Медведев рассказал о возвращении в прошлый век и антикризисных детях

Правительство под руководством Дмитрия Медведева установило интересный рекорд: в истории новой России еще не было правительства, которое работало бы так долго. Даже Виктор Черномырдин премьером был подольше, но правительств у него сменилось несколько. Но что это правительство будет делать дальше на фоне такой-то экономической конъюнктуры? Об этом Дмитрий Медведев рассказал в эксклюзивном интервью "Вестям в субботу".

- Дмитрий Анатольевич, у нас интервью, считается, что я должен задавать вопросы, но я с утверждения одного начну. Вы давеча стали, как выяснилось, самым стабильным долгоиграющим правительством в истории новой России — 4 года, 4 месяца и 2 дня. Это очень любопытный рубеж. Но и этот срок, конечно, включил очень разное. Потому что если вспомнить, как начинало работать правительство, сколько у нас нефть-то была? Сто?

- Сто десять.

- Доллар — около 30. С тех пор, конечно, очень многое изменилось и в экономике, и в мире. Денег стало меньше, обязательства те же самые. Майские указы-то нам все еще потянуть ?

- Конечно, потянуть. Говорю об этом с уверенностью, потому что мы итак все, что требуется, стараемся делать даже в этих весьма неприятных экономических условиях. Вы вспомнили, как выглядела экономическая ситуация в 2012 году по ценам на энергоносители.

- Красота!

- Да. И вот кто бы что ни говорил, думаю, нет ни одного финансового аналитика в нашей стране, который предполагал бы такое быстрое практически трехкратное падение цен на нефть за такой короткий промежуток. Этого не ожидал никто, тем не менее Россия живет и развивается. В отношении указов президента от 7 мая 2012 года. Это, конечно, самые главные, фундаментальные для страны вещи, и их необходимо исполнить просто для того, чтобы наша страна развивалась, люди чувствовали себя лучше, а экономика показывала правильные результаты. Это сделать не очень просто, но мы стараемся. И если говорить о том, что происходило за эти годы, то было разное, но все-таки у нас есть вполне весомые и, на мой взгляд, серьезные результаты работы. В чем они заключаются? Я одну тему назову. Наверное, она самая важная. Еще совсем недавно средний возраст жизни у нашей страны был на 5 на 7 лет меньше, чем сейчас. Сейчас у нас средний возраст — 71 год. Другая тема. Еще совсем недавно модным было говорить о том, что наша страна постепенно вымирает, но все-таки за последние два года мы вышли на абсолютный прирост населения.

- Не за счет мигрантов.

- Не за счет мигрантов, а за счет дополнительного количества рождения. В прошлом году этот плюс составил 30 тысяч новых граждан нашей страны. Это другой важнейший результат нашей работы по указам президента, потому что они направлены на улучшение здравоохранения, на решение целого ряда других задач. Поэтому даже в таких сложных условиях, если концентрировать силы, энергию и деньги, конечно, на определенных направлениях можно добиваться, на мой взгляд, вполне весомых результатов.

- Те детишки, которые рождались в прошлом году, были задуманы их родителями, когда уже наступили все кризисные явления. То есть вот они — антикризисные меры.

- Конечно.

- Потому что люди верят все равно. Хочется поговорить и, что называется, об отчетном периоде работы правительства, и о будущем, тем более что недавно, будучи в Улан-Удэ, вы встречались со студентами и предложили им проголосовать за свое будущее, кстати сказать, не уточнив, за какую партию, но это совсем отдельный вопрос. И в то же самое время, говоря о результатах работы вашего правительства-рекордсмена, я бы взглянул не только на последние месяцы, а может быть, даже на более широкий период, лет в 15. Почему мне нравится цифра 15? Потому что произошло пятнадцатикратное увеличение пенсии за это время. Люди привыкли к такому поступательному движению все эти годы. Сейчас, если взглянуть на пять тысяч, обещанные пенсионерам, многим кажется, что это не плановая индексация, какой она была, а какая-то полувынужденная что ли мера. Соответственно, возникают сомнения, а дальше-то этот набранный темп индексации пенсий сохранен будет?

- К будущему я еще вернусь, с вашего позволения, а сейчас скажу про пенсии. Действительно, за 15 лет в номинале, подчеркиваю, пенсии выросли практически в 15 раз. В номинале. Реальный рост, конечно, не такой большой, хотя он весьма и весьма ощутим, если сравнивать с 2000 годом. Власть всегда обязана говорить правду — это моя позиция, я ее придерживаюсь, даже если эта правда не всегда доставляет положительные эмоции. Действительно, в этом году мы столкнулись с очень серьезными проблемами в финансовой сфере. Причины известны, они связаны с низкими ценами на нефть, газ.

