Ветераны поблагодарили Путина за восстановление армии

Если еще кто-то сомневается в ответе на вопрос "хотят ли русские войны", то для нас категорично – нет. Война России не нужна. У нас на этот счет уже твердая генетическая память.

В четверг 18 января исполнилось 75 лет со дня прорыва блокады Ленинграда. Фашистское окружение длилось в годы Великой Отечественной почти 900 дней. В планы Гитлера и нацистской Германии не входило брать кого-то в плен. Горожан должно было просто уничтожить. Голод и болезни унесли жизни почти миллиона ленинградцев, но героический Ленинград выстоял и победил. Почтить память жертв блокады и встретиться с ветеранами в родной город прибыл Владимир Путин.

В этот день он всегда надевает свой китель. Леонид Моторин, ему в феврале исполнится 94 года, — один из последних живых свидетелей и участников прорыва блокады Ленинграда. Всмотритесь в эти глаза.

"А тогда б не победили, если б мы не пошли. Все так. Девчонки по 16 лет, по 17 тоже в военкомате стояли. Их возьмите тоже в армию. Вот порыв был такой у молодежи, что они должны идти на защиту своей Родины, это был великий порыв молодежи!", — говорит участник операции "Искра" по прорыву блокады Ленинграда, ветеран Великой Отечественной войны Леонид Моторин.

И в январе 1943 года, не жалея себя, шли на прорыв блокады Ленинграда, чтобы спасти истерзанный, умирающий, но так и не покорившийся город.

"Какие листовки немец не бросал, что он обещает работу, питание и прочие условия хорошие, но никто на это не клюнул, никто не пошел, никаких бунтов голодных не было. Если солдат умирал в окопе, в траншее, то рабочий умирал стоя за станком. Это я сам свидетель, когда мы приехали на металлический завод за напильниками. Пришли к главному инженеру за напильниками. Вот он кричит главному инженеру: "Дядя Вася, дядя Вася, никак уснул". Подошел, а он уже холодный, стоит у станка умерший и голодный", — вспоминает Моторин.

Земля усыпана телами погибших, бревнами от взорванных землянок, патронами, касками. Но бой продолжается. Советские войска идут в атаку. Пехота, танки. Однако в небе — сбрасывающий бомбы немецкий Юнкерс. Бойцы разных национальностей помогают друг другу не только выжить в этой мясорубке, но прежде всего — победить.

На новой диораме "Прорыв", построенной на месте прорыва блокады Ленинграда, Леонид Моторин вспоминает, как с помощью таких лестниц и штурмовали неприступный ледяной берег Невы. Словно муравьи в муравейнике карабкались по головам друг друга вверх, лишь бы добраться до фашистских укреплений.

Здесь все максимально реалистично, а самое главное — документально.

Реальные люди, реальные герои. Маргарита Меньшагина, с детства влюбленная в собак, всего в 19 лет командир взвода. Разминирование, спасение сотен жизней.}

"Собака работает только, когда не голодна, и потому девчонки часто не доедали, и в ущерб своему здоровью, своим близким, вкладывали в собак и душу, и сердце", — говорит автор трехмерных панорам и диорам проекта "Невский баталист" Дмитрий Поштаренко.

Дмитрий Поштаренко сам вырос в доме, построенном на месте боев. И, как рассказывает, на огороде вместе с клубникой постоянно находил гильзы. В этих местах до сих пор находят и останки советских солдат.

"С оружием в руках, повернутые в сторону противника. Они никуда назад не отступали. Смерть их застала с оружием в руках, в бою, когда они шли вперед, наступали. Вот именно такое отношение к родине, к отечеству в характере нашего народа", — говорит Владимир Путин.

Пискаревское кладбище — самое больше в мире братское воинское захоронение. Алла Самохвалова вспоминает здесь погибшего брата и самые страшные дни своей жизни, которые навсегда перед глазами.

"Это было, конечно, ужасно, когда ребенок ночью просыпался и просил хлеба, маму теребил свою, а мы с бабушкой обнимемся, вот так прижмемся, а крошечки ни крошечки, конечно, ничего не было",- вспоминает блокадница Алла Самохвалова.

Здесь, в братской могиле, на которой указан только год — 1942 — похоронен и родной брат Владимира Путина. Предположительное место захоронения Виктора Путина удалось установить лишь несколько лет назад.

