Тема:

Археология и история 1 сутки назад

Центурион или шпион: кто владел роскошной виллой, найденной при строительстве римского метро?

Черно-белая напольная мозаика, обнаруженная при раскопках виллы II века в Риме. Фото: кадр из видеосюжета Askanews / Youtube

В Риме уже который год не могут достроить новую ветку метро: «мешают» археологи. В начале марта итальянские исследователи представили прессе очередное сенсационное открытие: на строящейся с 2013 года станции «Амба Арадам/Иппонио», на глубине 12 метров, были обнаружены остатки домуса – роскошной городской виллы II века.

Это открытие стало продолжением (хоть и совершенно неожиданным) находок предыдущих лет: в 2016 году на этой же строительной площадке, на глубине 9 метров, археологи откопали армейскую казарму, сооруженную в начале II века, при императоре Адриане. Она представляла собой здание площадью 1200 кв. метров с длинным центральным коридором и 39 комнатами размером примерно 4х4 метра – вероятно, солдатскими спальнями. В каждой такой «палате» площадью всего 16 кв. метров могли размещаться шесть и более человек. Внутренняя отделка помещений была по-армейски скромной, лишь в офицерской зоне полы покрывала простая черно-белая мозаика, а стены украшены простенькими фресками.


Мозаичные полы в офицерской зоне древнеримской казармы, найденной в 2016 году при строительстве станции метро «Амба Арадам/Иппонио». Фото: Soprintendenza Speciale di Roma

Уже тогда ученые предположили, что казарма является частью более крупного комплекса. Но какого? Ответ лежал ниже, на глубине 12 метров: казарма соединялась с тем самым богатым особняком, о котором сейчас рассказали археологи. Остатки дорожки-лестницы, ведущей из домуса в казарму, тоже нашли.

«Мы и представить не могли, что найдем здесь особняк с внутренним двором, фонтаном и по меньшей мере 14-ю комнатами!», — сказала Симона Морретта (Simona Morretta), научный руководитель раскопок.

Действительно, открытие в равной степени неожиданное и уникальное: никто просто не ожидал найти домус, соединенный с армейской постройкой, потому что в Риме такого прежде не находили. В других местах – находили, например, в Крыму в 2013 году, а в Риме – никогда. Так что для римской археологии это уникальное событие, которое планируется особым образом «увековечить».

По словам археологов, особняк был построен в начале II века в одно время с казармой, но позже домус достраивали и меняли внутреннюю отделку.

«За время существования виллу несколько раз переделывали – например, меняли оригинальные мозаичные полы, и следы этих переделок заметны даже сейчас. Сама постройка типична для Древнего Рима: дом выстроен вокруг центрального внутреннего двора с колоннами, все окна обращены во двор, откуда и поступал свет в помещения – внешних окон римские дома не имели. Внутренний двор – перистиль – был вымощен кирпичной плиткой, рисунок мощения напоминает "рыбий скелет". В центре перистиля располагался фонтан из белого мрамора с дренажной системой, которая отводила излишки воды в подземный сток», — рассказала Морретта в интервью Askanews.


Внутренний двор (перистиль) римской городской виллы II века, найденные при строительстве станции Амба Арадам. Фото: Soprintendenza Speciale di Roma

Одно из помещений – по всей видимости, ванная, — обогревалось: археологи нашли остатки римской отопительной системы, действовавшей по принципу «теплый пол». В специальную полость под полом, гипокауст (лат. «горячий короб»), подавался горячий воздух. Для создания полого короба полы строились особым образом, с двумя перекрытиями – верхнее, suspensura (лат. «подвешенный»), покоилось на кирпичных опорах, установленных на нижнем, черном полу. Остатки такого верхнего перекрытия, suspensura, и нашли археологи в одном из помещений виллы.

Это говорит об исключительной состоятельности владельца особняка: установка системы подогрева в частном доме была очень недешевым удовольствием. Из «ванной» на верхний этаж здания вела лестница, следы которой также обнаружили исследователи. Впрочем, для широкой публики самым наглядным доказательством богатства владельца стали не остатки теплого пола, а фрагменты прекрасно сохранившейся напольной мозаики с изображениями купидонов, танцующих сатиров, оливковых деревьев и фонтанов. Мозаика выполнена в черно-белой гамме, характерной для Остии – главного порта Древнего Рима.


Черно-белая напольная мозаика, обнаруженная при раскопках виллы II века в Риме. Фото: Soprintendenza Speciale di Roma

Рядом с казармой и виллой, на той же глубине 12 метров, археологи нашли остатки еще одного строения, равного по площади особняку – около 300 кв. метров, – но гораздо менее изысканного. Исследователи полагают, что там находился склад или иное хозяйственное помещение.

