Тема:

"Исламское государство" 3 суток назад

Международная коалиция не торопится завершить войну в Ираке и Сирии

В Мосуле иракские войска взяли под контроль третий из пяти мостов через Тигр, расположенный между восточной частью и старым городом. Цель армии — главная мечеть города ан-Нури. Накануне премьер-министр Хайдер аль-Абади заявил, что операция в Мосуле вошла в финальную стадию. А военное командование США пообещало тотальную зачистку от боевиков в западной части. Но при этом в городе — гуманитарная катастрофа. Авиаудары международной коалиции приходятся на мирные кварталы, а вокруг Мосула возникают города-призраки.

Разрушенные дома и опустевшие улицы — это все, что осталось от крупнейшего христианского города Ирака — Каракоша. Боевики ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ) вошли сюда в первые месяцы своей экспансии. Всех немусульман убивали. Уцелели несколько десятков тысяч человек, которым удалось бежать.

"У меня на стене был нарисован крест. Я видел, как один из игиловцев пытается стереть его. Я сказал ему не утруждаться и протянул краску, чтобы он закрасил распятье. Боевики направили ружья мне в голову. Я рассказал об этом соседям. Нас было 11 человек. Мы всё побросали (наших овец, землю) и убежали", — вспоминает фермер из Каракоша Сами Юанна.

В октябре 2016 года Каракош освободили силы иракской армии. Операцию с воздуха поддерживала авиация США. Как результат — террористам пришлось отступить. Но город разрушен почти до основания. Мирные жители, бежавшие отсюда три года назад, возвращаться не спешат. Второй по величине город страны – Мосул – всего в 20 километрах от Каракоша. И сейчас события там развиваются по схожему сценарию.

"Запад бился в конвульсиях, изображая скорбь в связи с ситуацией в восточном Алеппо. Я, кстати, очень хорошо знаю и Алеппо, и Мосул. Ситуации в этих городах вполне сопоставимы. Но Мосул намного крупнее Алеппо, а его западная часть более густо населена. Операцию в Алеппо называли колоссальным военным преступлением, а ситуацию в Мосуле изображают главным образом как историю приключений бравых солдат", — рассказывает член парламента Великобритании Джордж Гэллоуэй.

Освобождение Мосула явно затянулось — вразрез с обещаниями военачальников. В городе между тем — гуманитарная катастрофа. О ее масштабах судить сложно: западные СМИ предпочитают акцентировать внимание на успехах иракской армии, которым способствует так называемая международная коалиция.

"И государственные, и независимые СМИ продвигают националистическую точку зрения и преследуют националистические цели. Когда становится неудобно говорить о том, что делает ваша страна, вы просто это не освещаете. Ситуация в Сирии идет вразрез с идеологической позицией американского правительства и американских СМИ, а потому и освещается совсем по-другому. Неважно, о какой стороне мы говорим. Когда убивают невинных людей, а эти жертвы рассматриваются как "сопутствующие потери" или используются в пропагандистских целях, нужно внимательно проанализировать сложившуюся ситуацию. Военное решение – не единственный выход. К урегулированию подобных ситуаций нужно подходить с умом", — комментирует ситуацию кинопродюсер, политический активист Элизабет Куцинич.

В начале недели военное командование США пообещало тотальную зачистку боевиков, оставшихся в западной части города. Те же террористы, кто смог бежать из восточной части, обрели новый форпост – в соседней Сирии. По данным общеарабской газеты Asharq Al-Awsat, запрещенная в России группировка ИГИЛ объявила город Ракку военной зоной и создает вокруг него укрепления, готовясь к обороне. По данным издания, на фронте к северу от города роются противотанковые рвы и минируются подземные туннели. К слову, Ракку коалиция обещала освободить еще в декабре 2016 года. На деле же складывается впечатление, что положить конец военному конфликту в Сирии западные союзники не торопятся.

Сегодня