Тема:

Конфликт в Йемене 14 суток назад

Глава Высшего политического совета Йемена: мы хотим мира на равных, а не компромисса

Йемен переживает сложный период американо-саудовской агрессии. Об этом в интервью корреспонденту ВГТРК Анастасии Поповой рассказал глава Высшего политического совета Йемена Салех Саммад. По его словам, причина агрессии — попытка Йемена выйти из-под контроля саудитов, которые десятилетиями держали страну в экономическом рабстве.

- Вы становитесь у руля страны в очень непростое время. Какая задача сейчас является для вас первостепенной?

- Приветствую вас. Еще раз спасибо за возможность передать наш голос дружественному российскому народу, который мы очень уважаем и который занял позитивную, справедливую позицию по ситуации с Йеменом в ООН. Страна сейчас переживает очень сложный период американо-саудовской агрессии. Причина — наша попытка выйти из-под контроля саудитов. Десятилетиями они держали нас в экономическом рабстве. Имея богатые природные ресурсы, мы могли бы стать на один уровень со странами Персидского залива. Но из-за саудовской политики наш народ остался в нищете. Эр-Рияд использовал внутренние распри в Йемене, после революции 62-го года были войны в 70-х, в 94-м, 6 войн против хуситов в Сааде, где Саудовская Аравия играла ключевую роль. У нас на данный момент очень много планов по реформе страны и ее восстановлению. Мы приложим все усилия и будем стараться вывести ее из этого кризиса. Мы хорошо знаем страдания и нужду йеменского народа. Мы намерены создать новое правительство, которое будет играть эффективную роль для объединения сил для стабилизации страны, чтобы залечить все раны, нанесенные агрессией.

- Инициатива, принятая в Саудовской Аравии, по сути, — первый и реальный шанс договориться. И Россия считает, что, несмотря на одностороннее прекращение перемирия со стороны Саудовской Аравии, ключ к решению этой проблемы сейчас в ваших руках. Ваша задача повременить с созданием собственного правительства. Вы готовы пойти на это ради мира в Йемене?

- Мы прошли через долгую фазу переговоров и предлагали много вариантов для них и для нас. Начиная с переговоров в султанате Оман, двух раундов переговоров в Женеве, и потом раунды кувейтских переговоров, мы предоставили много решений и сделали много уступок. И там был подлог со стороны купленного саудитами йеменского правительства и некоторых стран Персидского залива, чтобы провалить эти переговоры. Когда, например, мы говорим о сдаче оружия, возникает вопрос, кому сдавать это оружие? Они присылают в столицу вооруженные террористические группы "Аль-Каиду" и ИГИЛ (организация запрещена в РФ) с оружием, а от нас требуют его сдать. Хотели, чтобы сдали оружие и столицу. А кому ее сдавать? Мы предложили создать президентский совет из различных групп — движений и партий. И создать правительство из различных партий, которое возьмет на себя все эти процедуры безопасности. Чтобы оно собрало со всех сторон оружие в Йемене. Но были выдвинуты очень жесткие условия со стороны партии "Ислах" — это "Братья-мусульмане", которая не обращает внимания на политический фактор в стране. Мы старались вопреки этому быть гибкими. Но, несмотря на это, они оккупировали провинции, пока шли переговоры в Кувейте. Были сданы многочисленные территории, мы со своей стороны сделали много предложений и вариантов для решения этой проблемы, чтобы подтолкнуть ситуацию к мирному решению. Мы вышли с саудовских территорий и смогли приостановить бои на границе, как жест доброй воли, чтобы саудиты пошли на компромисс, но вместо этого мы получили еще больше воздушных ударов со стороны Саудовской Аравии, досмотры в аэропорту Биша. Они продолжают подпитывать своих наемников, они взяли несколько провинций в Мааребе, Джоуфе, Шабва. Все эти действия показывают, что у саудитов нет никакого желания решать вопрос мирно. Мы подаем руку политическому решению, но мы хотим мира на равных, а не компромисса, хотим справедливости не в ущерб йеменскому народу. И мы хотим чтобы все йеменцы участвовали в этом процессе, чтобы решить все обиды и проблемы сейчас, а не оставлять их на потом.