Найденная в 2016 году казарма действительно оказалась частью более крупного комплекса. Но какого? И кому принадлежал роскошный особняк?

СМИ уже прозвали виллу «домом центуриона», а журналистские прозвища обычно остаются в памяти, даже если не соответствуют действительности. Центурион – слишком низкий ранг для владельца такого богатого особняка.

В сообщениях о находке казармы в 2016 году часто упоминалась преторианская гвардия, элитные императорские войска. В сообщениях 2018 года никто прямо не говорит о принадлежности казармы и особняка преторианцам, зато возникли две гипотезы, одна из которых чрезвычайно интригующая.

Франческо Просперетти (Francesco Prosperetti), директор Главного управления по охране археологического, культурного и ландшафтного наследия Рима, сообщил в интервью Askanews: «Мы полагаем, что особняк принадлежал командующему гарнизоном. Два года назад мы нашли здесь огромную казарму эпохи Адриана – 1200 кв. метров коридоров и комнат, строгое функциональное здание армейского назначения. А рядом, углубившись еще на три метра, мы обнаружили остатки домуса той же эпохи Империи».

Таким образом, домус мог быть преторием (praetorium): так называли палатку полководца в римском военном лагере, позже это название перешло и на стационарные строения – в данном случае личный особняк командующего гарнизоном. Римские претории, соединенные с казармами, уже находили в других странах – помимо уже упоминавшегося открытия польских археологов в Крыму, подобные лагеря-поселения (каструмы) были обнаружены в Германии, Франции, Великобритании, Израиле… Тем не менее первую подобную находку в Вечном городе можно назвать полноценной сенсацией.

В своих рассуждениях ученые полагаются на предыдущие находки в этом районе Рима. Раскопки, предваряющие строительство метро, ведутся на южном склоне Целия, одного из семи легендарных холмов Рима. В эпоху Республики здесь обитала городская беднота, но в эпоху Империи произошла своеобразная джентрификация района – его застроили «элитным жильем», а рядом появилось нечто вроде армейского комплекса, который включал и казарму, найденную в 2016 году.

Она стала пятой по счету: «в этом районе мы нашли еще четыре, одна из них точно под базиликой Сан Джованни ин Латерано», — говорила в 2016-м археолог Росселла Реа (Rossella Rea), бывшая в то время научным руководителем раскопок и, по совместительству, директором Колизея.


Места расположения найденных ранее следов военных лагерей. Красным отмечено место текущих раскопок на Амба Арадам, оранжевым — предыдущие находки, зеленым – расположение лагеря, известное только по Мраморной карте Рима. Изображение: Google Maps

Расстояние между самыми удаленными объектами на карте – менее километра. Под Латеранской базиликой, о которой говорит Реа, находился Новый лагерь отборной конницы (Castra Nova Equitum Singularium), построенный в конце II века. Две казармы на севере, под Виа Тассо, — расположение Первого лагеря отборной конницы (Castra Priora Equitum Singularium), построенного при Траяне, около 100 года. Самая ранняя из армейских построек находится западнее, возле церкви Санто Стефано Ротондо: это Иноземный лагерь (Castra Peregrina) для иноплеменных войсковых частей, организованный при первом римском императоре Августе в I веке нашей эры.

Наконец, в 2016 году, после находки и расшифровки очередного фрагмента Мраморной карты Рима (Forma Urbis Romae), стало известно местонахождение еще одного воинского лагеря в том же районе – рядом с виллой Челимонтана на склоне Целия, по соседству с церковью Санто Стефано Ротондо и Иноземным лагерем.

Окружение очевидно преторианское, однако найденный рядом с казармой особняк настолько роскошный, что у археологов возникла новая любопытная гипотеза о его принадлежности. В интервью изданиям La Repubblica и The Telegraph археолог Росселла Реа заявила: «Возможно, этот комплекс зданий предназначался для отряда особого назначения – секретной службы императора. Нам известно, что весь район занимали казармы императорской армии. И нам известно, что по меньшей мере одна из них использовалась агентами имперской тайной службы, которые занимались выявлением внутренних угроз и врагов правителя».

Реа говорит о фрументариях – шпионах императора и предшественниках agentes in rebus, «тайной полиции» Рима. Имя «фрументарий» происходит от слова frumenta, «зерно» – изначально эти люди были снабженцами, обеспечивали армию зерном и другими припасами, что подразумевало постоянные разъезды на большие расстояния и контакты с самой разной публикой – торговцами, чиновниками и представителями покоренных народов по всей империи. При Адриане эта снабженческая структура превратилась в разветвленную сеть шпионов, тайных агентов и информаторов, поставлявших ценные сведения Риму и лично императору.

