Тема:

Отравление Скрипаля 1 сутки назад

"Новичок" в международной политике: инцидент в Солсбери отравил отношения Москвы и Лондона

МИД России заявил решительный протест послу Великобритании из-за голословных обвинений Лондона о причастности Москвы к отравлению Сергея Скрипаля и его дочери в Солсбери. Накануне российский посол в Лондоне Александр Яковенко был вызван в британский МИД, а британский премьер-министр Тереза Мэй поставила ультиматум России, срок которого истекает этим вечером.

После Солсбери политическая жизнь в Англии отравлена. В здании парламента сегодня обнаружили очередной подозрительный пакет. После проверки полиция заявила, что его содержимое неопасно. Но в больницу уже был на всякий случай отправлен один человек. В таком возбужденном состоянии Лондон навешивает на Россию всевозможные грехи, включая сирийские газовые атаки. "То, как отреагировали на случившееся в США, дало понять, что это модель поведения Владимира Путина и его режима. Вы видите его безрассудную поддержку использования химического оружия везде – от Сирии до наших улиц", — заявил министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон.

Завтра от Терезы Мэй ждут объявления антироссийских санкций. Чем жестче, тем лучше, считает слабый и непопулярный в стране премьер. Ожидая новое выступление премьер-министра, британская пресса обсуждает возможные кары, которые Мэй обрушит на Москву. Диапазон списка широк — от высылки дипломатов до элементов кибервойны. Газеты пишут о планируемых кибератаках, как здесь выражаются, "на орудия кремлевской пропаганды" и предвкушают заморозку средств и даже изъятие в Англии собственности, принадлежащей российским олигархам. Выясняется, что от этих же олигархов правящие консерваторы только за прошлый год получили пожертвований на 800 тысяч фунтов, но партийные функционеры легко переварили этот "токсичный" актив.

 

Министр внутренних дел Эмбер Радд собирается пересмотреть обстоятельства загадочных смертей, связанных с Россией предпринимателей и эмигрантов. Упоминаются фамилии Бориса Березовского и его партнера Бадри Патаркацишвили. "Что касается других расследований, то придет время, когда нам будет необходимо еще раз убедиться и вместе с полицией проверить их. А пока приоритетом является это расследование", — заявила Радд. Но как раз о самом важном, то есть о ходе расследования в Солсбери, министру внутренних дел пока нечего сообщить.

Ответ со Смоленской площади на ультиматум Терезы Мэй не заставил себя ждать. "Прежде чем ставить ультиматумы отчитаться перед британским правительством за 24 часа, лучше соблюсти свои собственные обязательства по международному праву, в данном случае Конвенцию по запрещению химического оружия. И вообще, говоря о манерах, нужно помнить, что эпоха колониализма давно ушла в прошлое", — заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.

В МИД вызван посол Великобритании. Лори Бристоу подъезжает к зданию на Смоленской площади, пресса неотступно следует за дипломатом. На выходе несколько лаконичных фраз. "Мы обсудили произошедшие в Солсбери события и заявление премьер-министра Терезы Мэй. Я передал заявление премьер-министра о том, что мы ждем ответа от российского правительства до конца сегодняшнего дня о том, каким образом эта субстанция оказалась в Солсбери", — заявил Бристоу.

Однако Бристоу теперь должен доложить в Лондон о заявленном ему решительном протесте со стороны российского МИД. Действия британских властей носят откровенно провокационный характер, отметили на Смоленской площади. "Как только появились слухи, раздуваемые практически всеми представителями английского руководства на счет того, что в отравлении Скрипаля задействовано вещество, произведенное в РФ, мы сразу же запросили официальной нотой доступ к этому веществу, чтобы наши эксперты могли проанализировать его. В той же ноте мы потребовали предоставить нам доступ ко всем фактам, связанным с расследованием, учитывая, что одной из пострадавших является Юлия Скрипаль — российская гражданка. На эти абсолютно закономерные требования нами был получен невнятный ответ, который сводится к тому, что в этих законных требованиях нам было отказано", — сказал Лавров.

О той субстанции, которую англичане назвали "Новичок", информации минимум. По некоторым данным, разработка началась еще в далекие шестидесятые годы, по другим источникам, — позднее. Речь идет о комплексе отравляющих веществ, которые якобы создавали в разных лабораториях Советского союза. В начале девяностых работы на этом направлении были прекращены.

"Никогда не было подтверждено наличие такого вещества у России. Никогда и никем не было подтверждено, что это вещество обладает какими-то сверхъестественными свойствами. Тем более что формулу, насколько я понимаю, в СМИ публиковали. Однако я не слышал ничего, чтобы какая-то страна подтвердила, что токсичность этого соединения и эффективность более высокие, чем у штатных отравляющих веществ, — заявил Антон Уткин, эксперт по химоружию, автор российских технологий уничтожения химического оружия, в 1994 г. — инспектор ООН в Ираке. — Никогда на вооружении РФ не стояло никаких веществ, которые назывались бы "Новичок" или что-то в этом духе. Я вместе со своим коллективом занимался уничтожением химического российского оружия и могу это заявлять с полной уверенностью".

Данные о так называемом "Новичке" просочились в прессу в 1992 году с легкой руки военного химика Вила Мирзаянова, бывшего сотрудника Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии. Мирзаянов утверждал, что СССР в нарушение международных конвенций продолжал производить и испытывать химическое оружие третьего поколения. Программа по разработке новых видов химического оружия "Фолиант" якобы стартовала в 1973 году. Цель — создание новых отравляющих веществ нервно-паралитического действия, которые должны были по токсичности превосходить известные зарубежные и отечественные аналоги. Вскоре Мирзаянов переехал в Соединенные Штаты, где живет и сейчас. "Он живет в США. Он знает рецепт. Значит, он легко может воссоздать. Это как будто тайна! Это все липа", — уверен писатель, дипломат, ветеран внешней разведки КГБ СССР Михаил Любимов.

Эксперты утверждают, что привязать отравляющий препарат к конкретной стране практически невозможно. Более того, чтобы уверенно назвать тип вещества, нужно иметь его образец. Значит ли это, что он есть в распоряжении английских спецслужб? Это один из принципиальных вопросов.

За покушением на двойного агента могут стоять британские спецслужбы, предполагает бывший директор ФСБ Сергей Степашин. По его словам, британской разведке "было бы выгодно устроить провокации в преддверии президентских выборов в России и чемпионата мира по футболу". Такую точку зрения разделяют и другие специалисты. "Они спрашивают у нас объяснений о том, каким образом и почему это произошло. Спросите у своих спецслужб и правоохранительных органов, как получилось, что они все прозевали. В Солсбери находится крупнейшая химическая лаборатория. Почему там ослаблен контроль?" – спрашивает Николай Ковалев, в 1996-1998 гг. — директор ФСБ РФ. "Не успели еще завершить расследование, а уже заявление Джонсона, потом заявление Мэй. Да еще в каких тонах наглых! Ультиматум нам ставят, видите ли! Это спланированная английская акция. Слишком отлаженно и четко", — подчеркивает Любимов.

И судя по тому, какие могут быть задействованы ресурсы, рассчитывать на скорую развязку не приходится.

Сегодня