- Ваши аргументы абсолютно понятны. И все-таки, если это единственное, чего от вас требуется, вы будете это делать?

- Шаги, которые мы намерены предпринять в будущем, касаются внутренних проблем. Когда весь мир набросился на нашу страну, когда тут воюют наемники из Азии, Африки, из многих стран, нам нужно поддержать жизнь внутри страны. Мы стараемся собрать все политические движения. Мы хотим объединить наши ряды, чтобы бороться с агрессией. Раз агрессия и блокада продолжаются, мы и все политические силы, которые находятся в Йемене, можем предпринять меры, чтобы урегулировать проблемы в этих условиях, чтобы бороться с агрессией. Но если они готовы к мирному выходу, мы готовы предпринять необходимые шаги.

- Давайте сейчас немного поговорим об истории. Почему случилась революция 2011 года? Были ли какие-то предпосылки в стране?

- Случилась "арабская весна". Йемен и остальные страны хотели свободы, демократии и стабильной жизни. В Йемене была правящая элита. В этой революции "Ансар Алла" имела влиятельную роль. Мы хотели сформировать партию и движение, которое бы стало частью политической карты Йемена. Раньше этому активно препятствовали. Инициатива стран Персидского залива отстранила суть революции и собрала две силы, которые оказались во власти, оставив "Ансар Алла" за бортом. Мы продолжали свою революцию на площадях вплоть до 21 сентября, когда был подписан пакт о мире и соглашении. Его приветствовало мировое сообщество, страны Персидского залива, ООН. И тогда было сформировано правительство Бахаха. Было одобрение со стороны парламента. И "Ансар Алла" тогда одобрили этот шаг, и они приветствовали этот шаг и не стремились занять там свои позиции в правительстве. В то же время политические силы боролись за то, чтобы получить портфели в этом правительстве, я имею в виду партию "Ислах" и их союзников. И это сорвало идею создания правительства технократов. Тогда даже сам президент Хади заявил, что он бы не хотел участия "Ансар Алла" в этом правительстве, потому что на него шло давление со стороны американцев, саудовцев и англичан и в случае, если были бы мы оказались в правительстве, тогда наша страна потеряла бы много грантов. Это могло даже повлечь экономическую блокаду, поэтому "Ансар Алла" приняли это без обид и отказались от портфелей.

- Многие политики здесь сейчас критикуют господина Бахаха, его правительство. Вы лично его поддержали. Почему?