- Особенно в первой половине года.

- Да. Тем не менее мы провели индексацию по итогам 2015 года на 4%, сказав нашим пенсионерам о том, что мы проведем дополнительную индексацию по итогам работы экономики в первом полугодии этого года. Первые полгода прошли, экономика сработала весьма посредственно, скажем прямо. Хотя падения уже нет, но доходы все равно не очень значительны. И, несмотря на это, несмотря на то что некоторые мои коллеги действительно убеждали меня в том, что лучше отказаться от индексации, все-таки было принято другое решение. Я считаю, что у нас есть категория людей, которая действительно нуждается в помощи государства, — это, прежде всего, пенсионеры.

- И работающие и неработающие?

- При принятии этого решения учитывались и те, и другие. Это решение заключается в единовременной выплате пяти тысяч рублей, которую мы собираемся сделать в январе месяце следующего года.

- А в процентах это сопоставимо с индексацией.

- Это абсолютно сопоставимо с индексацией для большей части пенсионеров. Те пенсионеры, которые не получают больших пенсий — а их значительное количество в нашей стране — которые живут весьма скромно, для них это сопоставимо в полной мере с той индексацией, которую бы они получили, а для некоторых категорий даже выше этой индексации. Поэтому, я считаю, что это в нынешней ситуации абсолютно справедливое и единственно возможное решение — доиндексировать на эти пять тысяч рублей. Это решение правительства было принято, его поддержал президент, и мы его обязательно сделаем. Я, кстати, недавно встречался с пенсионерами, рассказывал им о мотивах этого решения. Мне кажется, они эти аргументы принимают и, в общем, с понимаем отнеслись к тому, почему мы такое решение приняли. Что же касается будущего, я имею в виду по выплатам…

- Будут ли обычные индексации?

- Здесь ответ будет простым и коротким: да, мы вернемся к прежней системе индексаций. И по итогам20 16 года мы проиндексируем пенсии с учетом реального роста цен, то есть реальной инфляции, и сделаем это в начале 2017 года.

- В том числе потому что, вторая половина этого года прошла уже успешнее, чем первая, с экономической точки зрения?

- Я, конечно, не могу сказать, что мы все можем быть довольны, как работает экономика. Нет, конечно, ситуация сложная, пока не очень устойчивая, но все-таки экономика начинает восстанавливаться, и это дает нам шансы вернуться к тем правилам, которые действовали до сих пор. Более того, это решение уже принято, оно объявлено, и мы, естественно, будем его придерживаться. Теперь два слова про будущее. Вы вспомнили Улан-Удэ. Действительно, у меня там состоялся разговор со студентами. О чем я им сказал? Что скоро очень важный период в жизни нашей страны — у нас будут выборы — и вне зависимости от их политических симпатий очень важно, чтобы молодежь была активной и сделала свой политический выбор. Проще говоря, чтобы 18 сентября молодые люди — студенты и аспиранты, и все, кто не учится, — пошли бы и проголосовали. Да, конечно, всегда есть соблазн спортом позаниматься, просто отдохнуть с друзьями, но это важнейшее событие, которое в жизни нашей страны бывает один раз в пять лет. И от будущей Государственной Думы будут зависеть те решения, законы, которые непосредственно влияют на жизнь нашей страны, на молодежь, на людей среднего возраста, старшего поколения. Поэтому крайне важно, чтобы в этом принимали участие самые широкие слои нашего общества, практически все наши граждане. Надеюсь, что они проявят гражданскую позицию.

- Давайте я пока не буду переключаться на партийную тематику.

- Как скажете.

- Недавно так получилось, что я за рулем проехал 675 километров по глубинке – по Московской, Калужской, Тульской области. С учетом езды без остановки — понятно, я по делам ездил — я провел за рулем 15 часов. Думаю, что в Европе я провел бы в два раза меньше точно. Я обратил внимание, что вы в последнее время много ездите в командировки по стране и часто садитесь за руль. Что вы проверяете? По каким дорогам вы нас собираетесь везти дальше и повезете ли по новым дорогам, потому что часто звучит вопрос, вообще до дорог ли сейчас, в кризис?

