Южнокорейцы просят Мун Чжэ Ина отказаться от американской ПРО

Автор: Дмитрий Киселёв

В Южной Корее наконец-то появился новый президент. Им стал кандидат от демократической оппозиции Мун Чжэ Ин. Без лидера Республика Корея жила с конца прошлого года, после того парламент объявил импичмент экстравагантной даме во главе страны Пак Кын Хе. Из-за обвинений в коррупции ее отправили под суд, а государство погрузилось в настоящий хаос. Тем временем под шумок американцы перебросили туда свои комплексы ПРО THAAD. Китай выступил резко против, а кризис таким образом уже стал и международным.

Наследство, как видно, у нового южнокорейского президента тяжелое. Но расхлебывать надо быстро, ведь до Зимней олимпиады в южнокорейском Пхенчхане остается менее года.

Тем временем беспокоят и регулярные ракетные пуски с территории Северной Кореи. Один был осуществлен 11 мая, а другой – 14-го, когда в Москве была еще ночь. Ни международные ультиматумы, ни американская "дипломатия канонерок" на Северную Корею пока не действуют.

Автор: Дарья Козлова

Солнечные часы. Раньше корейцам этого было достаточно. Теперь считают каждую минуту. Новый президент вступил в должность 10 мая в 8 часов 9 минут.

14 мая в 5 часов 27 минут из уезда Кусон северной провинции стартовала северокорейская ракета. На Юге — новый президент и новая внешнеполитическая доктрина. Но действия Пхеньяна — те же: тесты ракет и подготовка очередного ядерного испытания.

Глава Южной Кореи Мун Чжэ Ин назвал такую политику Пхеньяна провокацией, которая подрывает основы безопасности региона.

"Это является не только прямым нарушением резолюции Совбеза ООН, но и бросает вызов миру на Корейском полуострове. Мы осуждаем такие действия", — заявил Мун Чжэ Ин.

И, похоже, что с каждым новым пуском продвигать свою просеверокорейскую доктрину Мун Чжэ Ину будет все сложнее. Непременным условиям развития диалога, как уже неоднократно заявляли в Сеуле, является прекращение испытаний ракет и приостановка ядерной программы.

Впрочем, пока южнокорейцы готовы дать своему 19-му президенту шанс. Очки в первые дни правления Мун Чжэ Ин заработал и своим нестандартным для лидера страны поведением — совещания с помощниками на бегу за чашкой кофе, постоянные остановки кортежа на улице с сеульцами.

Мун Чжэ Ин обещал быть открытым и всегда там, где его избиратели. Но появится ли он в главной болевой точке Кореи, где сейчас дислоцируют американскую систему ПРО?

Раньше здесь было поле для гольфа — зеленые поля, тишина. И пройти мог любой. Теперь дорога перекрыта. Причем въезд этот еще не на базу. ПРО развертывают где-то вдалеке за горой. Закрыт проход на гору теперь и в обычное время, когда нет демонстраций.

Безопасность обеспечивает корейская полиция. Сами американцы в деревне не появляются.

Местным жителям эти ракеты рядом с деревенскими домами и даром не нужны. А тут еще выясняется, что за них нужно платить. США потребовали миллиард долларов на содержание своих ракет-перехватчиков.

"Нам ПРО не нужна. Система нужна американцам, а нам за нее платить?! Если президент Мун Чжэ Ин действительно желает мира нашей стране, он должен приехать сюда и поговорить с людьми", — уверены местные жители.

Но пока президент не едет в Сончжу, выходцы из южной провинции приезжают в Сеул и ставят палатку на главной площади. До президентского дворца — пять минут пешком. А если новый глава государства, как и обещал, съедет из резиденции и переберется в обычный офис на площади Кванхвамун, то плакаты "Нет ПРО!" он каждый день будет видеть прямо из окна кабинета.

Фамилия Мун в корейском языке созвучна слову "дверь". И на плакатах — обращения к новому президенту: "Откройте дверь миру, не пускайте американскую ПРО!" Вот только первый человек в Корее далеко не всесилен. На руках — договор с американцами, пусть и за подписью президента, к которому сейчас обращаются "заключенный номер 503".

В одностороннем порядке отказаться от соглашения Мун Чжэ Ин не может. Но может передать этот вопрос на обсуждение в парламент и организовать дополнительные консультации c Вашингтоном и странами региона.

"Для России наилучшим выходом был бы отказ от размещения этих противоракетных систем. Наше руководство уже неоднократно говорила о неприемлемости размещения этих систем, которые являются восточноазиатским сегментом ПРО, который представляет угрозу безопасности России", — отметил Александр Тимонин, полномочный и чрезвычайный посол России в Республике Корея.

Понимают это и обычные корейцы. "США, конечно, говорят, что ракеты-перехватчики против Северной Кореи. Но на самом деле эта система будет работать против Китая и России", — отмечают они.

В ловушке собственных заявлений США оказались бы в случае улучшения отношений Юга и Севера и приостановки ядерной программы Пхеньяна. Спецпосланника в КНДР Мун Чжэ Ин уже назначил. Консультации с северокорейцами могут пройти уже в ближайшие дни в Пхеньяне.

Приглашает Мун Чжэ Ин и северокорейцев на Олимпиаду в Пхенчхане. Обещает спортсменам дать разрешение перейти границу пешком, а болельщиков — отправить на пароме и встретить в ближайшем к Пхенчхану порту.

Пять лет — это один президентский срок. Переизбираться в Корее нельзя. В политических кругах страны об объединении, конечно, всерьез не говорят. Но вот начать работу над мирным договором, организовать и провести саммит Севера и Юг и перезапустить экономическое сотрудничество вполне возможно.

За первые дни у власти коронной фразой Мун Чжэ Ина стали слова "я сам". Он отодвигает помощников со словами "свою одежду я буду снимать сам". Сам несет поднос с едой и сам принимает решения о мерах безопасности на публичных мероприятиях. Но сможет ли он быть самостоятельным в переговорах с Севером и США, когда с одной стороны у границы — северокорейские ракеты и ядерные боеголовки, в городах — десятки миллионов избирателей, которые боятся северного соседа, а в горах и на военных базах — 30 тысяч американских солдат? И будет ли у южнокорейского лидера возможность сказать "я сам" во время его официального визита в Вашингтон?

Сегодня