Нарышкин дал первое интервью в должности главы СВР

Президент Владимир Путин сделал знаковые кадровые перестановки. Сергей Нарышкин сменит кресло спикера Госдумы на кабинет руководителя Службы внешней разведки. Занимавший эту должность Михаил Фрадков переходит в РЖД, а место спикера на Охотном ряду займет Вячеслав Володин.

К чему Сергей Нарышкин готовится при переезде в штаб-квартиру СВР в Ясенево? Что знал обо всем этом раньше и откуда? Об этом директор Службы внешней разведи рассказал в эксклюзивном интервью "Вестям в субботу".

- Сергей Евгеньевич, вы чуть-чуть обновили приемную на Охотном ряду. Появился герб Государственной Думы со свитками законов на нем. На гербе — Служба внешней разведки, мечи. Не жалко вам менять Охотный ряд на лес, как принято говорить у разведчиков?

- Давайте объясним сначала. Не все нас поймут с географическими названиями. Лес — это условное название штаб-квартиры Службы внешней разведки, а улица Охотный ряд — это адрес Государственной Думы. Это более известно. Конечно, испытываю определенную гамму чувств. Чуть-чуть грусти есть, потому что здесь остаются люди, с которыми связана большая работа в течение последних пяти лет. Это и депутаты, и сотрудники аппарата Государственной Думы. Многое сделано для того, чтобы изменить лицо Думы, стилистику ее работы, открытость высшего органа законодательной власти страны, ее репутацию.

- Некоторые называют вас большим гуманистом — вы ввели в практику работы Государственной Думы открытую трибуну, на которую приглашались все представители недумских партий. Казалось бы, пользуйся, зарабатывай популярность, но прошедшие выборы показали, что недумские партии так и остались недумскими. Как вы оценивали такой феномен, что, как были четыре партии, так и остались?

- На мой взгляд, практику работы и открытой трибуны и, думского Совета непарламентских партий следовало бы продолжить. Кстати, это отметил и президент Российской Федерации, подводя итоги работы Государственной Думы шестого созыва. Есть две категории непарламентских партий: те, которые существовали и во время работы предыдущих созывов Госдумы, и отдельная группа непарламентских партий, которые были созданы по результатам принятой шестым созывом либерализации. Что касается категории новеньких, условно их так назовем, я люблю вспоминать один исторический факт. Первый съезд российской Социал-демократической партии прошел в Минске в 1898 году, а партия стала партией власти только через 19 лет. Правда, это произошло не конституционным путем, но тем не менее. Я это говорю к тому, что нужен все-таки достаточно большой период времени, чтобы партия встала на ноги, зарекомендовала себя, нашла довольно широкий круг своих избирателей, людей, которые эту партию поддерживают. Что касается первой категории непарламентских партий, то, вопрос это, конечно, к ним. Очевидно, они все-таки не смогли убедить избирателей в своих программах, в своих идеях, в своих предложениях. И люди не поняли, зачем нужны представители такой партии в высшем законодательном органе страны.

- До того как прозвучала новость о вашем назначении, переводе в Службу внешней разведки, вы успели как председатель Государственной Думы отозваться об идее отказа от плоской шкалы налогообложения. Вам теперь уже все равно?

- Конечно, не все равно. Я продолжу интересоваться вопросами развития нашего государства. Я уже не говорю о вопросах социально-экономического развития и вопросах внешней политики, те темы, в которых деятельность службы представлена в понятных для вас формах.

- Специфических формах.

- Да, специфических. Что касается непосредственно плоской шкалы налогообложения, то это придумали до меня. Я лишь довольно осторожно сказал о том, что об этом можно думать, конечно, прежде всего, имея в виду риски.

- То есть это не готовый рецепт, а вопрос обсуждения?

- Нет, конечно.

- Не знаю, как устроены дела в Службе внешней разведки, но предполагаю, что, наверное, там существует некий приказ №1, который издает новый руководитель. Я вступлю в должность, как обычно в таких военизированных организациях делается, и потом этот приказ в виде шифровок разойдется по резидентам, по разным управлениям, отделам штаб-квартиры СВР в Ясенево. Думаю, что все-таки не ошибусь, предполагая, что разведчики не только телеграммы и шифровки читают, но и телевизор смотрят. Может, воспользуетесь возможностью и обратитесь с какими-нибудь первыми словами?

- Публично отвечая на предложение президента Российской Федерации возглавить Службу внешней разведки, я одновременно и обратился к сотрудникам службы. К этому лишь добавлю, что сделаю все возможное вместе с большим и профессиональным коллективом Службы внешней разведки, чтобы эффективность ее работы в полной мере отвечала тому стратегическому положению в системе органов государственной власти, которая принадлежит Службе внешней разведки, в обеспечении руководства страны необходимой политической, экономической и иной информацией для принятия точных и выверенных стратегических решений.

- Говорят, что российская разведка была и остается одной из буквально единичных спецслужб на планете, где есть культура воспитания нелегалов, отправка на работу за рубеж. Конечно, вряд ли они открыто будут смотреть российский телеэфир, но, тем не менее, если в теории иметь в виду, что среди зрителей есть и такие люди, с какими словами вы бы хотели к ним обратиться?

