Тема:

Ротация губернаторов 5 часов назад

Васильев: в Дагестан пришел не я, а остальная Россия

Президент продолжает удивлять, выдвигая в главы регионов новых и молодых. В Приморье Владимира Миклушевского сменил Андрей Тарасенко. В Новосибирской области пост губернатора покинул Владимир Городецкий. Временно исполняющим обязанности назначен Андрей Травников. Ему — 46 лет. В Центральной России, в Орловской области, вместо Вадима Потомского регионом до выборов будет управлять Андрей Клычков. Еще моложе – 38 лет. Наверное, самое неожиданное решение президента — по Дагестану. На смену Рамазану Абдулатипову пришел Владимир Васильев.

Дагестан (в переводе — страна гор) — это республика горцев-долгожителей. Здесь солидный возраст — желанная норма. И можно даже сказать, что оба главы, ушедший и пришедший, до этой нормы не дотягивают: Абдулатипову — 71, Васильеву — 68. Но главное своеобразие — конечно, не в этом.

На гербе Дагестана — надпись только на русском, потому что если нанести на герб надписи на всех языках, на которых говорят в республике, это будет не герб, а свиток. Дело в том, что Дагестан — регион, который можно назвать абсолютным рекордсменом: в республике проживают около сотни разных этносов. Руководящие должности распределялись там по неформальным квотам: национальным и даже землячеств.

Все это надо помножить еще и на денежные отношения внутри групп, на коррупцию. И это породило, мягко говоря, совершенно негибкую кадровую политику, когда свежим умам не пробиться. И вот намерение Путина: разорвать этот круг. Впервые с 1948 года во главе Дагестана поставлен недагестанец и политический тяжеловес из Москвы.

Вроде рейс себе и рейс, но на последнем ряду слева сидит знакомый человек. Первая реакция многих: какое отношение он имеет к Дагестану?

В иллюминаторе — почти безоблачный юг. Это наверное, еще Калмыкия. Но вот уже и Кавказский хребет а значит, и Дагестан. Там, на земле, ожидания — повышенные.

Опрос на улицах Махачкалы. "Путин правильно делает, потому что погрязли в клановости. Кардинальные изменения должны быть в подборе и расстановке кадров в Дагестане", — считают местные жители.

Стоит обратить внимание на то, как Путин слушал Васильева, когда предложил ему поехать в Махачкалу.

"Многое делается. И кое-что меняется к лучшему. Но количество проблем, к сожалению, еще очень велико. Мне бы очень хотелось, чтобы республику возглавил человек, имеющий опыт федеральной работы, политик федерального уровня. И я вас хочу просить исполнять обязанности руководителя республики вплоть до сентября следующего года. Дальше многое будет зависеть от вас и от того, что произойдет за год", — обратился глава государства к Владимиру Васильеву.

Под крылом уже Каспийское море, а значит, точно Дагестан.

- Вы здесь бывали или нет?

- Бывал, в Дагестане я даже жил. В командировках, — говорит Васильев.

Когда это было? Недоброй памяти видеоохроника 90-х. Захват главного правительственного здания в Махачкале братьями Хачилаевыми. Мятеж был сорван. Мало кто знает, но Управление по Северному Кавказу в Совбезе России тогда возглавлял Васильев. А руководителем аппарата Совебеза был Путин.

 Приземляемся. Снаружи подгоняют трап. Кто и что ждут его там? Опять же сначала глас простого народа. Продолжение опроса на улицах Махачкалы.

"Многонациональная республика. Очень сложная. Стратегически важная. С Азербайджаном граница, с Грузией. Назрело, наверное, время", — считают местные жители.

Прозвучало ключевое выражение — "многонациональная республика". Этнических групп — около сотни: аварцы, даргинцы, кумыки, лезгины, ногайцы и так далее. И есть миф о том, что распределение должностей не может быть иначе, как по этническим квотам.

Помимо начальства в аэропорту Васильева ждет местная пресса. "В Дагестане среди журналистов не стоит вопрос о национальности", — отметила Райсат Юсупова, корреспондент РГВК "Дагестан".

У журналистов, может, и не вопрос, но вот в местном Белом доме разглядываем галерею портретов предыдущих руководителей: аварец, даргинец, азербайджанец, русский…

А кто новый глава?

- Владимир Абдуалиевич, кто вы по национальности?

