хочет задерживаться, — под три миллиона человек. Великобритания — на особом положении, Франция установила себе норму — 30 тысяч, Восточная Европа, что подтвердила Вышеградская четверка, вообще против обязательных квот.

Так и получается, что единственным союзником канцлера, все ищущей европейский подход, оказывается абсолютно чужой ей по мировоззрению президент Турции.

"Тот факт, что Турция на протяжении нескольких лет размещает на своей территории больше 2 миллионов человек, если точнее, то 2,7 миллиона, делает Анкаре честь. В то же время мы видим недостойное поведение ЕС, в состав которого входит 28 стран с общим населением в 500 миллионов человек, государства которого продолжают сопротивляться распределению нагрузки", — заявила Ангела Меркель.

"В то время как Турция содержит три миллиона, те, кто не способен найти место для горстки беженцев, кто держит этих невинных в центре Европы в позорных условиях, должны сначала посмотреть на самих себя", — считает Реджеп Эрдоган.

Эрдоган и Меркель спиной к спине отбиваются от внешних и внутренних критиков. Но в отличие от президента Турции, который сносит у себя целые курдские города, канцлер Германии не будет бомбить своих политических противников. Ей остается только самой себе передать привет из 1990-го — года объединения Германии.

"Мне кажется, речь идет о внутреннем состоянии человека, которое нельзя изменить простым указом или четкой инвестиционной программой. Необходимо очень тщательно продумывать политику, не упускать из виду долгосрочную перспективу. То, что мы сегодня делаем, через 2-3 года скажется на числе правых экстремистов, которое может увеличиться в три раза, а может сократиться", — сказала Меркель в 1990 году.

В Саксонии-Анхальт партия Меркель и партнеры по коалиции социал-демократы (эти партии как самые влиятельные в Германии называют "народными") на двоих набрали около 40%. В то же время у правой оппозиции, "Альтернативы для Германии", и коммунистов из Партии левых — 44%. Меркель проиграла даже на западе страны в Баден-Вюртемберге и Рейнланд-Пфальц. Радикалов становится больше, удары получаются жестче.

"Вы считаете, что вы нашли решение проблемы, объединив усилия с деспотом Эрдоганом, который диктует Европе свои условия? Вы обхаживаете человека, который превратил Турцию в участника сирийского конфликта. Благодаря его многолетним усилиям Турция стала страной-транзитером терроризма. Вы заискиваете перед политиком, который арестовывает журналистов и отменяет свободу слова. Вы стремитесь угодить человеку, который ведет войну с собственным народом, с курдами, конфликт уносит жизни сотен людей", — заявил Дитмар Барш, руководитель фракции левых в Бундестаге, обращаясь к Меркель.

После такой девальвации формальная несовместимость европейских ценностей с тем, что ценно для нынешнего турецкого режима, тем не менее, делает бессмысленным разговор о вступлении Турции в Евросоюз и сомнительной либерализацию визового режима, хотя это еще два обещания, данные Эрдогану. И вот тут, как и в случае с квотами, открывается захватывающая перспектива для затяжных переговоров и с Анкарой, и внутри Евросоюза.

"Позиция Франции — в том, что ведение переговоров не означает членство. Существуют 35 глав переговорного процесса, и я могу сказать, что сейчас мы только в середине процесса, который займет многие годы", — подчеркнул президент Франции Франсуа Олланд.

"Я не могу вам точно сказать, что каждый согласен с необходимостью выполнения всех требований. Мы знаем, что их 72, некоторые уже реализованы, и в соответствии с последним промежуточным докладом остались открытыми около 50 или 60 пунктов", — сказала Ангела Меркель.

Уже очень давно процесс евроинтеграции Турции стоит в тупике из-за этих глав, параграфов и пунктов. Там же он имеет все шансы и оставаться, только теперь за каждый день простоя европейцам придется платить, унижаться и надеяться на чудесное избавление.

В Эрфурте сторонники "Альтернативы для Германии" устроили марш по случаю победы на выборах, и рядом с традиционным "Меркель должна уйти!" люди несли плакаты "Помоги нам, Путин!".

Путин помогает, создавая условия для политического процесса в Сирии, вот только Меркель не думает уходить. Еще в 1999 году она заявила, что собирается сама выбрать правильный момент для отставки, чтобы не закончить карьеру "политической развалиной". Момент нынче явно не тот.

Покойный президент Чехии Вацлав Гавел как-то сказал — и это стало одним из любимых афоризмов канцлера — что надежда — это уверенность в том, что все происходящее имеет смысл вне зависимости от конечного результата. И Ангела Меркель надеется. Она — из тех, кто будет дуть в свою дуду, даже если играть приходится на палубе "Титаника".

Сегодня