- Эти сотрудники Службы внешней разведки заслуживают особого уважения. Это люди уникальных способностей, высочайшей профессиональной подготовки и высоких моральных психологических качеств. Но использовать телеканал для связи с ними, думаю, не стоит.

- Я случайно оказался в закромах вашей ленинградской альма-матер — это Военмех в Петербурге. Там — ваш портрет в галерее почетных выпускников. Про Военмех известно, что это поставщик кадров не только для оборонки, не только технари, но и, так сказать, людей специальной биографии. В вашей биографии такая специальная составляющая уже бывала когда-то?

- Мое место в этой портретной галереи выпускников Военмеха довольно скромное. Там действительно выдающиеся люди, конструкторы систем вооружения. Вы правы, среди выпускников Военмеха — люди, которые работают в самых разных отраслях промышленности, не только в оборонке, но и в органах управления, в предпринимательском секторе, институтах гражданского общества. Но сразу вам скажу: каких-либо специальных дисциплин, о которых говорили вы, там не преподается. Ну, конечно, о деятельности Службы внешней разведки я осведомлен.

- То есть вам приходилось сталкиваться и со специальными дисциплинами?

- Я осведомлен о работе Службы внешней разведки.

- Я понимаю, почему вы так говорите. Вы член Совета безопасности. Все эти годы регулярно встречались с Михаилом Ефимовичем Фрадковым, который занимал 9 лет пост директора Службы внешней разведки. Вы действительно только сейчас в кабинете президента встретились при вашем назначении или еще регулярно взаимодействовали?

- Начну с того, что я приобрел очень хороший опыт работы, когда под руководством Михаила Ефимовича Фрадкова в качестве председателя правительства работал руководителем его аппарата. С тех пор у нас товарищеские отношения. Конечно, все это время мы много встречались, обсуждали разные темы и в рамках Совета безопасности, тем более что я вошел в Совет безопасности, еще будучи руководителем администрации президента. Надо сказать, что и глава государства дал высокую оценку работе Михаила Ефимовича на посту директора Службы внешней разведки, это действительно так.

- Вы продолжите общаться периодически и дальше?

- Конечно.

- Какими языками вы владеете?

- Получше — французским, похуже — английским.

- Читаете? Разговариваете?

- Разговариваю, читаю.

- Вы же еще и руководитель Российского исторического общества. Покинете его в связи с переходом на новую должность?

- Нет, у меня нет этого в планах. Российское историческое общество, на мой взгляд, состоялось, ведет активную работу, создана довольно широкая сеть отделений в регионах. Если мои коллеги по Российскому историческому сообществу доверят мне и дальше продолжать эту общественную деятельность, я, конечно, ее буду продолжать, тем более есть уже некоторые мысли. Я не исключаю, что, может быть, Российскому историческому обществу стоит взяться за такую тему, как история отечественных спецслужб. Это интересная тема. Тем более что история российской разведки и контрразведки богата и очень легендарная, много выдающихся легендарных разведчиков и контрразведчиков. Наверняка Российское историческое общество будет заниматься этим, конечно, в содружестве со специальными службами нашей страны.

- Очень трудно судить о работе СВР, и я уже понял, что много из вас не выведаешь. Да большинство ваших предшественников не распространялись на эти темы, за исключением, может быть, Евгения Максимовича Примакова. У него в книгах и интервью пару раз мелькали какие-то такие элементы.

- Вряд ли в первый день работы на этом посту Евгений Максимович мог что-то рассказать.

- Естественно. Но Евгений Максимович довольно много ездил по планете в той своей должности. Из совсем открытого я помню встречу с Фиделем Кастро именно в качестве руководителя СВР. Он приезжал координировать с дружественными кубинскими спецслужбами ценностную работу. Вы в санкционном списке Соединенных Штатов, Европейского Союза, даже Украины. Это помеха в вашей работе?

- Это их проблемы, тем более что мир не ограничивается Соединенными Штатами Америки, Европейским Союзом.

- Есть та же Куба, куда летал Примаков.

- Он гораздо больше и шире.

- Тем не менее что вы скажите о взаимоотношениях российских спецслужб, конкретно Службы внешней разведки, с коллегами из стран Запада? Речь идет исключительно о противостоянии с ЦРУ, MI6, BND, израильским Mossad или о сотрудничестве с ними, например, в таких вопросах, как борьба с международным терроризмом.

- Сотрудничество спецслужб разных стран не только возможно, но и необходимо. И я уверен в том, что при всех политических разногласиях сотрудники спецслужб могут и должны в определенных вопросах, в определенных темах — вы совершенно правильно упомянули такую угрозу современную, как терроризм, — работать вместе. Поэтому они, может быть, лучше, чем кто-либо другой, понимают и степень угрозы, и как с этой угрозой бороться.

- Вы воинское звание примите или так и останетесь гражданским?

- Я останусь гражданским руководителем Службы внешней разведки.

- Как к вам надо будет теперь обращаться?

- Сергей Евгеньевич.

Сегодня