- Я — полукровка. У меня мама — русская, отец – казах, — признается Васильев.

И вновь — в зал заседаний Народного собрания.

"У меня есть преимущество – я не вхожу ни в какие национальности Дагестана. У меня отец — казах, а мать — русская. Мы с вами в этом национальном моменте имеем огромный ресурс в моем понимании, если мы аккуратно, не обижая, уважая, чтя традиции, будем выбирать не по национальной квоте, а по таланту, по способностям", — заявил Васильев.

Плохо мы знаем нашу страну. Даже я, бывавший в Дагестане раньше, удивляюсь голубым глазам коллеги.

"В Дагестане очень много и девушек, и мужчин голубоглазых, рыжеволосых, светловолосых. Особенно в горах, как ни странно", — рассказывает Райсат Юсупова.

Мчимся по равнине. Занятная деталь: от видеокамер номера закрыты даже у правительственных чиновников. Может, и из лучших побуждений.

В отличие от многих других регионов, где менялись главы, здесь на входе в главную приемную — уже новая табличка. На входе в сам кабинет обнаруживаем ещё старую: "Никогда не стоит никому ничего объяснять. Тот, кто не хочет слушать, не услышит и не поверит, а тот, кто верит и понимает, не нуждается в объяснениях". Подпись: Омар Хайям. А вот и новый глава.

- Здесь цитаты из Омара Хайяма висят, видели? Кажется, он не возглавлял республику до этого?

- Это хорошо, когда люди поэзией интересуются, историей. Я всегда уважаю это, — сказал Владимир Васильев.

На представлении нового главы полпред президента в Северо-Кавказском федеральном округе Олег Белавенцев, скажет в прозе: "Насколько этот регион прекрасен и интересен, настолько же он и непрост. И вы это знаете не понаслышке".

Красота неимоверная! Благословенный край. Казалось бы, живи и радуйся. Но на представлении нового главы этого края глава уходящий Рамазан Абдулатипов рассказал одну примечательную историю.

"Год мы не можем назначить председателя Верховного суда. Как только кого предложим, все остальные пишут на него. Я даже звоню председателю Верховного суда. Он говорит: "Рамазан, меня уже тошнит от твоего Дагестана", — признался Абдулатипов.

И всё-таки Рамазан Абдулатипов оставляет республику и другой. Например, вспомним старый аэропорт. Особенно подъезды к нему. Теперь на месте двух полос — окончательно завершенная современная трасса.

Вместе с тем эта прекрасная республика все еще дотационная. И так и не вышла из замкнутого круга. Связано это с этническими квотами или с тем, о чём, скорее, говорили классики марксизма, с капиталом? Вопрос явно комплексный. Но есть и очевидное: и сам центр республику подзабыл.

- Ваш предшественник жаловался на то, что не все федеральные министры доезжали до Дагестана.

- Не возразишь, — подтверждает Васильев.

Интересная деталь. Когда Васильев будет сидеть за рабочим столом, то смотреть будет на изображение Москвы. Ему с его федеральными связями ускорить приезд сюда федеральных чиновников будет, конечно, проще.

Васильев сказал, что это не он пришёл в Дагестан, а пришла остальная Россия. Как и остальная Россия, Дагестан — разный. Но, возможно, здесь, как нигде, ценится религиозный фактор.

- Вы религиозны?

- В прошлом году я крестился. Это у меня шаг осознанный, — говорит Васильев. Я думаю, что для любого человека искренность и открытость дороже, чем введение в заблуждение. Я знаю, что некоторые коллеги считают меня мусульманином. Хочу об этом честно сказать, чтобы вопросов не возникало, чтобы это от меня было услышано.

Но такая ли уж это "революция"?

"Мне кажется, что ему будет легко, потому что он уже в 90-е годы имел дело с Дагестаном и знает наш менталитет", — сказала Эльмира Алхаматова, специальный корреспондент ГТРК "Дагестан".

"Время диктует свои законы. Я знаю, что есть одна территория — территория закона, — отметил Владимир Васильев. — Это  ручная работа. Я не вижу здесь простых решений. Но мне нравится работать с людьми. Я здесь по всем параметрам не для того, чтобы делать личную карьеру, а для того, чтобы создать условия. Будем работать. Удача будет, будут результаты. Люди замечательные".

Сегодня