Валентин Фалин - творец истории и честь эпохи

Автор: Дмитрий Киселёв

22 февраля в возрасте 91 года скончался Валентин Михайлович Фалин, блестящий дипломат, историк, философ, публицист, мыслитель с поразительно самостоятельным мышлением даже в годы сталинского единомыслия. Еще будучи очень молодым человеком, работая к концу Великой Отечественной токарем на военном заводе, он отказался от предложения вступить в Компартию и пошел в ряды КПСС лишь на волне романтических ожиданий в 1953-м, уже после смерти Сталина. К тому времени уже после МГИМО по рабочему набору начал заниматься Германией в советской контрольной комиссии. Работа на высоких постах в МИД, послом в ФРГ, в ЦК партии позволила Фалину реализовать свой яркий талант и фактически стать архитектором советской политики в отношении Германии, да и всей Европы.

Родным и близким президент России направил телеграмму соболезнования, где назвал Фалина "необычайно талантливым, разносторонне одаренным человеком, выдающимся государственным и общественным деятелем, блестящим дипломатом", который "честно служил делу, людям, Отечеству".

Семья Фалина получает соболезнования от очень многих людей, как из России, так и из-за рубежа. Вдова Валентина Михайловича Нина Анатольевна через "Вести недели" благодарит всех за теплые слова и при этом сообщает, что кончина Фалина была "христианской, безболезненной".

"Без скидок на обстоятельства" — так называется последняя книга Фалина. В ней Валентин Михайлович не только вспоминает, но также размышляет над настоящим России, а, заглядывая в будущее, требовательно подчеркивает роль самого общества в прогрессе страны.

"Можно ли в принципе декларировать рынок? Это зависит от характера президента или премьера. Но никакой характер не в состоянии одномоментно создать реальный рынок с его специфической логикой и противоречиями, с собственной психологией производителя и потребителя. На их становление неизбежно понадобятся годы, возможно, упорство и выдержка целого поколения. Плюс необходим элементарный порядок, покоящийся на законе, одинаково строгом и притягательном для всех и каждого без исключения", — говорит в своей книге Фалин.

Автор: Дмитрий Мельников

"Ум, честь и совесть эпохи" — это не о КПСС, высокопоставленным функционером которой он был, это о самом Валентине Фалине. Великий политик и дипломат, интеллектуал и интеллигент, его авторству принадлежат ни один десяток важнейших государственных решений, советник, а временами даже наставник генеральных секретарей Валентин Фалин всю жизнь служил не генсекам и власти, а Родине.

"У нас все генсеки, начиная со Сталина, не терпели людей вокруг себя, которые были умнее. Они считали, что они держат Бога за бороду и они — истина в последней инстанции", — говорил Фалин.

После, войны, в которой семья Валентина Фалина потеряла 27 человек, — учеба в МГИМО, где он специализировался на Германии — направление, которое для советской внешней политики станет ключевым на следующие полвека. С 1950 года Фалин начинает работать в Комитете информации МИД, отделе, куда входили внешние разведки — военная и политическая — и который готовил аналитические справки лично для Сталина. После смерти вождя комитет собирает и анализирует международную информацию для Президиума ЦК.

Феноменальная память и блестящий интеллект Валентина Фалина получили признание высшего руководства. Со знанием дела Фалин облекал свои рекомендации в форму, где двусмысленности были исключены. И — самое главное — безупречная честность оценок: генеральным секретарям Фалин всегда рассказывал правду.

"Много раз говорилось Хрущеву, Брежневу, Андропову, Горбачеву, что мы, втягиваясь в гонку вооружений, которую нам навязывают США, помогаем нашим недругам разваливать СССР", — вспоминал Фалин.

После ЦК Фалина на работу приглашает глава советского МИД Андрей Громыко. Фалин консультирует, готовит аналитические справки и доклады, пишет речи. Именно он — автор посланий советского руководства американскому президенту во время Карибского кризиса. И словами же Фалина говорил Хрущев по теме разделенной послевоенной Германии.

В 1971-м Валентина Фалина отправляют послом Советского Союза в ФРГ, на передовую холодной войны. Он тяготился высоким постом и несколько раз просил Брежнева об отставке. Беспристрастный и далекий от аппаратных игр именно при Брежневе талант Фалина раскроется в полную силу, он станет одним из архитекторов внешней политики государства.

Однако близость к генеральному секретарю сыграет с Фалиным злую шутку. При недееспособном Брежневе Андропов, Устинов, Суслов и Громыко берут власть в свои руки. Фалина возвращают в Москву, но рекомендации его до руководства не доходят. Так было с решением послать советские войска в Афганистан. Доклады Валентина Фалина, где он призывает тщательно взвесить это решение, до адресата не доходят.

"Меня и нескольких людей отстранили от Брежнева, мы не допускались к нему, как раньше. Он меня приглашал, мы как-то говорили пару часов, а здесь нам сказали, что человек болен, а вы своей информацией вредите человеку", — рассказывал Фалин.

При Андропове Фалин — в опале и отстранен от большой политики, работает обозревателем газеты "Известия". Затем — одним из сопредседателей Агентства печати Новости. Но руководству очевидно, что его место — в авангарде, и в 1988 году Фалина назначают заведующим Международного отдела ЦК КПСС. Общий кризис системы, верным служителем которой он был, Фалин наблюдал, сопоставляя и анализируя цифры: Советский Союз стремительно несется к банкротству, социалистический блок трещит по швам.

Фалин пишет аналитически записки Горбачеву, в которых на фактах и цифрах показывает приближающийся кризис. Руководство называет его консерватором и бросается в объятия Запада в обмен на финансовую помощь и поставки продовольствия — в Союзе острый дефицит всего. Еда и лекарства покупаются за границей.

"Я говорил Михаил Сергеевичу всегда напрямую, что нас ждет. Надо распустить институты бесполезные, комитет по ценам, которые вместо того что бы взять факты, высасывают цифры из пальца", — отмечал Валентин Фалин.

Объединение Германии на условиях Запада Фалин до последних дней считал величайшим предательством в советской истории. Москва сдала все геополитические завоевания Советского Союза, отказавшись от компенсации, но главное — от каких-либо письменных договоренностей о нерасширении НАТО, последствия которого современной России приходится решать сегодня.

Развал СССР, Фалин воспринял тяжело. Он принял предложение немецких научных институтов и уехал на работу в Германию. Вернувшись в Москву, читал лекции в МГИМО и публиковал книги.

"Я всегда хотел вырваться из чертового круга политического при первой возможности. К сожалению, я уже через историю попал в этот капкан. Продолжаю разгружать багаж воспоминаний, который может помочь избежать тех ошибок, которые совершал я сам, совершали руководители, которые привели нашу державу к такому печальному концу в 1991 году", — говорил Валентин Фалин.

Свидетель и творец истории признавался, что всю жизнь мечтал заниматься искусством, но, видимо, страна в тот период своей истории не могла себе позволить держать такой выдающийся интеллект вне орбиты большой мировой политики.

Сегодня