В музее истории ГУЛАГа планируют создать 3D-модель лагеря Бутугычаг

ГТРК "Магадан"

Историки и советник президента по правам человека, побывали на развалинах одного из самых крупных колымских лагерей середины двадцатого века. Сейчас здесь тихо, моросит дождь и потрескивают поленья в костре. О лагерной истории Колымы гостям рассказывает местный краевед, Инна Грибанова.

"Здесь было, не помню сейчас, толи 13, толи 15 лагерных бараков. А дальше шёл посёлок-Нижний Бутугычаг, где уже жили вольные" — говорит руководитель музейного зала "ГУЛАГа" в п. Усть-Омчуг Инна Грибанова.

Для того, чтобы добраться до одного из самых суровых лагерей ГУЛАГа — Бутугычага нужно проехать около восьми километров от тенькинской трассы. Разработка месторождений олова в лагере началась в 1938 году. Заключённых в "зону" доставляли по колымской трассе, а потом сплавляли на плотах по реке. Сюда отправляли, в основном особо опасных преступников, диверсантов, националистов, военнопленных. Условия были нечеловеческие.

В 47-ом провели разведку и по приказу "Дальстроя" начали добывать урановую руду. В 1951, возвели обогатительную фабрику. Она сохранилась до сих пор. На трёх этажах располагался целый комплекс по обогащению урановой руды. Оборудование было исключительно немецким, автопарк составлял около ста единиц. В цехе до сих пор остались печи накаливания, а рядом брошенные бурки заключённых. Руду добывали на сопке, которая находится сзади меня, она называется "Шайтан". На ней до сих пор видны борозды, по которым спускались вагонетки из штолен. Ежедневно заключённые преодолевали более пяти километров от лагеря, до долины, где находится фабрика.

В начале пятидесятых в Бутугычаге, отбывали срок около семи тысяч заключённых. Остатки лагерных бараков находятся в распаде, добраться туда сейчас сложно. Дорогу размыло и занесло валунами. А то, чего боятся до сих пор совсем рядом. Радиоактивные пески и небольшой карьер так похожий на оазис в пустыне.

Роман Романов, директор московского музея истории ГУЛАГа, рассказал: "Объекты разрушаются, исчезают. Помимо того, что они исчезают, они ещё недостаточно исследованы. И сейчас просто необходимо максимально всеми имеющимися техническими средствами отсканировать эти пространства".

К этой работе планируют приступить в августе, сюда приедет экспедиция из московского музея ГУЛАГа. То, что не удалось увидеть в этот раз, в экспозиции музея Усть-Омчуга. Самодельная посуда, ржавый инструмент и фотографии тех, кто затерялся среди десятков тысяч заключённых Колымы.

Михаил Федотов, советник президента по правам человека, заявил: "Там, где был лагерь системы Дальстроя, должен быть мемориальный знак, своего рода памятник. И обязательно с картой этого лагеря".

Но это работа будущего, а пока камень из Бутугычага отправится в Москву и станет частью тридцатиметровой мемориальной композиции "Стена Скорби". Её собираются открыть тридцатого октября, в День памяти жертв политических репрессий.

Сегодня