Алан Дарчиев: священное место уходит в пропасть

Алан Дарчиев: священное место уходит в пропасть

В Северной Осетии 38 кланов выразили желание восстановить родовые башни. Среди обратившихся: Боциевы, Дарчиевы, Цаликовы, Кучиевы, Годжиевы. Они просят дать возможность привести в порядок башни, потому что для них это не только памятники культуры федерального значения, но и гордость всего рода. Увы, исчезающая на глазах.

Он хочет дом привести в порядок. Тот, что строили его предки, поколений 10 назад. Первое упоминание об этом горном селе — в докладе протопопа Иоана Болгарского императрице Екатерине Второй. Это было исследование Осетии, своего рода перепись населения: "Лисри — шестьдесят дворов, несколько семей, боевые, жилые башни, обнесенные каменными стенами. 1790 год".

Основатели — Дарчиевы. Алан — их прямой потомок. Башни для осетин, говорит, символ фамилии. Мы не можем спокойно смотреть, как священное для нас место уходит в пропасть. Готовы тратить время, силы, деньги, чтобы не дать башням разрушиться.

Готовы сами восстановить памятник культуры федерального значения. Конечно, под строгим контролем ученых, Минкульта, чтобы не превратить старину в новодел. Уже нашли редких специалистов по "осетинской" кладке. Нужна лишь помощь с лицензией, без которой нет права даже ограду поставить, даже подпереть родовое гнездо, что вот-вот рухнет.

Предприниматель Алан Дарчиев поясняет: "Из-за множества туристов памятник пошел трещинами. Это небезопасно — можно скатиться с грудой камней".

Селение Лисри вошло во все учебники архитектуры, как образец "горского творчества". "Такой концентрации уникальных памятников культуры нет нигде", — говорит историк-краевед Таймураз Плиев. Вот, к примеру, святилище зиккуратного типа. Прообраз ветхозаветной Вавилонской башни. Как у шумеров, ассирийцев. Единственное на всем Кавказе. Откуда здесь подобное культовое сооружение, ответа нет и, похоже, уже не будет. Два этажа были соединены подобием галереи. Она рухнула и уже восстановлению не подлежит.

Еще одна редкая башня, прозванная "фрегатом". Оборонительное сооружение, ставшее замком. Воздвигнуто в XV-XVI веках. Памятник руинирован, как выражаются специалисты. Чтобы в руины не превратился окончательно, потомки хотят его восстановить. При замке предок рода Цаллаевых Ведгинардук организовал в Ханазе первую школу, а Харитон Цаллаев, младший его брат, в 18 лет поступил в первый класс, и впоследствии стал первым доктором философских наук на Кавказе.

В Северной Осетии 153 башни, все официально охраняемые. На деле — многие из них могут остаться лишь на фотографиях.

Начальник отдела Комитета охраны и использования объектов культурного наследия Республики Северная Осетия-Алания Эмилия Агаева сожалеет: "У государства не на все есть деньги. Реставрационные работы очень дорогие. Но есть много людей, у которых есть возможности, и которые рады помочь. Надо делать ставку на этих людей, и дай Бог, чтобы их было больше".

Если не дать шанс тем, для кого эти памятники культуры — родовые гнезда, часть биографии, семейной истории, они исчезнут бесследно. Так, в Лисри из уникальных 14 башень сохранились только семь. И те — в относительно хорошем состоянии.

Сегодня