- Я действительно взял за правило садиться за руль во время посещения регионов. Люди пишут, говорят, посмотрите, какие у нас дороги, вот сядьте за руль. Я думаю, а почему бы и нет?.. Обзор совершенно другой. Действительно, разное впечатление. Есть дороги, по которым ехать — одно удовольствие, причем, я имею в виду не Москву и Петербург, а провинцию, глубинку. И федеральные трассы бывают очень хорошие, и региональные. Но есть совершенно другая ситуация — возвращаешься реально в прошлый век. Но дело то в том, что в прошлом веке — мы это с вами более-менее помним — машин было гораздо меньше, дороги приходили в негодность медленнее, чем сейчас. Они разбиваются очень быстро, а ремонтируются не так быстро. Поэтому это важнейшая государственная функция — поддерживать состояние дорог. Да, конечно, при такой экономике, как сейчас, это делать непросто, но мы вернулись к прежней модели финансирования ремонта и строительства дорог при помощи, по сути, дорожных фондов — федерального и регионального. Что это дает? Тем самым мы как бы бронируем эти деньги от различного рода перераспределений, может быть, относительно небольшие деньги, но все-таки они идут на ремонт и на строительство новых дорог. Могу сказать, что в системе дорожных фондов деньги, которые обращаются, очень немаленькие. В общем и целом в этом году это средства, превышающие триллион рублей, но понятно, что людей не триллионы интересуют, а реальная дорога между конкретными населенными пунктами.

- Естественно.

- Причем очень часто эти населенные пункты действительно регионального значения, муниципальные населенные пункты. Что еще заметно? Мы за последнее время все-таки немножко подтянули состояние федеральных дорог. Две трети дорог в более-менее приличном состоянии. А из региональных дорог только одна треть в приличном состоянии.

- Я, собственно, про региональные и говорил.

- И когда человек едет, это очень заметно. Вот ты едешь по федеральной трассе — вроде все ничего. Раз — свернул в сторону, и все, что называется, как и прежде. Нужно обязательно на это планировать финансы. Мы это будем делать, в том числе с использованием механизма дорожных фондов.

- Ради справедливости стоит сказать, что два-то раза я стоял не в пробках, а потому что, дорожные работы шли, движение просто останавливали. Так что работы действительно идут.

- Это важная констатация, и я уже несколько раз проводил совещания с коллегами, губернаторами, говорил о том, что те небольшие средства, которые вы можете высвободить, обязательно направляйте на дороги. Все ездят, поэтому дороги — это абсолютный приоритет.

- Еще одна часть майских указов, коли вы сами назвали это платформой, касалась зарплат учителей, чтобы по всем регионам зарплата учителей была равна среднему доходу по регионам. Известно, что есть регионы, где эта планка достигнута, но за счет того, что региональные власти влезали в предвыборные кредиты. Сейчас эта планка достигнута, все хорошо, но, когда выборы пройдут, удастся ли сохранить достигнутый уровень?

- Действительно, согласно известным указам, зарплата учителей должна быть выведена на средний региональный уровень, то есть средняя зарплата по регионам. И, в принципе, все сделано, все решения приняты и исполнены. Мы, правда, внимательно следим, потому что там есть некоторые колебания, которые нашими педагогами очень тонко ощущаются. Они говорят: у нас что-то поехало и так далее. Мы на это реагируем и даем указания региональным властям, и они сами должны следить, чтобы это соотношение сохранялось. Но в целом по стране оно соблюдается, потому как мы начинали совершенно с других цифр. В 2007 году средняя зарплата учителя в школе была в районе 8,5-9 тысяч рублей, а сейчас она соответствует средней по региону. Да, это зависит от региона, в некоторых регионах эта цифра весьма внушительная, в некоторых, к сожалению, поменьше, тем не менее она соответствует среднему сложившемуся уровню оплаты труда. Вы правы, ряд регионов, для того чтобы исполнить указы, принимал непростые решения: либо перераспределял бюджетные источники, либо брал кредиты. Но указы надо исполнять, а самое главное, что, если зарплату увеличили, естественно, все эти решения должны сохраняться на будущее. Поэтому для тех регионов, которые имеют долги, мы предусмотрели возможность либо их перекредитования, либо просто перечисления трансфертов на поддержание сбалансированности бюджета. Иными словами, учителям нечего беспокоиться, все те выплаты, которые существуют, будут сохранены. Более того, мы, естественно, и дальше будем совершенствовать системы оплаты труда педагогов. Не так давно я проводил педсовет в масштабах страны, который обычно происходит в августе месяце и на котором подводят итоги подготовки к началу учебного года. И мы говорили с учителями о разных вопросах, в том числе, конечно, и о зарплате. На что они обратили внимание? Система оплаты труда сейчас она основана на трех подходах.

