"Крымская весна" в Никитском ботаническом саду

Национальный символ Нидерландов — знаменитый голландский тюльпан — был завезён в Европу из восточного Крыма. К такому сенсационному открытию пришли российские ученые-ботаники. Первое упоминание об этом удивительном цветке датировано 13-ым веком. Его тогда так и называли: тюльпан из КАфы. Теперь это город Феодосия.

Если Россия и не родина слонов, то уж тюльпанов — точно. Легенда о цветах, которые турецкие то ли ботаники, то ли купцы еще в XIII веке вывезли на родину, а потом продали голландцам, нашла научное подтверждение.

"Наш профессор Корженевский Владислав Павлович, который ведущий наш геоботаник, как раз он занимался в рамках подготовки наших выставок, исторических справок, он нашел эти сведения. Сами турецкие коллеги об этом описывают, что как раз после завоевания Крыма были завезены первые луковицы. Было выведено около двух тысяч различных сортов. Но все это начиналось как раз из Крыма. Вот с тех трехсот тысяч тюльпанов, которые были завезены отсюда, с окрестностей Кафы, сейчас это Феодосия", — рассказывает Юрий Плугатарь, директор ФГБУ Никитский ботанический сад РАН.

Кто-то поспорит, мол нет у тюльпанов никакой родины: в той же Средней Азии они росли с незапамятных времен. Но диких растений на планете много. А частью цивилизации стали именно Крымские тюльпаны. В Никитский ботанический сад, что под Ялтой, их вернули уже, так сказать, одомашненными. Это тоже по-своему родина. Только всей отечественной ботаники. Тех же тюльпанов с 1812 года — старше в России нет — здесь вывели больше 400 видов. А еще одиннадцать тысяч сортов инжира, граната, маслин, хурмы. Даже привычные сейчас фрукты в Россию до сих пор могли бы возить с других континентов, если бы не этот сад.

"Прежде всего, были задействованы такие важнейшие экономические культуры южные как персик, абрикос, алыча, слива домашняя. Из семечковых культур — это яблоня, груша и айва", — вспоминает Лариса Комартемная, заведующая лабораторией южных плодовых культур Никитского ботанического сада.

Но фрукты с бутонами — это уже конечный результат. Для любителей. Весь этот сад по сути — один большой НИИ. Например, вот эти люди работают в "Биотроне". Лаборатория с именем робота-трансформера позволяет тестировать растения на живучесть в самой экстремальной среде. Натренировать флору, говорят, можно так, что будет расти хоть на марсианской станции. А еще в больном растении тут могут найти одну здоровую клетку и вырастить из нее целое поле. А это уже часть той самой продовольственной безопасности, о которой сейчас говорят даже в Кремле.

"Мы можем проводить любую селекционную работу, то есть получать абсолютно новые формы растений. Размножать их миллионами. Создавать сорта, устойчивые к определенным патогенам, к низким температурам, к засухе. То есть колоссальные возможности есть. И самое главное — сохранять наше биоразнообразие", — считает Ирина Митрофанова, заведующая отделом биологии развития растений, биотехнологий и биобезопасности.

Таких лабораторий в мире единицы. А эту за последний год еще и смогли модернизировать благодаря гранту российского научного фонда. Перемены в жизни сада местные ботаники не без символизма отметили новым сортом розы "крымская весна". Правда, будет ли она трехцветной, нам увидеть не удалось. Зацветет через пару недель.

Сегодня

Не овсянкой единой

Не овсянкой единой

11 часов назад