25 лет путчу: спасти Союз было невозможно?

19 августа 25 лет назад произошли события, которые принято считать отправной точкой новейшей российской истории. В этот день в 1991 году страна проснулась под "Лебединое озеро" и впервые услышала новую аббревиатуру ГКЧП. Это была последняя, неудачная и во многом трагическая попытка спасти Советский Союз. Попытка, после которой он был уже обречен. Сейчас и политики, и историки вновь переосмысливают то, что происходило в Москве четверть века назад. Делают это и непосредственные свидетели, и участники событий.

Памятник погибшим на баррикадах в августе 1991 года. Ваганьковское кладбище Москвы. Здесь похоронены Илья Кричевский, Владимир Усов, Дмитрий Комарь. Последние Герои Советского Союза. В этом месте, пожалуй, как нигде чувствуется, насколько по-разному оценивает общество те события. Раньше здесь всегда все было в цветах. Сегодня, спустя ровно 25 лет, на могилах лишь по одной гвоздике.

Звание героев они получили посмертно указом президента Горбачева. Как сказано в тексте, "за доблесть, проявленную при защите демократии". Но действительно ли тогда решалась судьба демократии, и можно ли было ее защитить, не разрушая в итоге страну, не обрекая миллионы людей на разлуку с родными, которые вдруг оказались гражданами других государств?

Эйфории начала 1990-х уже и след простыл, потому, видимо, сегодня проходят лишь единичные мероприятия, связанные с теми событиями. На Манежную площадь пришел лидер ЛДПР Владимир Жириновский. В 1991 году он был одним из немногих политиков, кто в открытую поддержал ГКЧП. Толпа, собравшаяся тогда здесь, его мнение не разделяла. "Все против меня! Я им в ответ улыбаюсь, потому что я не понимаю, зачем они это делают, зачем они выступают против верховной власти нашей страны?" – поясняет Владимир Жириновский.

Архивные кадры: люди у гостиницы "Москва" скандируют "Жириновского под суд". Противники ГКЧП, рассказывает лидер ЛДПР, пытались еще и перевернуть машину, на которой он приехал. "Они готовы были уничтожать всех, кто готов был поддержать Советский Союз. Мы страну поддерживали, а они вот это делали", — сокрушается главный российский либерал-демократ.

Руководство партии "Яблоко" приехало на пересечение Садового кольца и Нового Арбата, к месту, где в 1991 году и погибли Кричевский, Усов и Комарь.

"Всем тем, кто надеялся, что можно сохранить СССР теми усилиями, которые предприняла эта кучка политиков: вместо этих усилий нужно было предпринимать все возможные действия для того, чтобы укреплять местное самоуправление, истинный федерализм", — обратилась председатель партии "Яблоко" Эмилия Сабунова.

Михаил Горбачев за прошедшие 25 лет рассказывал о тех событиях так часто, так много и так путано, что запутал, кажется, уже и сам себя.

- Неужели вас не предупреждали о перевороте? – спрашивали его журналисты "Комсомольской правды".

"А кто будет предупреждать, если сами предупреждающие занимались подготовкой путча?" – отвечал экс-президент СССР.

"Откуда только не звонили мне, предупреждали: ах, путч, путч, путч. И мое окружение сообщало", — заявит первый и последний президент Советского Союза Михаил Горбачев.

И тем не менее, тогда он отправился в отпуск в Крым. В республиках — столкновения на национальной почве, парад суверенитетов, люди давятся в очередях за хлебом, а президент решил передохнуть.

"Все, знаете, как тень Сталина, так сказать, вот где-то замелькала, все сразу успокоились, притихли. И Закавказье поддержало, Гамсахурдиа поддержал ГКЧП — все поддержали", — вспоминает председатель Верховного Совета РСФСР/РФ Руслан Хасбулатов.

— Как вы оцениваете сегодняшний момент?

"Как ни странно, но я скажу — ведь то, что произошло, оно должно было произойти", — с фатализмом в голосе отмечает первый президент Украины Леонид Кравчук.

- Как же восприняли это рабочие столицы Литвы?

"Лично я восприняла это очень и очень положительно. Все это сделано поздно, надо было делать намного раньше. Это привело бы к распаду полного государства, если бы это все и дальше продолжалось", — отмечает Казимире Прунскене.

Но спасти Союз тогда уже было невозможно. В этом уверен один из ключевых советских руководителей Николай Рыжков.

"Я лично считаю, что все захлебнулось и вылилось в страшные ситуации: 1989, 1990, 1991 годы. Разве можно было считать, что это монолитная страна? Да ничего подобного, она уже разрублена была на куски", — подчеркивает председатель Совета министров СССР с 1985 по 1991 годы Николай Рыжков.

"Понимаете ли вы, что сегодня ночью вы совершили государственный переворот?" – задает вопрос на пресс-конференции выпускница журфака МГУ Татьяна Малкина.

"Я позволил бы не согласиться с вами, поскольку мы опираемся на конституционные нормы", — пытается уклониться от конфронтации Геннадий Янаев.

"Чрезвычайное положение может быть введено по Конституции исключительно президентом страны", — апеллирует к советскому Основному закону итальянский журналист Джульетто Кьеза.

"Бывают такие критические ситуации, которые требуют немедленных действий", — следует ответ.

Бросаются в глаза дрожащие руки гэкачепистов, неуверенность в собственных действиях. Инициативу быстро перехватывают противники ГКЧП — те, кто называет себя демократами. Распад некогда могущественной страны, который пытались предотвратить путчисты, они же, по сути, и ускорили.

"Я, старый дурак, принял участие в этой авантюре, о чем сожалею и прошу у вас прощения", — зачитывал потом с бумажки последний советский министр обороны, маршал Дмитрий Язов.

Подписание Союзного договора, планировавшееся на 20 августа, сорвано. Мнение 76% жителей, проголосовавших всего лишь несколькими месяцами ранее за сохранение единой страны, по сути, просто проигнорировано.

"Шло раздробление Советского Союза на полусуверенные, суверенные или враждебные нам части. Но то, что, скажем, сегодня происходит на Украине, в зародыше уже было тогда", — отмечает секретарь ЦК КПСС в 1990 и 1991 годах Валентин Фалин.

Уже 24 августа вторая республика по числу жителей — Украина — заявляет о своей независимости. Люди по всей стране уже настолько измучены ежедневной борьбой за выживание, что на поток ежедневных катастрофических новостей, словно, и не обращают внимания. Во всем огромном Советском Союзе не было ни одного крупного митинга в поддержку единства страны.

Сегодня