"Егорьевские диковины" в Историческом музее

В Государственном историческом музее состоялась презентация книги "Егорьевские диковины". Книга рассказывает о выдающемся собрании Егорьевского музея, возникшем на основе коллекции текстильного фабриканта Михаила Бардыгина.

Эти картины никогда раньше не выставлялись - больно уж вид у них был непрезентабельный. Долгие годы произведения русской провинциальной живописи из коллекции Михаила Бардыгина хранилась в запасниках. Теперь коллекция отреставрирована и представлена в книге "Егорьевские диковины".

"Главная задача - показать то, что почти никто не видит. Коллекции запасников и музейных архивов", - говорит Ирина Остаркова, руководитель проекта "Первая публикация".

В книге 400 страниц красочных иллюстраций и комментариев. Издатели хотят рассказать не только о ценных исторических экспонатах, но и о выдающихся деятелях искусства. Текстильного фабриканта и коллекционера Михаила Бардыгина они ставят в один ряд с такими как Третьяков, Морозов и Щусев. И прежде чем перенести коллекцию в книгу, нужно было придать ей товарный вид. Над картинами XVIII – XIX веков реставраторы трудились почти год. Когда все было готово, хранители музея обнаружили много нового.

В книге поступлений Егорьевского музея эта картина числилась как "Базар в Поминове", но после реставрации обнаружили, что изначально это было совсем другое произведение - "Воздвижение Креста". Кто изображен на этом полотне, понять было сложно: какая-то женщина держит чью-то голову. Посчитали, что это Иродиада с головой Иоанна Крестителя. "Реставрация позволила определить нам, что это Юдифь с головой Олоферна", - говорит Светлана Хлебникова, хранитель фонда живописи Егорьевского музея.

Сюжет этой картины музейщиков сильно смущал. Грешили на неосведомленность художника, ведь на ней был изображен царь Петр у постели кардинала Ришелье. И только после реставрации стало понятно, что Ришелье - статуя.

Картин с сюжетами о Петре Великом в коллекции несколько. И если официальное искусство царя возвеличивало, то художники-старообрядцы из провинции позволяли себе и посмеяться над государем, и упрекнуть его в кровожадности. "На картине "Казнь в присутствии Петра Первого" изображен царь, который держит отрубленную голову и демонстрирует, как работает система кровообращения", - говорит Светлана Хлебникова.

Жутковатым можно назвать целый раздел лубочной живописи Егорьевского музея. В те далекие времена в купеческих семьях портрет на смертном одре был делом обычным. Например, эта молодая девушка в праздничном головном уборе, умершая, вероятно, вскоре после свадьбы. "Раньше не было такого отношения к смерти как к чему-то противоестественному, - поясняет Наталья Артемова, директор Егорьевского музея. - Это было частью жизни".

В книге можно найти произведения из кости, деревянные скульптуры, фарфор и стекло. Несмотря на такое разнообразие, коллекция выглядит однородной. Искусствоведы говорят - ничего удивительного. Просто вкус у текстильного фабриканта Бардыгина был хорошим.

Сегодня