При этом фрументарии, как обычные снабженцы, были приписаны к легионам и официально являлись военнослужащими. Из письменных источников известно, что в Риме часть фрументариев базировалась в Иноземном лагере, Castra Peregrina, над которым сейчас возвышается церковь Санто Стефано Ротондо V века, всего в 500 метрах от строящейся станции Амба Арадам.

Что подтолкнуло археологов к такой гипотезе – избыточная для армии роскошь виллы «снабженца», ее датировка эпохой Адриана или найденные при раскопках артефакты – пока не сообщается, однако Росселла Реа слишком важный представитель официальной римской археологии, чтобы выдвигать необоснованные идеи.  


Фрагмент интерьера римской виллы II века, найденной при строительстве станции Амба Арадам. Фото: Soprintendenza Speciale di Roma

По времени и причине разрушения особняка у археологов нет расхождений: его сносили намеренно, но не злостно – остались части стен высотой до 1,5 метров, внутреннее пространство было просто засыпано землей. Это законсервировало руины на 1900 лет: «Весь декор по большей части сохранился – и мозаичные полы, и фрески на стенах», — сказала Симона Морретта.

Особняк пошел под снос незадолго до 271 года, когда император Аврелиан начал строительство мощных городских укреплений, так называемой «стены Аврелиана». Крупные постройки, примыкавшие к внешней стороне стены, пришлось разрушить, чтобы они не стали укрытием для врага в случае осады Рима.

На развалинах домуса археологи нашли много ценных предметов, таких как золотые кольца, амулеты и деталь кинжала – инкрустированную рукоять из слоновой кости. Однако наибольший научный ажиотаж вызвали совсем невзрачные, на взгляд неспециалиста, находки: деревянные формы для закладки фундамента и деревянные строительные балки.

«На раскопках в Риме дерево попадается крайне редко», — пояснила Морретта. Все уникальные находки стали возможны только благодаря строительству метро: поскольку глубина прокладки туннелей достигает 30 метров, археологи получили исключительную возможность «заглянуть» глубже, чем обычно.


Строительство соседней с Амба Арадам станции Фори Империали близ Колизея. Фото: Metrocspa

Несмотря на то, что эти спасательные раскопки привели к самым значительным открытиям римской археологии последних лет, исследователям постоянно приходится отбиваться от обвинений в задержке строительства столь необходимой городу ветки метро. Прокладка линии С началась в 2007 году и с тех пор стоимость работ неоднократно повышалась: 24 станции новой линии уже стали самым дорогим метростроительным проектом в мире, к тому же связанным с коррупционными скандалами и расследованием причин изменений первоначального плана, задержек и многократного превышения бюджета.

Именно этим объясняются заверения Франческо Просперетти, что он «уже обеспечил планирование и финансирование» грандиозного проекта – включения найденного особняка в интерьер станции «Амба Арадам/Иппонио». Первоначальный проект станции авторства Паоло Дезидери, соответственно, сейчас пересматривается – в том числе в сторону очередного повышения стоимости строительства.

По словам Просперетти, он уже связался с Раффаэле Кантоне, главой Национального антикоррупционного комитета (ANAC), и добился его согласия на сохранение цельности находки. Антикоррупционный комитет и лично Кантоне проверяют и визируют все крупные строительные работы в Италии.

«Кантоне заверил меня, что после окончания строительства станции руины особняка вернутся на свое место и будут доступны широкой публике. Как именно это будет организовано и как впишется в структуру линии С, еще посмотрим», — заявил Просперетти журналистам.


Схема линии С римского метро. Строящийся участок Amba Aradam Fori Imperiali отмечен голубым цветом. Изображение: Metrocspa

Пока планируется разобрать «виллу командующего» уровень за уровнем, поместить в специальные контейнеры и перевезти во временное хранилище, чтобы метростроевцы смогли продолжить работу по прокладке туннеля и сооружению станции Амба Арадам.

В этом году должна открыться соседняя с Амба Арадам станция Сан Джованни (рядом с базиликой Сан Джованни ин Латерано). В ее интерьере уже частично реализован концепт «музейной станции» — в больших витринах выставлены археологические находки, сделанные за время строительства и охватывающие период от плейстоцена до Ренессанса.


Интерьер готовящейся к открытию станции Сан Джованни, соседней с Амба Арадам. Археологические находки включены в оформление станции. Фото: Metrocspa / The New York Times

Сейчас введены в строй 21 из 24 станций линии С, соединяющей центр города с густонаселенными районами на востоке Рима. Открытие станции «Амба Арадам/Иппонио» запланировано на 2022 год.

«Это будет самая красивая в мире станция подземки», — эмоционально выразился Просперетти. По словам Симоны Морретта, станция будет «единственной в своем роде». Она надеется, что экспонатов в станционной экспозиции будет больше: «Нам предстоит углубиться еще на 4 метра. И мы понятия не имеем, что там найдем».

Сегодня