Максим Скулачев: мы продлим человеку активную жизнь до 120 лет

Читайте нас в Telegram

На канале "Наука" стартовал проект "Медицина будущего". Ведущим цикла стал молекулярный биолог Максим Скулачев. Ученый рассказал, как устроен процесс старения, когда в аптеках появятся таблетки от старости, насколько они продлят жизнь нашему поколению.

— Максим, как обстоят дела со старением? Ученые придумали, как его приостановить?

— Последние десять лет мы с группой ученых работаем над этим. Наше лекарство уже показало эффективность на мышах. Если оно окажется эффективным и для людей, мы продлим активную жизнь человеку до 120 лет.

— Это на 50 лет больше, чем средний возраст жизни сейчас.

— Верно. По сравнению с началом XX века мы уже живем вдвое дольше. Нам продлили жизнь простые вещи: антибиотики, анестезия, которая позволила проводить операции, и гигиена.

Сегодня главными причинами смерти стали нейродегенеративные болезни (увядание мозга), онкология и сердечно-сосудистые заболевания, приходящие с возрастом. Эти болезни запускаются механизмом старения.

— Мы биологически запрограммированы на то, чтобы не жить слишком долго?

— Да, как и большинство животных. Эволюция заложила в нас механизм, который сводит нас в могилу за 100 лет. И это довольно много по сравнению с другими животными. Нас обошли только черепахи, гренландские киты и некоторые моллюски.

— Когда у нас начинается старение?

— Для разных систем по-разному. Наш иммунитет начинает ослабевать с 12–14 лет. Считается, что именно в этом возрасте начинает потихоньку работать программа старения организма. После 25 лет стартует старение мышц и т. д. В общем, со временем в нас более-менее все портится и начинается увядание организма, которое ускоряется. И мы придерживаемся мнения, что это не случайный процесс, а результат "подрывной" деятельности специального механизма.

— И как этот механизм остановить?

— Для того чтобы сломать радиоприемник, не обязательно знать, как он устроен. Надо молотком ударить или вытащить батарейки. Так и здесь. Мы стали думать, как этот механизм остановить. И мы уже разрабатываем лекарство, которое каждый день перехватывает сигнал, идущий из мозга с командой "пора стареть". Пока мы сфокусировались на одном типе такого сигнала — свободных радикалах.

— Почему не получится жить вечно?

— Опираясь на те эксперименты, что мы уже провели на мышах, животные с помощью препарата доживают до максимального для своего вида возраста. Вот в чем дело. В биологии обычно все важные процессы распараллелены. Иначе бы в случае мутации могла получиться нестареющая мышь, что опасно для мышей как для вида. Мы с помощью лекарства перебиваем один сигнал, и это уже продлевает жизнь мышам. Но обходной сигнал точно есть, например, онкология. И наши вещества на развитие рака не влияют.

— А если мы и с ним справимся?

— Появится что-то другое, что не даст нам жить долго. Я думаю, что это будут психологические проблемы. Уже сейчас поколения сменяются слишком быстро. И наши отцы уже сложно общаются с компьютерами, техникой. И это может вызвать проблемы в социализации, разочарование в жизни, отчаяние.

Наше здоровье во многом управляется психикой. Если у человека есть ради кого и чего жить, он живет дольше. Это уже научный факт. За этим стоит большая и пока еще не изученная биология.

— Хорошо. Если мы будем жить до 120 лет, как при этом будет выглядеть наше тело, насколько сообразительным останется мозг?

— Продлевать старость мы не будем. Тесты показывают, что мыши, крысы и хомяки с помощью препарата остаются бодрыми до старости. Если все так же здорово получится на человеке, то мы будем оставаться на пике активности лет до 100.

— Как думаете, мир готов к тому, чтобы мы жили до 120?

— Готов! У нас уже сильно изменилось общество. Если век-полтора назад человек в 30 лет уже реализовывал себя и был готов принять старость, так как понимал, что с хорошей вероятностью до 40 не доживет, то сейчас в 30 лет люди только начинают карьеру.

А пенсионный возраст нужно сместить к 90 годам. Ученые уже проследили закономерность: чем дольше работаешь, тем дольше живешь. Когда человек обычно занимается тем, что считает важным, что умеет и любит, потеря работы становится для него страшной вещью.

— Как будет выглядеть лекарство от старения?

— Сначала это будет медикамент, который ты принимаешь раз в день, как витамины. Если что-то пошло не так, просто прекращаешь прием. Через некоторое время перейдем на большую дозировку — раз в месяц, например. В конце концов, можно провести генное вмешательство — убрать ген, который посылает сигнал стареть. Но к таким радикальным мерам мы пока еще не готовы.

— На какой стадии лекарство находится сейчас?

— Уже проходит клинические исследования. Пока это еще только первая фаза — на здоровых молодых добровольцах. Главное, что мы должны доказать в первом исследовании, — безопасность вещества для человека. По предварительным данным, все хорошо, и довольно скоро мы перейдем к исследованиям на пациентах с определенными возрастными патологиями. И если все и дальше пройдет удачно, то лекарство можно ждать в аптеках через три-пять лет. Поначалу, конечно же, это будет лекарство для лечения (а может быть, и профилактики) определенных возрастных болезней. А дальше мы, я думаю, сумеем доказать, что вещество на самом деле замедляет работу механизма старения. Это было бы здорово!

— Ваш проект "Медицина будущего" на "Науке" посвящен вопросам старения?

— Не только. В восьми выпусках проекта мы рассказываем о том, что нас будет ждать на приеме у врача через 10–20 лет. Об инновационных технологиях и революционных подходах медицины, которые позволят лечить рак, предотвратить старость и назначать лекарства, исходя из результатов вашего анализа ДНК.

Смотрите премьерные серии проекта "Медицина будущего" на канале "Наука" в субботу в 10:00 и в воскресенье в 18:45.

Сегодня