- Оклад и премия.

- Три системы существует, где варьируются оклад и премия. Но если раньше все было очень жестко фиксировано, то сейчас, наоборот, оклад может быть 10%, а премия – 90%. Это не очень нравится многим представителям учительского корпуса в разных регионах. Они хотели бы, чтобы эта гарантированная часть была выше. Я дал поручение сделать так, как хотят педагоги. Потому что в конце концов деньги это те же самые, но должна быть какая-то основа, которая не подвержена колебаниям, при том что и премиальная часть должна быть. Иными словами, сказал: как вы хотите, так мы и сделаем. Думаю, это будет более правильно, более справедливо.

- Где учителя, там и Министерство образования. Последняя яркая кадровая история в правительстве связана с уходом министра Ливанова. У него наверняка были поклонники, но есть и масса людей, которые считают, что вы затянули с этой отставкой. Чего вы хотите добиться, Дмитрий Анатольевич, какие у вас пожелания новому министру?

- Я хочу сразу сказать, что, конечно, работа министров социального блока очень тяжелая.

- Так называемая расстрельная должность.

- Да. Это работа, которую, естественно, все критикуют. Это касается Министерства образования и Министерства здравоохранения, Министерства труда и социального развития, министерств, которые занимаются жилищно-коммунальным хозяйством. Слишком тяжелые темы и слишком много раздражителей. Надо признаться, что за последние годы система образования изменилась. У нас вузы стали выходить на новые рубежи и в рейтингах занимают хорошие места. У нас и система среднего специального образования изменилась, и школьное образование изменилось. Единый госэкзамен стал более внятным.

- Становится, будем надеяться.

- Где-то стал, где-то, наверное, еще нужны коррективы. Тем не менее вопросов по Единому госэкзамену стало гораздо меньше. Естественно, стройки — новые детские сады, новые школы. Мы, в принципе, сейчас решили проблему детских дошкольных учреждений в масштабах всего государства, чего не было никогда в истории нашей страны, в том числе и в советские времена. Есть тоже нюансы какие-то, но в целом эта задача решена. И сейчас приступили к масштабнейшей программе по созданию новых мест в школах. В этом году предусмотрели на это деньги значительные -25 миллиардов. В следующем году предусматриваем деньги. Все это делалось, естественно, нынешним составом министерства и при участии министра Ливанова, который в настоящий момент уже не работает. Но, наверное, копились и какие-то вопросы. Поэтому я рассчитываю, что новый министр, я имею в виду Ольгу Юрьевну Васильеву, продолжит те позитивные вещи, которые создавались в последнее время. Наверное, какие-то позиции улучшит, изменит. Более плотно будет работать с педагогическим сообществом. Внедрять новые методики. Много сейчас говорится о необходимости улучшения воспитательной функции в школе. Вот всего этого я жду от нового министра.

- Некоторые могут сойти с ума, что в преддверии выборов в России я задам вам вопрос про электоральную политику Великобритании. Но на самом деле не в англичанах дело, а в Brexit, который произошел этим летом.

- Вы только скажите, что такое Brexit, потому что не все, наверное, знают, что означает это красивое слово, недавно придуманное.

- Выход Британии из Европейского Союза. Это был такой очень серьезный сигнал остальной Европе. Она практически в одночасье лишается 15% своей экономики. Британский ВВП — это 15% европейского. Понятно, что англичане голосовали, прежде всего, против двух вещей — наплыва беженцев — а орды беженцев берут штурмом Европейский Союз — и против очень странной системы управления ЕС, где бюрократы, не подотчетные никому, решают свои задачи. Но такое ощущение, что урок-то не извлечен, потому что недавно безо всяких предварительных консультаций где-то в глубинах Еврокомиссии принимается решение об автоматическом продлении санкций против России, если говорить о вещах, которые ближе нам. И есть такое ощущение, что мы Европу теряем. Она экономически слабеет, с кризисом беженцев справиться не может и – главное — не очень понимает, чего она хочет. Европа из надежного партнера, которым она была, превращается в соседа, от которого теперь уже не всегда знаешь чего ждать. Какие у вас ощущения?

- У меня сложные ощущения от того, что происходит в Европе. Более того, мне по-человечески очень жаль многих жителей объединенной Европы. Почему? Европа всегда была достаточно маленькой, но комфортной средой для проживания. И мы даже во многом брали пример с того, как можно развивать территории.

