Российские лютеране отметили Пасху

Автор: Дмитрий Киселёв

27 марта у православных христиан заканчивается вторая неделя Великого поста. А у христиан западной традиции — католиков и протестантов — по григорианскому календарю в этот день — Пасха. В разных странах этот праздник окрашен своим национальным колоритом.

На Филиппинах, например, в Страстную пятницу инсценировали распятие Христа. При этом по-настоящему прибили желающих к кресту гвоздями.

В России, слава Богу такого не происходит. Сильная сторона православия — в чувстве меры и работе прежде всего с душой, а не с телом.

Впрочем, неправославных христиан много и в России. Например, немцы, которые по традиции у нас — лютеране. Они начали переселяться в Россию еще в XVI веке. Особенно активно — при Петре Первом. По данным последней Всероссийской переписи населения в 2010 году, в графе "национальность" немцами себя назвали почти 400 тысяч граждан нашей страны.

Каково живется немцам в России и как они отмечают Пасху?

Автор: Евгений Решетнев

Колокольные перезвоны оглашают старую Москву. Лютеранский собор Петра и Павла, что на Китай-городе, созывает прихожан на пасхальное бдение. Под звучание старинного органа начинается праздничная литургия.

Прихожане с зажженными свечами пропевают пасхальные песнопения. В полумраке под сводами кирхи разносится праздничное приветствие — не привычное для православных "Христос Воскресе!", а несколько иное: "Свет Христа!" Лютеранство в Россию завезли германцы или как их испокон века звали на Руси немцы, потому что были будто немые. Русского языка не разумели. Впрочем, все изменилось очень быстро, лишь только немцы осели в России в конце XII века, став затем неотъемлемой ее частью.

Иван Федорович Крузенштерн, Михаил Богданович Барклай-де-Толли, Сергей Юльевич Витте — без них немыслима история страны. Такие твердые, чеканные немецкие фамилии становятся мягче и роднее в сочетании с русскими именами и отчествами.

Вадим Евгеньевич Гиппенрейтер — потомок старинного дворянского рода. Чемпиону Советского Союза по горнолыжному спорту, основоположнику пейзажной фотографии в России и первому человеку, который спустился с Эльбруса на лыжах, в будущем году исполнится 100 лет.

"Мы уже давно русские. Отец всю жизнь путешествовал по России. Только Россию и фотографировал. Он говорил: здесь я все знаю, понимаю, что это мой дом", — призналась дочь Вадима Гиппенрейтера Мария.

В Москве домом для немцев многие столетия была слобода Кукуй, нынешний район Лефортово. Тут Екатерининский корпус, достроенный архитектором Бланком, и госпиталь, где в 1812 году раненых солдат лечил лейб-медик Христиан Лодер. Здесь Введенское кладбище, которое в народе иначе как "немецким" и не называли, на котором покоятся архитекторы и ученые, врачи и промышленники.

"Были те, кто просил похоронить себя здесь, как, например основатель знаменитой кондитерской фабрики "Красный Октябрь" Фердинанд Теодор Эйнем, который умер в Берлине, но завещал похоронить себя именно в Москве, что и сделала его супруга", — рассказала писатель, москвовед Наталья Леонова.

Омская губерния. Уникальный в своем роде немецкий национальный район Азовский. В России сейчас таких только два: один — на Алтае, второй — в Сибири.

Первые немецкие поселенцы потянулись в Сибирь обозами в конце XIX века. Здесь им обещали бесплатные земли, льготы и деньги на развитие. Селились компактно, обособленно, сохраняя традиции, культуры и религию. В 1894 году 45 семей из Поволжья основали село Привальное, немецкое название — Варенбург, в переводе — город торговли.

Деревня Александровка образовалась годом раньше — это первое немецкое поселение в Сибири. Здесь рушатся все стереотипы. По сельской улице идут бабушки в пуховых платках и сплетничают на немецком.

В семье Виктора Беккера — с такой фамилией ему бы печь немецкие крендели, а он разводит овец ярославской породы — все говорят на швабском диалекте. Современные немцы, когда слышат такую речь, словно окунаются в далекое прошлое. В Германии за последние столетия язык оброс неологизмами и заимствованиями, а тут он с XVIII века сохранился в неизменном виде. Да и немцы, хоть и обрусевшие, остаются немцами.

"Во мне педантичность присутствует. Я во всем люблю порядок, чтобы было чисто, чтобы никто не курил", — признается Виктор Беккер.

Детей учат языку с пяти лет. Маленькому Эриху никто не объяснил, что он немец, но о чем-то он уже и сам догадывается.

В годы Первой мировой всех немцев из Поволжья планировали выслать в Сибирь, готовили специальный указ, но не успели — грянула революция, потом — Гражданская война.

В конце 20-х годов прошлого века лютеранскую кирху в селе Александровка постигла участь других христианских церквей. Храм и колокольню разобрали на бревна и вывезли в соседнюю деревню. Там из этого материала построили дом для какого-то новоявленного советского руководителя. Однако в разграблении прихода активное участие приняли и местные жители. Например, крест с кирхи снимал комсомолец по фамилии Гамбург.

Пройдет еще два десятилетия, и коммунисты выполнят и перевыполнят план царского правительства. В Россию вторглись фашисты. Каждый немец, будь он россиянином в седьмом поколении, оказался под подозрением. Одних угнали в лагеря, других расстреляли.

В пасхальный день Семья Штаер собирается за столом, на котором — немецкие штрудели, кребели и традиционные русские куличи.

"Мы — мостики между двумя нашими странами. На протяжении всей истории мы и бились друг с другом, и дружили. Самые лучшие друзья и самые достойные враги", — сказал Алексей Штаер.

В 90-е российские немцы массово переезжали в Германию. В России их осталось около 400 тысяч. Это по данным переписи 2010 года. Кто-то решил вернуться, а кому-то претит сама мысль об эмиграции.

Давыд Ригерт, тяжелоатлет, олимпийский чемпион, не раз бывал на исторической родине. Говорит, не проникся. "Нет широты нашей русской. Европа много пищит о толерантности. Самый толерантный народ — в России. Мы все друг друга любим, терпим, но можем по морде дать", — говорит Давыд.

В Петропавловском соборе подходит к концу пасхальная служба. Храм, построенный в начале прошлого века по плану архитектора Коссова, одного из проектировщиков главного православного храма Христа Спасителя, вернули общине в 90-х. В советские годы в кирхе были кинотеатр и студия "Диафильм". Исторические интерьеры были уничтожены. Пасторы были изгнаны.

"Это общая христианская судьба, в этом смысле мы едины с православными братьями и сестрами, которые также пострадали во время репрессий. Люди вновь сплотились", — отметил Дитрих Брауэр, архиепископ Евангелическо-Лютеранской Церкви Европейской части России.

Для лютеранского богослужения характерен демократизм. Служат в Москве и на немецком, но чаще на языке, понятном большинству прихожан. А иначе как Лютеранская Церковь могла просуществовать в России 440 лет?!

Сегодня