Фурсенко рассказал о специфических проблемах России

Сложные вопросы, которые президент России Путин задал президенту российской Академии наук Фортову. Так куда идёт реформа российской науки? Гость студии — помощник президента России Андрей Фурсенко.

- Представим гостя нашей студии. Это Андрей Фурсенко. Здравствуйте, Андрей Александрович.

- Здравствуйте.

- Помощник президента, куратор научной деятельности. Вы сидели рядом с президентом на этом совещании, которое только что упоминали. Ну, и я, вы знаете, понравится вам это или нет, все-таки скажу, что вы сын академика советских времен, знаменитого академика Фурсенко.

- Понравится.

- И смотрите на этот мир не только снаружи, но и действительно изнутри с самого детства. Андрей Александрович, я вот только что статистику упомянул. Я еще раз ее повторю. Значит, 1989 год, Советский Союз, 15 республик. 323 действительных члена, то есть академика Академии наук СССР. Сегодня в России без 14 республик 941 академик, в 3 раза больше. Даже, если убрать академиков, которые пришли из ВАСХНИЛ и Академии медицинских наук, 532, в два раза, ну, почти в два раза больше. А сколько нам нужно академиков?

- Ну, нам нужно столько, сколько есть действительно выдающихся ученых.

- Существует две версии, почему президент высказал свое недовольство по ходу заседания. Одна из них касается того, что действительно не подчинились государственной корпоративной дисциплине те люди, которые решили баллотироваться. Но вторая заключается в том, что президент не очень доволен тем, как обстоят дела в Академии. Что хочет российское руководство от Академии?

- Я думаю, что тут правильнее сказать, что хочет российский народ от Академии. Я думаю, что у нас в стране всегда было уважение и надежда на науку.

- Но мы же привыкли. У нас Ломоносов, Менделеев в любом школьном кабинете.

- Да.

- Поэтому уж извините, да, есть такие ожидания.

- И, наверное, когда не в полной мере эти ожидания реализуются, это обидно. И, когда возникает ощущение, что у каких-то ученых возникают ложные цели, и, когда главное для них — это не получение каких-то уникальных результатов, а какие-то, ну, более приземленные, скажем, цели, связанные с административно-хозяйственной деятельностью. То это тоже, наверное, заставляет задуматься о том, а правильно ли там все организовано и устроено.

- Давайте вернемся конкретно к этой стратегии научно-технологической, которая, собственно говоря, обсуждалась на президентском совете. Что в ней заложено, какие цели поставлены?

- Отличие в том, что в качестве главной цели там ставятся требования ответить на проблемы, которые возникают перед обществом, перед экономикой.

- По каким направлениям сейчас в этой стратегии вот выставлены приоритеты?

- Ну, во-первых, есть общая проблема для всего мира. Это проблема демографии. И в связи с демографическими проблемами, это проблема возникновения принципиально новых болезней, например. Это проблемы привыкания к антибиотикам.

- Медицина.

- Это означает, что у нас не только новые болезни возникают, у нас возвращаются старые. У нас сегодня уже пневмония — это серьезное заболевание. Еще 20-30 лет назад…

- Казалось, что все...

- Казалось. У нас возвращается туберкулез, который вообще, казалось бы, мы о нем забыли.

- Причем, в мире.

- В мире, в мире. Конечно, есть специфические проблемы для России. Ну, например, один из таких больших вызовов — это наше пространство. Причем, при относительно небольшом населении, ну, для такой страны огромной мы должны принципиально по-новому решать проблему транспорта. И эти все проблемы, они нарастают. Они должны решаться на новом, интеллектуальном уровне. Вот задачи для науки. И, кстати говоря, не надо только в негативном плане. Надо еще оценить и те возможности новые, которые появляются. И предложить инструмент использования этих новых возможностей.

- Об инструменте. Бог с ним, вынесем за скобку тему количества академиков. Дай Бог, тем более там шестиступенчатая система голосования. Ну, значит, люди действительно квалифицированные. Существующего инструментария академических институтов хватает? Почему я задаю этот вопрос? Многим кажется, что вот вся эта дискуссия, она вообще в отношении собственности. Отторгнут ее от академических институтов, расформированных, не отторгнут. Вот и собственность давайте тоже вынесем за скобки. Мы о науке сейчас говорим. Существующего инструментария академических институтов хватает?

- Вот абсолютно правильный вопрос. Я хочу немножко его уточнить. Когда мы говорим об инструментарии, то речь не идет о приборах. И речь даже не идет о каких-то инструментах финансирования. Речь идет об организации науки. Давайте вспомним тех, кто делал бомбу. Это Курчатов, Харитон, Александров. Ведь они не были специалистами в этой сфере. Но они были выдающимися учеными, которые смогли достаточно быстро перестроиться и решить задачи, которые за очень короткий срок, ну, в общем, наши, я бы сказал так, оппоненты, конкуренты, они считали, решить за эти сроки не возможно. Разные науки, разные направления, они объединялись, они обогащали друг друга. И это на самом деле было огромным достоинством, преимуществом советской науки.

- Давайте так. Я к тому, что происходит сейчас, подойду по своему опыту гуманитария, столкнувшегося с научной средой. Я обратил внимание на то, что вот в гуманитарных науках очень многие являются совместителями нескольких соседних институтов. То есть, де факто люди, которые работают на стыке, они и так уже объединены. Если посмотреть на то, в каком количестве институтов академических они работают, мне иной раз кажется, что этих институтов больше, чем, больше, чем людей. Как оценить эффективность тех или иных академических институтов как раз того ради, чтобы, как это сказал Путин на этом совете, не размазывать средства, чтобы действительно в точку одну бить, в том числе решения тех задач, которые заложены.

- На самом деле в этом сообществе все знают, кто, чего стоит. Но сказать человеку, что он не тянет, это, во-первых, очень непросто психологически, а, во-вторых, это не очень принято. Так важна репутационная ответственность. Понимаете, у нас в ряде случаев ответственность за свою репутацию уходит куда-то на задний план вот перед такими чисто материальными вопросами, связаными, как вы сказали, собственностью, значит, с материальной обеспеченностью.

- Хотя еще раз повторю, эту собственность надо выносить за скобки в данном вопросе.

- Конечно.

- Мне кажется, из раза в раз мы возвращаемся к одному и тому же, что без Академии-то никуда.

- Нет, никуда. Но она должна немножечко все-таки, видимо, меняться.

- Спасибо. Помощник президента Андрей Фурсенко был гостем нашей студии.

Сегодня