Алексиевич "показали в шерсти"

Читайте нас в Telegram

Мало какие тексты сегодня могут вызвать грандиозный скандал. Но такой текст появился. Это интервью лауреата Нобелевской премии по литературе, проживающей с недавних пор в Белоруссии Светланы Алексиевич, опубликованное агентством Regnum. Блестящую журналистскую работу сделал Сергей Гуркин, у которого и сохранилась аудиозапись беседы. В каком-то смысле он голыми руками "взял языка". Фёдор Михайлович Достоевский учил, что "чёрта надо показывать в шерсти". Собственно, так оно и получилось в этом интервью.

Светлана Алексиевич известна, прежде всего, как автор книги "У войны не женское лицо". Это обработка множества интервью с участницами Великой Отечественной. Тогда ведь множество женщин на фронте служили медсестрами, снайперами, радистками, разделяя наравне с мужчинами весь ужас войны, но и всеми силами приближая победу в ней.

"Все, что мы знаем о женщине, лучше всего вмещается в слово "милосердие". Есть и другие слова – "сестра", "жена", "друг" и — самое высокое — мать", — пишет Алексиевич в своей книге.

Всё так, но общее впечатление — беспросветность советского режима и вообще России. В годы перестройки, во время развала СССР и в 90-е такое было даже модным. Мы любили расковырять себе болячки, расцарапать погрубее, насладиться безысходностью здесь и с идеализирующей надеждой смотреть на цивилизованный Запад. Мы все пытались встать и стоять на цыпочках ради того, чтобы нас заметили, куда-то к себе приняли, а сами наслаждались гротескным покаянием. Нам казалось, что мы вычерпываем из себя грязь, и таким образом всё хотели доскрестись до твёрдого и чистого дна, чтобы потом, как казалось, опереться на стерильную твердь, оттолкнувшись от неё, полететь ввысь к цивилизованной Европе.

Такое было тогда популярным и востребованным. По мере сил и таланта тем же самым занималась и Светлана Алексиевич. Поэтому, когда белорусскому литератору в 2015 году присудили Нобелевскую премию, то и мы на телевидении вежливо отправили через эфир свои поздравления по принципу "в день рождения не хамят". А все-таки наша, по-русски пишет, боль чувствует, женщина опять же. В конце концов, вернулась из долгой европейской эмиграции недавно. Здесь её книги издают неизбывными тиражами — свободная же страна.

Сама Алексиевич в рамках приличия не удержалась, а Нобелевская премия сыграла с ней злую шутку. Светлана восприняла награду как охранную грамоту, как то, что теперь она — уже сертифицированный западный интеллектуал и может, не стесняясь в выражениях, выкладывать нутряное отношение к России.

В Европе такое привычно обкладывают декорирующими штампами. Алексиевич с нобелевским мандатом ретушировать ничего не собирается. В её словах — откровенный расизм в форме русофобии, высокомерное пренебрежение правом русских на собственные язык, культуру и даже на саму жизнь.

Русские не имеют права на сострадание. Нормы гуманизма на них не распространяются. Они — тупые милитаристы, несовместимые с Европой. Русских и тех, кто видит в них большее, можно и должно убивать. Вот, например, как лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич оправдывает убийство ярчайшего писателя и публициста Украины, мечтавшего о гармонии нашей общей культуры, Олеся Бузины. "Но то, что он говорил, вызвало ожесточение. Я понимаю мотивы людей, которые это сделали", — сказала писательница.

То есть Светлана Алексиевич оправдывает право на убийство, мотивированное ожесточением в отношении того, кто говорит нечто царапающее, кто не готов признать заведомое цивилизационное превосходство Запада в отношении себя, кто пишет непобедимые тексты. Таких можно убивать. Алексиевич прямо к этому не призывает, но поощряет убийц своим "пониманием их мотивов" и полным неосуждением - мол, так держать.

А что, если ей самой ответить взаимностью? Мол, если убьют Алексиевич, то пойму мотивы. Дико? Да. Но ведь современная Европа, которую так "раздевает" в своих пассажах Алексиевич, разве не такая? Разве кровавый госпереворот на Украине хоть кем-то из правящих политиков осуждён? Конечно, нет. Для Украины такой способ власти даже очень хорош и демократичен. Да и вообще не было никакого госпереворота.

Все наши съёмки — фейк и пропаганда. Очень по-европейски, да ещё с нобелевским авторитетом. А вслед — ещё один оголённый тезис: Украина идёт в Европу. Если так, то русский язык там можно просто-напросто "отменить". Не навсегда. На "какое-то время". Чтобы "сцементировать нацию". Так что слава Украине!

Отменить русский, чтобы "сцементировать" нацию. Браво, Европа! Браво, Алексиевич, за сеанс общего раздевания.

Можно и дальше мусолить плоские и диковатые банальности от Светланы Алексиевич, но делать-то что с ней? На мой взгляд, таких, как она, нужно оберегать, чтобы чётко понимать реальные стандарты в установках Запада по отношению к России, неприукрашенные педагогическими этюдами в адрес Москвы. Ценный, как бы назвали её на фронте, "язык". Как раз тот случай, когда дьявола можно показать "в шерсти". Нужный экспонат. Другое дело, что Нобелевка на этом примере уже так деградировала, что представляет совсем другие эталоны, нежели ожидают от столь солидной премии.

Сегодня