Детский рак: смертность сократилась до 20 процентов

15 февраля мир отмечал Международный день защиты детей от рака. По данным Всемирной организации здравоохранения, среди причин детской смертности рак — на втором месте после гибели от несчастных случаев. В России результаты борьбы впечатляют. Выживание детей с некогда фатальным диагнозом сегодня у нас в стране в среднем более 80%, что является очень высоким мировым показателем. А ведь еще 25 лет назад спасти удавалось лишь каждого десятого ребенка.

Она только что улыбалась, и вдруг слезы, не остановить. Надо держаться, бороться, победить — сначала свой страх, а за ним эту странную, непонятную болезнь, которая пришла внезапно. Просто так случилось этой осенью.

Лейкоз. Диана даже не поняла сначала, что это, как. Но доктор объяснил: у ее маленького Санечки — рак крови. И надо сражаться. И они вступили в эту схватку.

Всего три-четыре десятилетия назад — по медицинским меркам это совсем недавно — у Саши было бы очень мало шансов. Теперь вероятность победить лейкоз крови полностью, без остатка — до 90%.

"Аппарат томотерапии, аппарат лучевого воздействия — практически единственный в стране. Не то что у детей — у взрослых такого аппарата нет", — рассказывает Александр Румянцев, генеральный директор Национального НПЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева, академик РАН.

Профессор Румянцев буквально бежит по коридорам своего центра: вот операционные, томография, какие-то сложнейшие приборы — все надо показать, ведь это гордость профессора, врачей, всей страны.

Центр имени Димы Рогачева. Красочный, яркий, такой, каким нарисовал его на листе бумаги 12 лет назад маленький умирающий мальчик, чтобы рассказать о своей мечте президенту, который тогда посетил Детскую клиническую больницу.

Диму тогда спасти не смогли, но в честь ребенка, который боролся до конца и верил, что когда-нибудь дети перестанут умирать от рака, построили этот центр высоких технологий.

В прошлом году в нашей стране страшный диагноз получили больше трех тысяч детей. Динамика – рост. С начала века — в среднем на четверть. И это происходит и в России, и во всем мире. Экология — стала хуже, говорят экологи. Медики не спорят, но добавляют: а диагностика — лучше. Теперь рак проще выявить на ранней стадии. Но как бы то ни было, надо двигаться дальше.

"Смириться с этим невозможно, поэтому все, что можно, для этого нужно сделать", — считает Сергей Кириенко, председатель попечительского совета фонда "Врачи, инновации, наука – детям", первый заместитель руководителя администрации президента РФ.

Сергей Кириенко делает взнос в фонд "Врачи, инновации, наука — детям" — деньги, полученные в качестве бонуса после ухода из корпорации Росатом. В центре имени Дмитрия Рогачева — первое заседание попечительского совета фонда. Цель — собрать деньги, 4 миллиарда рублей, на поддержку научных и клинических программ. В онкологии необходимо таргетное лечение, когда лекарство бьет точно в больную клетку, не повреждая здоровые. Решить эту задачу – значит, одержать победу над смертельной болезнью.

"Развиваются молекулярная биология. Скорее всего, потихонечку от системы химиотерапии, которой занимаемся, перейдем к назначению препаратов, которые действуют на мишени, то есть на ту клетку, которая является прародительницей раковой клетки. И мы будем убивать это на корню", — уверен Владимир Поляков, главный внештатный детский онколог Минздрава РФ.

Все самое страшное — позади. Ярослав уже прошел пять блоков химиотерапии. Остался последний. Через катетер, закрепленный на теле, вводят лекарство. Совсем не больно.

В московской Морозовской больнице — оборудование мирового уровня. Три года назад здесь был создан центр гематологии и онкологии.

"Успешно развиваем онкологическую хирургию, можем четко понимать локализацию опухоли. Можем с помощью моделирования понять, как хирурги будут это образование удалять из головного мозга, из полости желудка, из любого места. На сегодняшний день достаточно успешно лечим детей с новообразованиями", — рассказал Игорь Колтунов, главный врач Морозовской детской городской клинической больницы.

Зоны повышенного риска — печень, носоглотка, щитовидная железа. Чаще, чем у взрослых, у детей бывают саркомы — опухоли соединительных тканей. Примерно половина всех диагнозов — лейкозы — злокачественные заболевания крови. Раком болеют в любом возрасте. Но даже врожденная онкология больше не приговор.

Малышке всего 4 дня. Она родилась с опухолью — объемное образование оболочек спинного мозга. Ее уже прооперировали, и теперь она вырастет здоровой и сможет ходить.

Около полувека назад рак был практически на 100% смертельным заболеванием. Теперь смертность в среднем, в зависимости от формы болезни, — 20% и в России, и за рубежом. Показатели сравнялись в последнем десятилетии. Наша страна сделала научный и технологический прорыв, который признали во всем мире.

"Сейчас по лечению таких заболеваний, как острый лейкоз, гепатобластома, нефробластома, саркома мягких тканей, костная саркома, мы на одном уровне находимся с европейскими клиниками", — отметил Владимир Поляков.

Маленький Саша из Архангельска и его мама справятся со страшной болезнью. Доктор говорит, что надо просто верить, ведь это уже не чудесное исцеление, а обычная медицинская практика.

Сегодня