Тема:

Дело банды ГТА 1 месяц назад

Приговорили себя сами: детальный разбор перестрелки в Мособлсуде

Приговорили себя сами: детальный разбор перестрелки в Мособлсуде

Одной из самых громких и шокирующих новостей на этой неделе стала перестрелка в Мособлсуде. Во вторник оттуда пыталась сбежать опасная банда — та самая, которая два года хладнокровно, а часто бессмысленно убивала людей на подмосковных трассах. Побег удалось предотвратить, но осталось много вопросов, в которых теперь тоже предстоит разбираться следственным органам. Как случилось, что пятерых убийц сопровождали всего два конвоира? Почему подсудимых везли в лифте, что тоже запрещено? Откуда у одного из бандитов оказалась заточка? Наконец, что могло случиться, если бы силовикам не удалось ликвидировать бандитов, захвативших оружие?

Они готовились к пожизненному, но сами себя приговорили посмертно. Из тех, кто решился на побег, в живых осталось только двое. "Им нестрашно было умирать", — говорит адвокат Софья Рубасская. Им нестрашно было убивать. Они тренировались на людях.

В подмосковном поселке Удельная Ибайдулло Субханов появился в 12-м году. Работал сторожем на даче у высокопоставленного чиновника генпрокуратуры. "Жили тихо, спокойно, никогда никаких машин не было", — рассказывает сосед по даче.

В этом тихом омуте он и стал плести паутину смерти. Субханов помогал своим землякам с работой и жильем, взамен требовал полного подчинения. Его боялись. "Если бы хоть один из членов банды перешел на сторону правоохранителей, его родственников просто бы вырезали", — говорит адвокат, подполковник полиции в отставке Станислав Рыбчинский.

Субханов выстроил целую систему подготовки убийц. Утром они мели дворы, днем уходили в лес, где из боевого оружия стреляли по мишеням. Попасть надо было не в "яблочко", а в голову нарисованного человека.

Первые сообщения об убийствах на трассе М4 "Дон" появились в середине лета 14-го года. В своем автомобиле были застрелены пенсионеры Анатолий и Татьяна Лебедевы. Криминалисты обратили внимание на пробитые шины. Преступники ловили своих жертв на "куриные лапки" – металлические шипы. Их легко можно изготовить в любой мастерской, дело пяти минут. Для этого нужен кусок арматуры, болгарка и сварочный аппарат.

"Куриные лапки" разбрасывали на дороге и ждали, когда в ловушку попадет первая жертва. Стоило водителю остановиться и подойти к пробитому колесу, как убийцы подбирались к нему и стреляли в голову.

Родной брат главаря банды Холик Субханов — позже он будет уничтожен в Мособлсуде — на следственном эксперименте рассказывает, как отстреливали людей:

- Вещи, деньги взяли, а потом ушли.

- Оружие где вы достали?

- Оружие в руках было. Оно уже было готовое.

У банды появился свой почерк, она всегда действовали по одной и той же схеме: трасса, пробитое колесо, выстрел в голову. Из машины исчезали деньги и ценные вещи. Все говорило о банальном ограблении. "Человек может спать — они его убили. Человеку не давали возможность хотя бы предложить отдать все, что у него есть. Не было шанса", — говорит Софья Рубасская.

Убийцы не оставляли свидетелей, поэтому их так долго не могли вычислить. Предельно осторожные, они всегда зачищали следы и не привлекали к себе внимание.

"Занимались частным извозом, строительством, работали сторожами, ничем не отличались от других трудовых мигрантов", — пояснила Светлана Петренко, официальный представитель СК РФ.

Последней жертвой банды стал Альберт Юсупов, бывший танцор ансамбля Игоря Моисеева. Он переехал в Москву из Уфы еще в начале двухтысячных, все мечтал о большой сцене. Сосредоточенный в танце, легкий в жизни. Он ушел из жизни так рано и так бессмысленно. 18 августа 2014-го он возвращался с дачи. Друзья предлагали остаться до утра.