- Да и берем: уютно, прекрасно, спокойно.

- И сейчас там есть чему, конечно, поучиться, но проблема заключается в том, что, к сожалению, Европейский Союз, мне кажется, абсолютно непродуманно отнесся к миграционной политике. Европа действительно небольшая. И, открыв все шлюзы даже для людей, которые находятся в непростой жизненной ситуации, европейцы должны были, прежде всего, думать о защите интересов граждан своей страны. В каждом государстве и в объединенной Европе в целом. А результат заключается в том, что миллионы людей, которые приехали в Европу — причем они носители совершенно другой культуры, я уже не говорю об экстремистах, которые тоже попадают туда, и террористах — по сути изменили европейский ландшафт. Европа стала неспокойной. В Европе, к сожалению, происходят страшные теракты.

- Ницца, Мюнхен…

- Просто ужасные события. И все из-за непродуманной миграционной политики. Я считаю, что, во-первых, это — урок для самой Европы. Они должны принять какие-то экстраординарные решения для того, чтобы сохранить свое единство, а мы в этом заинтересованы. Европа — все равно наш крупнейший партнер. Во-вторых, это — урок и для нас. Россия в настоящий момент — государство, которое достаточно строго блюдет интересы своих граждан, старается защищать, где бы они ни находились, принимать решения, направленные на то, чтобы внутри нашей страны были стабильность и гражданский мир. И, как мне представляется, в последнее время нам это удается. Пример Европы — это как раз то, что должно нас предостерегать от необдуманных решений. Нам нужно сохранить все те достижения последнего периода, которые нами были созданы именно с точки зрения спокойствия, гражданского мира, межнациональных отношений, межконфессиональных отношений. Это крайне важная для государства задача.

- У нас впереди выборы, и тут нельзя не вспомнить, что вы являетесь автором либерализации политической системы, которая привела к тому, что конкуренция на выборах повыше, чем в прошлые разы. И в известной степени вы “Единой России” жизнь этим усложнили. Вы не жалеете о принятых в свое время решениях? Каковы ваши прогнозы на новую Думу? Какие новые партии вы там видите? Какова, думаете, будет судьба существующих лидеров?

- Во-первых, конечно, не жалею, потому что это было правильное решение, которое, кстати, и поддержала наша партия, и другие участники политического процесса. Действительно, тогда было принято решение о том, чтобы расширить и количество политических сил за счет изменения законодательства — партий стало больше — и упростить их участие в избирательном процессе. Мне кажется, что за счет этого выросла политическая конкуренция. Это хорошо. Именно к этому всегда нас и призывают и снаружи. И многие политические силы говорят, что внутри нашей страны нужно развивать политическую конкуренцию. “Единая Россия” как крупнейшая партия такие решения и приняла, поддержав тогда мои предложения в Государственной Думе. Насчет того, насколько мы себе усложнили или упростили ситуацию, мне кажется, что идет нормальная избирательная кампания, которая и для “Единой России” идет по вполне понятным законам. И мы рассчитываем, что она сложится для нас достаточно благоприятно. Но что, на мой взгляд, важно, так это то, что мы начали, что называется с себя, когда провели внутреннее голосование, то есть предварительное голосование внутри партии. Мы обратились к нашим избирателям и сказали: выберите тех, кто, как вам кажется, в большей степени подходит для участия в выборах. Люди нам поверили, пришли, проголосовали заранее за этих кандидатов на внутрипартийных выборах. Это очень ценно. И это, по сути, такой, если хотите, естественный отбор наиболее сильных политических игроков. Это позволяет надеяться и на поддержку в ходе выборов, которые состоятся 18 сентября. Думаю, что прогнозы, отвечая на вторую часть вашего вопроса, — дело абсолютно неблагодарное и неправильное. Но, наверное, есть игроки, которые имеют шансы сохраниться в будущей Государственной Думе.

- А добавятся?

- Это очевидно. Я имею в виду те политические партии, которые уже там присутствуют, потому что они опираются все-таки на достаточно мощную поддержку. Добавятся? Может быть. Это зависит от того, насколько убедительными будут программы других партий, насколько убедительно они расскажу об этом избирателям, насколько в целом они покажутся заслуживающими доверия нашим избирателям. Поэтому все решат люди 18 сентября.

Сегодня

Алтай: сила природы

Алтай: сила природы

5 часов назад
Бескровная жертва

Бескровная жертва

6 часов назад