Dura, как говорится, lex. Реплика Максима Кононенко

Крылатое латинское выражение гласит: dura lex, sed lex, - что означает "закон суров, но это закон". И созвучие этого выражения русскому слову "дура" иногда кажется мне неслучайным.

Вот, например, есть в нашей стране такая общероссийская общественная организация - Российское авторское общество. Эта организация занимается тем, что собирает отчисления за использование объектов авторского права. Например, за исполнение песен. А потом перечисляет собранные деньги авторам этих песен. Разумеется, за вычетом собственной комиссии.

Скажем, некто исполняет в ресторане песню Александра Розенбаума. Ресторан обязан заплатить РАО положенные отчисления, из которых потом будет выплачено непосредственно Александру Розенбауму. Если ресторан не заплатит - значит, авторские права нарушены. Таков закон, а он, как мы сказали выше, суров.

Но он же и дура. Потому что трактовать этот закон можно по-разному. И РАО трактует его.

Оно, например, может подать в суд на кинотеатр за то, что тот не перечислил авторские композитору показанного кинофильма. Или судиться с таксопарком из-за того, что в такси играет радио, а это означает публичное исполнение.Но то, что произошло днями в городе Ростове-на-Дону не идет ни в какое сравнение с вышеописанными историями.

Кировский районный суд удовлетворил иск Южного филиала Российского авторского общества к компании "Юг-арт", которая осенью прошлого года организовала в Ростове концерт группы Deep Purple. Но никакой лицензии на публичное исполнение песен группы Deep Purple у РАО не приобрела. Поэтому РАО потребовало взыскать с организаторов концерта компенсацию в сумме 450 тысяч рублей.

Попробую повторить еще раз и  помедленнее: РАО потребовало с организаторов концерта группы Deep Purple оплатить авторские отчисления за исполнение песен группы Deep Purple. Которые потом, за вычетом полагающейся РАО комиссии, будут выплачены группе Deep Purple.

Понимаете? Если бы в ресторане Александр Розенбаум пел собственные песни, то ресторан должен был бы не только заплатить самому Розенбауму положенный ему гонорар, но еще заплатить и РАО за то, что Розенбаум со сцены ресторана пел песни Розенбаума. А РАО потом часть этих денег заплатило бы Розенбауму.

Гениальный бизнес, честное слово. То есть - ты вообще ничего не делаешь, а только собираешь со всех деньги, часть забираешь себе, а часть возвращаешь назад. Причем, разумеется, назад возвращается мизерная часть собранного. И еще более разумеется, что группа Deep Purple никогда не просила Российское авторское общество защищать свои интересы в суде.

Но разве же это кого-то интересует? Закон суров, как говорится. Dura, как говорится, lex.

Сегодня