К 100-летию русской революции голландцам покажут выставку "Романовы и революция. Конец монархии"

Мы вошли в год 100-летия русской революции. События те были историческими в масштабах всей планеты. Вот мероприятия, приуроченные к годовщине, и идут по всему миру. Одни из них — в Амстердаме. Почему именно там открылась первая такая выставка из собрания Эрмитажа?

"Хозяин земли Русской" — в графе занятие и ремесло. Эту ведомость первой Всероссийской переписи император заполнил собственной рукой в Царском селе. Под номером «два» — Александра Федоровна, императрица, жена, 24 года, родной язык — немецкий. Дата — 1897 год. Впереди у них еще 20 лет.

Редкий шанс увидеть оригинал — через две недели эту ведомость, как и другие документы, заменят на копии — яркий свет исторические подлинники разрушает. Чтобы показать европейцам "Конец монархии" — так называется выставка — российские музейщики получили разрешение на вывоз 250 экспонатов. А один выставляется впервые за сто лет.

"Портрет Александра Второго из Зимнего дворца, который мы привезли на эту выставку и демонстрируем, — яркий пример варварства, которое происходит во время революции", — отметил Георгий Вилинбахов, заместитель директора Государственного Эрмитажа по научной работе, председатель Геральдического совета при президенте РФ.

Холст с царем-освободителем был изрезан штыками во время штурма Зимнего дворца. Куратор выставки Георгий Вадимович Вилинбахов и сам потомок дворянской семьи, которая в революцию уцелела. Но в Амстердаме оживили историю для тех, кто с ней практически не знаком.

"Мы старались открыть глаза на решения Николая. Для себя в работе мы называли их оплошностями, которые дали дорогу большевикам и остальным. Для голландцев революция 1917 года — это не чисто российская история, это мировая история. И это привлекает людей", — рассказала Кателяйн Броерс, директор филиала Государственного Эрмитажа в Амстердаме.

Начало — "царские гостинцы", из-за которых на Ходынке погибли 1379 человек. Фотографии уже большой семьи с последней императорской яхты "Штандарт", детские рисунки. А полуграмотную записку можно принять за детскую, но это размашистый почерк Распутина.

Голландцам попытались объяснить, что революций в 1917 году было две. В зале Февральской — манифест об отречении, правда, копия. Подлинник — один из четырех актов, которые не могут по закону покидать территорию России.

Документ, составленный 20 лет спустя после переписи населения, — продовольственная карточка на Романова Николая Александровича, звание экс-император, адрес: улица Свободы. Причем "свобода" в кавычках. Тот, кто заполнял карточку (а судя по почерку, это не сам Николай) обладал чувством горькой иронии.

Но по-настоящему трагичный, последний зал выставки — впереди.

"Телеграмма — ключевая среди документальных доказательств того, что была убита вся царская семья. Здесь сказано, что семью постигла та же участь, что и Николая Второго. Ведь до официального признания Ельциным, что была убита вся царская семья, советское правительство не признавало убийства. Была вот эта официальная телеграмма о том, что убит бывший император, а семья эвакуирована в надежное место", - рассказал Сергей Мироненко, научный руководитель Государственного архива РФ.

Шифровка на имя Ленина и Свердлова всплыла в 90-е на аукционе Sotheby's, но ее удалось вернуть в Россию. В 1997-м состоялся обмен архивными документами с князем Лихтенштейна.

Даже голландцам — а их здесь 99% — после осмотра хочется остановится и просто помолчать. И дело не только в сочувствии.

"Февральская революция очень важна для моей семьи, потому что моему прадедушке после нее пришлось покинуть Россию. И он никогда больше туда не возвращался. Он готовился стать офицером, ему было 16. А его мать, моя прапрабабушка, была гувернанткой у Николая Второго, когда тот еще был ребенком", — сказала Кайса Оллонгрен, вице-мэр Амстердама.

В Нидерландах Романовы далеко не чужие. Началось все еще в XVII веке. Вряд ли найдется еще одно место ни то что в Голландии, во всей Европе, где бывали столько российских монархов. Домик Петра Первого в Заандаме. Он жил здесь инкогнито восемь дней. Очень скромно, всего две комнаты. Сюда приезжал каждый император, начиная с Павла Первого. А поэт Жуковский и вовсе назвал домик "колыбелью империи".

Николай Второй — последний владелец домика — посещал его тоже инкогнито под именем Графа де Норд, то есть Северного. Считает, что именно он привез сюда образ Спасителя в терновом венце.

Сегодня