Смотрите молча? Третьяковка начала борьбу с "черными гидами"

Третьяковская галерея начала борьбу с нелегальными экскурсиями. По новым правилам, рассказывать об экспонатах могут только сертифицированные гиды со специальными бейджами. Дело дошло до серьезных конфликтов с искусствоведами. Как не стать нарушителем?

В Третьяковскую галерею они отправились небольшой компанией — еще раз увидеть любимые картины, рассмотреть детали и, конечно, поделиться эмоциями.

"И вот мы все это, как я сейчас, бурно обсуждаем, бурно жестикулируем, естественно. И к нам подходит смотрительница, говорит: "У нас нельзя вести экскурсии". Постойте, но почему вы решили, что у нас экскурсия? У нас ни разу не экскурсия, мы просто пришли в музей! Мы посетители, мы купили билеты, мы обсуждаем то, как мы видим эти портреты! "Ничего не знаю, — сказала мне дама. — Если вы что-то рассказываете, значит, у вас экскурсия", — рассказал главный редактор журнала Fashionograph Тим Ильясов.

Аналогичный ответ получили трое преподавателей МГУ, которые решили вместе с группой студентов сходить на выставку Василия Верещагина, и получили не только удовольствие от встречи с прекрасным, но и другие яркие впечатления.

Во время экскурсии мы обменивались впечатлениями от увиденного. Мы, разумеется, задавали вопросы друг другу по поводу увиденного, и тут к нам подошел сотрудник безопасности и сообщил нам, что экскурсии запрещены без аккредитации. От ответа на вопрос, что такое экскурсия в данном случае, он уклонился, но потребовал это "нечто" остановить.

Педагоги написали письмо в Минкульт, попросили разобраться. И оказалось, что правила посещения Третьяковской галереи претерпели изменения. Проводить экскурсии в залах отныне может только тот, у кого на груди есть фирменный бейдж — либо штатного сотрудника музея, либо — гида-гостя.

"Для нас это очень важно, во-первых, чтобы регулировать потоки. Чтобы мы понимали, какое количество экскурсий приходит к нам каждый день и в какие залы. С другой стороны, нам очень важно еще и то качество экскурсионного обслуживания, которое, мы считаем, Третьяковская галерея вправе контролировать. В последние годы мы все чаще стали сталкиваться с так называемыми нелегальными экскурсиями",.- пояснила главный хранитель Третьяковской галереи Татьяна Городкова.

Так называемые нелегальные экскурсии — по сути самодеятельность. Социальные сети пестрят объявлениями: проведу по залам, покажу коллекцию. Доверчивые туристы часто соглашаются, плохо понимая, кто и о чем будет с ними говорить.

"Никому же не может, наверное, прийти такая мысль — приехать в редакцию телевидения или радио и сказать: дайте-ка я выйду сейчас в эфир, быстренько, коротко так, я очень хороший. Или уж, я не знаю, не приходит в голову самодеятельному хирургу резать аппендицит и позволять ему это делать. А почему-то с искусством не так, почему-то все считают, что могут рассуждать на темы искусства и довольно спокойно проводить экскурсии в государственных музеях на довольно сложных выставках, ну, например, на выставке Верещагина", — говорит искусствовед Дмитрий Буткевич.

Именно для того, чтобы оградить и посетителей, и коллекцию от откровенного вранья, и вводят музеи своеобразную аккредитацию. Причем практика — общемировая. В комментариях к посту Тима Ильясова — наглядные примеры: в Акрополе за несанкционированные экскурсии просто выведут за территорию. В Израиле могут даже задержать.

"Например, Иордания. В Иордании очень строго защищают законы. И там невозможно вообще появиться ни на одном объекте, если вас не сопровождает иорданский гид, ну, плюс еще и охранник. То есть они дают возможность работать своим людям, законным людям. И они очень тщательно за этим следят", — рассказал гид-экскурсовод Григорий Тышлер.

В правилах все будто бы предельно просто: экскурсионной может считаться любая группа. От одного до двадцати человек. Только ведь включить в эту категорию — теоретически — можно всех: и безответственных гидов, и компанию друзей.

"Опять же вопрос: музейные смотрители усмотрят в тебе профессионала или нет? Как ты будешь себя вести? Здесь же еще возникает проблема шума, да, насколько громко ты объясняешь. Вот, например, приводит профессор студентов в музей и начинает им что-то рассказывать. Он рассказывает достаточно громко, потому что там несколько человек, чтобы его слышали. Это уже мешает другим посетителям. Если вы тихо шепчете что-то на ухо своей девушке, это другая ситуация. Здесь это все очень на грани", — . поделился своим мнением заместитель председателя Союза художников России искусствовед Сергей Заграевский.

Балансировать на этой грани приходится смотрителям. По сути, это именно они чаще всего решают, нарушены правила или нет. Во многих музеях признаются: эксцессы случаются. Но это, скорее, исключение из правил.

"Мы все-таки стремимся к тому, чтобы прежде чем делать какое-то замечание и предлагать людям проследовать на выход, наши смотрители понаблюдали за тем, что происходит, прислушивались к разговору, который разворачивается. Потому что все-таки экскурсовода профессионального всегда можно отличить. И если смотритель опытный, то мы считаем, что он всегда сможет разобраться в ситуации и отличить группу друзей от нелегального экскурсовода", — объяснила заместитель директора Государственного музея истории религии по научной работе Екатерина Терюкова.

Как показало разбирательство, в случае с преподавателями московского университета — музейщики все сделали правильно: ведь читать лекции в зале педагог может только, получив официальное разрешение. Что сделано не было. И Исторический факультет МГУ принес Третьяковке официальные извинения. А вот в истории Тима Ильясова некорректным глава пресс-службы галереи назвала, наоборот, поведение своих коллег и пообещала довести информацию до руководства. В общем, ходить на выставки молча и в гордом одиночестве по-прежнему не обязательно. А вот читать правила накануне посещения может оказаться полезным.

Сегодня