Любимая миллионами: актриса Светлана Немоляева отмечает юбилей

Юбилей отмечает актриса, любимая миллионами. Это она сыграла таких узнаваемых и прекрасных, слабых и сильных — "жену Гуськова" из фильма "Гараж" или "Ту — в жутких розочках" — из "Служебного романа". Светлана Немоляева принимает поздравления. Телеграммы Народной артистке России направили президент и премьер. И в эти минуты она вновь на сцене своего родного Театра имени Маяковского, в котором служит вот уже почти 60 лет.

Гулкое, еще пустое фойе, где эхом — каждое слово. Сейчас придут зрители, а пока — только лица, близких, любимых. А годы — всего лишь годы, о которых так легко забыть, наполняясь энергией зала, где не бывает свободных мест. Но друзья, конечно, напомнят. "Как сказал один из моих приятелей: "Светка, у тебя надвигается трагическая дата", — с улыбкой говорит Немоляева.

К этой дате театр подарил своей актрисе премьеру. Она играет в спектакле "Бешеные деньги". А ведь пьесу Островского уже ставили на этих подмостках. Полвека назад. Но — не пошла как то… "Как сейчас я помню, когда ставились" Бешеные деньги", все эти разговоры: векселя, кредиты какие-то, вот все эти банковские счета, проценты, все это было очень далеко. Была зарплата 65 рублей в театре в первые годы жизни и все", — вспоминает актриса.

Театральная юность, детство под объективом кинокамеры. Отец — комедийный режиссер, мама — звукооператор. "Папа снимал картину "Доктор Айболит" в Ялте, в Крыму, Одесской киностудии. Они меня взяли с собой, и я первые шаги сделала павильоне, буквально на студии", — вспоминает Немоляева. И вот уже первая роль — восьмилетняя Светочка в фильме Константина Юдина "Близнецы". Идет 1945 год, семья Немоляевых только возвращается из эвакуации. В двадцать она уже звезда — на экранах фильм "Евгений Онегин" режиссера Романа Тихомирова, страна любуется на Ольгу Ларину.

Следующий шаг, взрослый и осознанный — на подмостки. Режиссер Николай Охлопков, маститый, с именем, экзаменует юную актрису. Одно условие — комедийный образ — вдребезги. "Выучила там какой-то монолог из "Неточки Незвановой" Достоевского. И когда я пришла в назначенный срок читать этот отрывок, я настолько сама разнервничалась, у меня дрожало все внутри, и я начала, не успев ничего сказать, начала лить слезы, такие большие!" – смеется Немоляева.

И вот, десятилетие спустя, вершина – "Трамвай желание". Она — Бланш Дюбуа. Ее драма — на этой сцене, каждый вечер, два десятка лет подряд. Не выдержав бремени умирать и рождаться снова, вместе с Арменом Джигарханяном они уходят из спектакля. Но остаются в театре, с которым Немоляева — сразу и навсегда. За полвека — полсотни ролей.

"И потом я умудрялась плакать везде, даже и в комедиях! За что и получила название "водопровод театра имени Маяковского", — говорит актриса. А еще она — Чаплин в юбке. Это уже рязановское, в фильме "О бедном гусаре замолвите слово". И невозможно представить советское кино — без Немоляевой.

Но вот ведь — ирония судьбы! — она могла б на Тихорецкую отправиться, и заливной рыбой украсить стол. 8 кинопроб на роль в фильме "Служебный роман". Но Рязанов сказал — не верю. И уже когда пригласил в этот фильм — не поверила сама. "Саша мой заснул, я его растолкала, спросила: "Как ты думаешь, Саш, дадут мне на лучшей студии страны лучшего режиссера в прекрасном сценарии прекрасную роль?" Он говорит: "Да спи ты, Светка, да не думай ты, не тереби душу", — говорит Немоляева.

Она вспоминает — снимали, что называется, с концовки. Первые кадры фильма — сцена разговора Рыжовой с Самохваловым. "Эльдар Александрович отводит меня и тихонько так говорит: "Свет, что ты, забудь о театре! Ты просто ему скажи: "Отдай мне эти письма. Я больше тебе писать не буду". И каждая вторая женщина уронит слезу, узнавая себя, прощая все — любовь, слезы, слабость и силу. "Ну вон же она сидит, в жутких розочках!" – говорит о героине Немоляевой Ахеджакова, играющая модную секретаршу.

И кажется, что общего у этих розочек ("Я еще как, ничего?") и этой кокетливой шляпки с милыми кудряшками, развевающимися в атаке на несправедливость в рязановском фильме "Гараж". Безымянная, но непреклонная жена Гуськова, закаленная в боях за колбасу. "Мне кажется, что это другая сторона Оли Рыжовой. Обе одинаковы в том, что они совершенно беззащитны", — говорит Немоляева.

Полвека большой сцены, и сегодня она — снова на подмостках, уже со своей внучкой Полиной. Когда она выходит на сцену, сколько людей посылают ей заряд любви и какой-то такой хорошей энергии, сколько всего положительного она от этого получает! И в этом зале, как всегда, аншлаг.

Сегодня