Гений, вундеркинд, солнечный композитор: исполнилось 125 лет со дня рождения Прокофьева

23 апреля исполнилось 125 лет со дня рождения выдающего русского композитора Сергея Прокофьева. Как и Моцарт, первую оперу написал в 7 лет, а потом еще десять и семь балетов, гениальную музыку к фильмам. Прокофьев сегодня звучит на ведущих концертных площадках всего мира.

Талантливый художник, искренне любящий свою страну в самые непростые периоды, Прокофьев говорил: "Можно быть как угодно долго за границей, но надо непременно время от времени возвращаться на родину за настоящим русским духом".

В России весь 2016-й объявлен Годом Сергея Прокофьева. С таким предложением еще в декабре на Попечительском совете Мариинского театра выступил президент.

Счастье слушателя — открывать Прокофьева. Счастье музыканта — исполнять Прокофьева-композитора, которому тесны любые рамки.

"Когда Второй концерт он написал, это был шок. Никто не слышал таких гармоний, таких ритмов, зверской энергии", — сказал пианист Денис Мацуев.

Солнечный композитор — это всегда про Прокофьева. Гений, вундеркинд. В 13 лет поступил в Консерваторию. Вырос с осознанием собственной исключительности. А в 25 придумал игру — задавать своим друзьям (среди них были и Маяковский, и Бальмонт, и Пришвин) вопрос: что вы думаете о солнце? Он составил "деревянную книгу" — размер рублевой бумажки, в переплете из простых досок и с железной застежкой.

"В книге — французская шелковая бумага. Заключена в деревянную обложку. Он назвал он ее "мужик в шелковых французских чулках". Это была одна из форм самоутверждения", — отметила Татьяна Горяева, директор Российского государственного архива литературы и искусства.

Любимчик судьбы — его миновали ужасы Первой мировой, а в 1918 году с выданным Луначарским паспортом в кармане он уезжает прочь из России, чтобы вернуться, как писал в дневнике, в "большевизию, в сссрию" в 1936-м, — после того как Сталин изрек знаменитое "Прокофьев — наш". Он сделал все, чтобы потешить самолюбие композитора: квартира, прислуга и триумфальные гастроли по всей стране — Прокофьева в прямом смысле на руках носили.

"Он был таким денди, на которого все оборачивались на улице, потому что он всегда носил желтые перчатки", — рассказал Михаил Брызгалин, генеральный директор Всероссийского музейного объединения музыкальной культуры им М. И. Глинки.

Он весь из парадоксов соткан. Искренне берется за кантату к 20-летию Октября. Рукописная партитура. С подзаголовком: "призрак бродит по Европе, призрак коммунизма". Пишет здравницу Сталину. И тут же — грандиозную музыку к "Александру Невскому" Эйзенштетйна.

"Ромео и Джульетта" — наивысшая точка оптимизма Прокофьева. Он даже пытается изменить шекспировский финал, потому что исповедует: зла не существует.

Ему рекомендовали: на потребу времени упростить гармонии. Он парировал: да вы просто не доросли до моей музыки! Его даже освистывали — он кланялся и продолжал играть. Его первую жену приговорили к 20 годам лагерей. Но поистине смертельным ударом стало обвинение 1948 года в формализме. Композитора не рекомендуют к исполнению.

Рабочий стол и кресло. Непременно шашки. Аскетичная обстановка кабинета композитора. В квартире родителей второй жены в Камергерском Прокофьев проводит последние годы жизни, когда сил не хватает ехать на дачу на Николину гору, но все равно много работает и даже пишет в дневнике: "Сплю хорошо, если только не шумят под окном разъезжающие из МХАТа после спектакля".

"Начал работать" — запись 1 марта. На этом дневник обрывается. Прокофьев переживет Сталина на 40 минут. И на его похоронах почти не будет цветов.

"Это трагедия его возвращения в Россию, которое так оптимистично начиналось и так грустно закончилось. Но в XXI веке влияние его музыки даже сильнее, чем раньше", — считает Габриэль Прокофьев, внук великого композитора.

Гэбриел — композитор. Электроника, поп, рок, даб-степ и даже реп — едва ли есть направление в современной музыке, на которое бы не повлиял Сергей Сергеевич.

Музыка Прокофьева звучит по всему миру и на его малой родине. , "Сталинградская соната №7" звучит в истерзанном войной Донбассе.

"Прокофьев принадлежит всему миру, но его родина, его корни здесь", — подчеркнула пианиста Валентина Лисица.

И, конечно, Года прокофьева не хватит, чтобы, как мечтает маэстро Гергиев, музыка Прокофьева вошла в каждый дом. "Прокофьев не оставляет равнодушными никого", — отметил художественный руководитель и генеральный директор Мариинского театра.

"Музыку надо сочинять большую, мелодия должна быть простой и понятной" — так говорил композитор. Прокофьев утверждал: композитор должен служить человеку и народу.

Сегодня