В годы блокады в Ленинграде — цифра, которую просто невозможно осознать, — погибли и умерли минимум 800 000 мирных жителей.

Мать, отдающая тело свое ребенка. Кадров хроники времен блокады совсем мало, но потому тем более страшно представить, что осталось за кадром. Каждодневное горе, ставшее рутиной. Изможденные, высохшие. Они боролись за жизнь до последнего, но как справиться, когда огромный, как сейчас сказали бы "мегаполис", оказался отрезан вообще от всего?

"Свету нет, воды нет, движения нет. Трамваи не ходят. Зато очень много пешеходов с санями, гробами, с мертвецами. Это единственное движение по городу. Магазины все закрыты, только булочные да некоторые продуктовые магазины, и те пустые и темные. Люди все опухшие, страшные, черные, грязные, тощие. Прошло семь месяцев. Кажется, что прошло семь лет. Все постарели. Молодые стали такие страшные, старые, что просто жутко смотреть", — пишут в книге Даниил Гранин и Алесь Адамович.

"Люди, даже дети, не плакали и не улыбались. Для улыбки, оказывается, тоже необходимы силы. А сил столько не было, не хватало на работу, на жизнь. В первую весну сорок второго года, когда появилась трава, народ как будто превратился в животных: любую траву срывали и ели. Ни одной травки в Ленинграде не оставалось под забором", — пишет Гранин в своей книге.

Тем важнее было победить, отомстить за жертвы и лишения, сломанные судьбы миллионов семей. Здесь, на Невском пятачке, защищая Ленинград, был тяжело ранен Владимир Спиридонович Путин.

"Мама ходила к отцу в госпиталь после ранения, а он ее из своей этой так называемой пайки подкармливал. Давал ей продукты. А потом сам начал падать в обмороки голодные, потому что отдавал почти все. Медперсонал это заметил и ее перестали пускать в госпиталь. Когда он уже встал на ноги, пошел навестить ее дома, пришел и увидел, что из дома выносят трупы и среди этих трупов обнаружил и маму. Но выяснилось, что она была жива еще. Ее занесли назад, она осталась жива. У меня такое впечатление, что родители и не любили говорить об этом. Во время войны они потеряли ребенка, моего брата, которого я никогда не видел. Трагедия, тяжело было, не любили говорить об этом", — вспоминает Владимир Путин.

"Когда старший лейтенант-медик пришла в детский садик, в котором мы были, и принесла творожный сырок, вот тот, какого вы даже не знаете, без ванили, без всего, 14 копеек стоил, я его проглотил. И вот мне 79-й год, а послевкусие у меня на языке. Тогда я понял, что новая жизнь началась, блокада прорвана", — говорит председатель комитета по культурно-воспитательной работе Санкт-Петербургской организации ветеранов, блокадник Исай Кузинец.

Но впереди было еще множество страшных боев. Каждодневный подвиг. Когда выходили против немецкого танка с пушкой-сорокопяткой, когда понимали: ты выстрелишь, но в следующую секунду погибнешь сам. Миллион погибших солдат в боях за Ленинград.

"Я глубоко убежден в том, что мы должны использовать каждый повод для того, чтобы об этом напомнить. Для того, чтобы мы и сами об этом никогда не забывали. Для того, чтобы весь мир об этом помнил. И для того, чтобы никогда ничего подобного в судьбе нашей страны, да и в мире в целом не повторялось", — говорит Путин.

Эта диорама впервые открылась несколько лет назад, но тогда экспозиция была временной. Путин предложил ее расширить, сделать постоянной. В день юбилея прорыва обновленный музей был открыт.

"Ветеранское вам спасибо! И с армией хорошо восстанавливаете. Ведь мы уже отчаялись, что у нас будет армия хорошая. А сейчас радость-то какая. И, в Сирии мы там, понимаете, шум навели, то, что надо. Мы вас не просто любим, честное слово. Любим от души. Для нас вы такая опора, которая Россию держит, не просто так, как нас шуруют во все стороны, мы сейчас достойно отстаиваем свои интересы. И мы ведь следим, мы все знаем. Спасибо вам, спасибо", — говорит ветеран Великой Отечественной войны Вячеслав Панфилов.

После окончания встречи Путин поговорил с каждым ветераном отдельно.

Город на Неве начал отсчет до юбилея полного снятия блокады. До него ровно год.

Сегодня