Преступников вычислили по отпечаткам пальцев, которые они оставили на автомобиле. По базе ФМС удалось вычислить мигрантов-убийц.

Дом, где прятались бандиты, брали штурмом. Субханов пытался отстреливаться, но был ликвидирован. 9 человек задержаны.

Они с первого дня давали показания. 17 доказанных убийств. И вдруг такой сговорчивый Субханов пытается организовать побег.

Потасовка завязалась в лифте. Вот как предположительно это было: полицейские Елизавета Лукьянова и Михаил Фартушьян сопровождают подсудимых из зала суда на четвертом этаже к лифту. Когда двери закрылись, бандиты набросились на конвоиров, стали душить, избивать, выхватили табельное оружие и ключи от наручников. Избитые охранники успели нажать тревожную кнопку. В это время в Мособлсуде находились бойцы подмосковного ОМОНа. Они блокировали двери лифта на втором и третьем этажах и ждали, когда двери лифта откроются.

"Открываются двери, звучат первые выстрелы. С трех точек начинают прицельно нейтрализовывать преступников. Бой скоротечный", — рассказал боец ОМОНа "Пересвет" ГУ Росгвардии по Московской области.

Перестрелка продолжалась 15-20 секунд. Все происходило на третьем этаже в зале 312. Видео с камеры наблюдения — кульминация. Вооруженные бандиты идут на прорыв, сотрудники полиции останавливают их ответным огнем.

"Сотрудники и полиции, и Росгвардии прячутся, потому что понимают, что прямой выстрел — для него это смертельно. Но в то же время они работают на поражение", — комментирует Сергей Гончаров, президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа".

В лифте в полубессознательном состоянии лежали конвоиры Фартушьян и Лукьянова. Они сейчас в госпитале МВД на лечении, их старательно прячут от журналистов — вопросов к ним много. Вот лишь одна деталь: руки подсудимых были скреплены спереди, а не сзади, как предписано инструкцией.

- Почему нельзя наручники застегивать вот так?

- Потому что преступник может превратить их в удавку, — поясняет эксперт.

Именно так, цепочкой от наручников, душили Елизавету Лукьянову. И дать отпор взбунтовавшимся бандитам конвойные уже не смогли, ведь полицейских было только двое.

"Замкнутое пространство. И у вас появляется свобода действий. Достаточно трем человекам окружить одного, и я уже ничего не могу сделать", — рассказывает Виталий, бывший конвойный. Он до сих пор по привычке держится на расстоянии. То, что произошло в Мособлсуде, называет банальной халатностью. Есть жесткое правило: на одного преступника — два конвоира. И спускать подсудимых должны были по одному.

"Они могли получить и указание такое, могли и самостоятельно, чтобы быстрее выполнить задачу, поставленную им, начать их выводить. Лень, халатность — назовите как угодно", — говорит Виталий Завертнев, адвокат, бывший сотрудник ФСИН.

Еще одна возможная причина — нехватка сотрудников в конвойной службе, и бандиты наверняка знали об этом.

"Суд идет длительно. Они видели все эти огрехи, все недостатки, как спускались лифты, сколько конвоя, сколько их охраняют. Они, конечно, готовились совершить побег", — считает Евгений Черноусов, адвокат, полковник милиции в отставке.

В кармане одного из убитых обнаружили заточку. Как не заметила этого охрана СИЗО и Мособлсуда при досмотре, большой вопрос. Или преступникам кто-то помогал бежать? Хотя адвокат София Рубасская считает, что мысль о побеге могла возникнуть спонтанно. После того, как прокурор озвучил запрашиваемый срок — пожизненно, терять убийцам больше нечего.

"Эти люди в силу особенностей преступлений не задумывались, кого убивать, кого не убивать. Просто были бы уничтожены все, кто попался", — пояснила она.

Сотрудник ОМОНа ранен — пуля раздробила плечо, задела нерв. Он сейчас в госпитале после операции. А в конвойной службе начались служебные проверки, за которыми последуют увольнения, взыскания и новые инструкции, написанные кровью.

Сегодня