- Мы не поддерживали Бахаха, мы согласовывали его кандидатуру с остальными партиями, когда страна попала в кризис, когда пришел Хади и выдвинул свою кандидатуру в лице Ахмед Ауад бен Мубарака, мы его считаем марионеткой США в Йемене. Мы отказались поддержать его. Мы вывели народ на демонстрации протеста. Они прошли в Сане, в других городах. И когда нам удалось не допустить избрания этой кандидатуры с помощью народной воли, тогда все движения и партии согласились на новую кандидатуру — Бахаха. И в тот момент было трудно отказать ему, иначе бы мы помешали выйти из кризиса и народ бы подумал, что мы хотим продолжения хаоса. Мы поддержали, хотя и были против. В пакте о мире и соглашении был пункт, в котором ясно прописано, что правительство создается из четырех политических партий – "Ансар Алла", "Народный конгресс", "Ислах" и их союзники и движение юга. Был договор о распределении портфелей на основе "9-9-6-6", но "Братья-мусульмане" хотели большего. Мы пошли на компромисс и отдали им еще два своих портфеля. Это была попытка мирным образом выйти из кризиса, создать правительство. Но партия "Ислах" опять отказала в этом варианте. И тогда Хади дал указание Бахаху, чтобы сформировать новое правительство, но тот поступил самовольно: взял те портфели, что полагались "Ансар Алла" и партии Али Абдалла Салеха и передал их йеменцам, которые работали на иностранные интересы. 6-7 министров в правительстве имели иностранное гражданство. Мы в свою очередь издали манифест и выступили с протестом. Нам сказали, что это тоже временное правительство на три месяца. За три месяца поменяют людей. Спустя три месяца Хади с подачи стран извне оставил этих людей и так все и осталось. И это привело к новому кризису. Хади не слушает никого, кроме британского посла, американского и саудовского посла. И он не понимал воли народа и никогда не прислушивался к моим советам. Мы со своей стороны приглашали его советников в Сааду, когда мы увидели упорство партии "Ислах" в отстранении "Ансар Алла" от институтов власти, мы решили внедрить народные комитеты, чтобы они стали частью сил безопасности, чтобы они могли поддержать армию в борьбе с террористами "Аль-Каиды" и ИГИЛ. Есть провинция Аль-Бейда: многократно силы безопасности пытались очистить ее от боевиков, и у них не получалось. Смогли это сделать, только когда вмешались наши бойцы. Мы хотели внедрить ополченцев в ряды сил безопасности. Мы заметили, что на Хади очень сильно давили, но он не мог об этом заявить, он говорил только, что не может внедрить "Ансар Алла" и все. Когда была революция 21 сентября, когда "Ансар Алла" вошла в Сану, упорные бои шли на территории первой бригады под командованием Али Мухсена. Были приказы со стороны Али Мухсена, чтобы Сана была в полном хаосе. Хотели повторения сценария Адена в 94-м году. "Ансар Алла" тогда вмешалась для защиты институтов власти, чтобы не допустить вакуума в столице. Если бы реально не было ополченцев "Ансар Алла" для обеспечения безопасности столицы, могло быть все хуже. Хади был соучастником этой инициативы превращения столицы в хаос. И поэтому ополченцы настаивали на том, чтобы были созданы нейтральные силы безопасности. И потому мы хотели внедрения "Ансар Алла" в ряды сил безопасности и армии для создания баланса с 11-го года, так как баланс бы держался на личной инициативе и воле власти.

- Ну, он бежал из страны. А все-таки есть для него возможность вернуться сюда в каком-то качестве?

- Если он сможет вернуться, пускай, но не забываем, что есть тысячи убитых, раненых, детей погибших, разрушены заводы, оскорблена честь йеменского народа, думаю, что эти преступления никак не могут быть забыты и прощены народом. Все здесь против того, чтобы соучастники этого преступления участвовали в будущей политической жизни страны.

- Ну и последний вопрос о роли России в этом кризисе. Может ли она, на ваш взгляд, занять более активную роль в этом, или ее влияния и так достаточно?

- Российская позиция позитивна с самого начала агрессии. Мы не забудем позицию русских друзей даже с учетом того, что сейчас идет заговор против России, что повлияло в некоторой степени на ее позицию. Но, несмотря на это, Россия вместе с йеменским народом. Это можно почувствовать, когда Россия воздержалась при голосовании по резолюции "2216". Это жест уважения русского народа к йеменскому народу. Также была большая гуманитарная помощь, они также приняли нескольких делегаций и выслушали позиций политических сил Йемена, которые стоят против агрессии, состоящие из "Ансар Алла" и "Национального конгресса". Я лично был членом этих делегаций в начале агрессии и встречался с замминистра иностранных дел России. Это была позитивная встреча. В Йемене идет противостоянии между народом и теми, кого поддерживают извне. В общем, можно сказать, что российская позиция ясная, четкая и принципиальная в пользу йеменского народа. Представитель России в ООН ясно сказал, что переговоры в Кувейте были несбалансированными, и что невозможно провести повестку одной стороны в ущерб другой. И мы благодарим вас за такие слова.

- Спасибо большое за интервью.

Сегодня