Похищение по закону: отец забрал ребенка из опекунской семьи ради квартиры

Читайте нас в Telegram

Тимирязевский суд Москвы начал рассматривать дело о похищении ребенка. Четырехлетнюю девочку, которая с восьми месяцев жила в семье опекунов, силой увез ее биологический отец. Прежде он никак не интересовался жизнью своей дочери. Почему он вдруг забрал ее от людей, которых она считает родителями?

Кадры, действительно, больше напоминают похищение. У маленькой Даши — истерика. Мужчину, который держит ее на руках, девочка видит впервые, хотя это ее биологический отец, и формально закон на его стороне. Забрать ребенка разрешили органы опеки.

"Я не хочу, пустите! Я хочу к маме!" – кричит девочка.

Мать Даши лишили родительских прав, когда девочке было всего восемь месяцев. И ребенка взяла под опеку новая семья — они вместе отмечали Новый год, отдыхали на море. Фотоальбом полон счастливых снимков. Но четыре года спустя, семейную идиллию нарушил неожиданно объявившийся биологический отец. Он доказал отцовство тестом ДНК, и Дашу, по решению суда, забрал.

"На каком основании, какой матери я должен давать ребенка?" – вопрошает мужчина.

"Для Даши я – мама. Спросите у нее, кто для нее мама!" – требует женщина.

Ребенок сейчас во Владимирской области, в квартире в пятиэтажном кирпичном доме, куда опекунов, которые оспаривают решение суда, не пускают на порог.

Все попытки увидеться с девочкой, которую растили с младенчества, тщетны. Она все равно, что под домашним арестом.

"Мы много раз приезжали, но натыкались только на закрытую дверь. Дождались, когда они выйдут на улицу, я подошла и хотя бы чуть-чуть с ней поговорила. Потом ее утащили, в слезах, ребенок плакал", — рассказывает опекун Даши Ольга Кивет.

Под петицией в Интернете в защиту опекунов — уже пятнадцать тысяч подписей. На их сторону встала даже биологическая мать Даши. Она подозревает, что ребенок вдруг понадобился новоиспеченному отцу, чтобы решить собственный квартирный вопрос.

"Квартира ему нужна", — говорит биологическая мать девочки Ольга Сухорукова.

- То есть?

"У него же есть еще сын, тоже наш общий — Даня, а теперь еще и Даша. И он хочет квартиру получить, как отец-одиночка", — поясняет Ольга Сухорукова.

Тимирязевский суд Москвы, кажется, ко всем этим доводам сегодня прислушался и назначил комплексную психологическую экспертизу.

"Есть основания полагать, что Даше там плохо. И тот факт, что отец запрещает ей даже видеться с опекунами, наносит ребенку серьезную психологическую травму", — говорит юрист Марианна Тимофеева.

Как девочка чувствует себя на новом месте жительства, определят врачи-психологи, но процедура займет месяц или полтора, и все это время ребенок будет с биологическим отцом.

Сегодня