Трехчасовые переговоры: Путин и Меркель обсудили Иран и Украину, Сирию и беженцев

Главное политическое событие выходных — российско-германский саммит. Переговоры Владимира Путина и Ангелы Меркель в предместье Берлина продолжались три часа. Заявлений по итогам лидеры делать не стали — это время посвятили обсуждению накопившихся тем. Их заявили сразу: это и Сирия, и Украина, и, конечно, "Северный поток — 2", проект, который Германии, как и всей Европе, необходим. Поэтому там его сейчас пытаются всячески вывести из политической плоскости. О чем говорили в замке Мезеберг и за его пределами?

Владимира Путина Ангела Меркель уже ждала. Протокольное приветствие, после чего, так же вдвоем, без переводчика, лидеры уходят во внутренний дворик с видом на озеро. Им еще нужно время, чтобы определиться, что сказать прессе. И Путин, и Меркель заранее решили: сначала заявление — и только потом обстоятельный разговор. Официант приносит воду — очевидно, без газа. Его на этих переговорах и так будет много.


"Вместе с германскими партнерами работаем над проектом нового магистрального газопровода "Северный поток — 2". Его реализация позволит усовершенствовать европейскую газотранспортную систему и минимизировать транзитные риски. А главное — удовлетворить растущий спрос экономики Европы на энергоресурсы", — говорит российский президент.

Проект, так нужный Германии, но так раздражающий Соединенные Штаты. Трамп ведь уже отчитал Меркель — мол, Германия теперь в заложниках у России. В ответ на такие выпады обычные немцы развернули в Мезеберге транспаранты.

— Сейчас на Германию оказывается мощное давление из-за строительства "Северного потока". Мы хотим получать чистый и дешевый газ из России, а не сланцевый из Америки.

Про США Меркель не сказала ни слова — по крайней мере, в присутствии прессы. Но вспомнила про Украину — и Путин ответил.

— Хочу в этой связи отметить и еще раз подчеркнуть: "Северный поток — 2" — это исключительно экономический проект, и он не закрывает возможности продолжения транзитных поставок российского газа через территорию Украины. Я знаю по этому поводу позицию федерального канцлера, которая постоянно эту тему поднимает. Хочу отметить, что главное — чтобы этот транзит украинский, он традиционный для нас, соответствовал экономическим требованиям, был экономическим во всех смыслах этого слова.

Слова российского президента немецкие телеканалы давали в прямом эфире, а потом выискивали скрытые смыслы.

"Эта встреча по меньшей мере указывает нам на то, что Путин и Меркель признают: они нужны друг другу как важные и влиятельные игроки на мировой сцене. И это сходство в их позициях и в поиске решения текущих вопросов — важный фактор на фоне очень непредсказуемых действий американского президента", — говорят на телеканале ARD.

"Позиции России и Германии в будущем существенно сблизятся, потому что в этом заинтересованы обе стороны", — вторит Welt.

Стратегическая заинтересованность — конечно, не только в экономических проектах. С немецкой педантичностью Германия считает деньги — и те, что теряет в том числе и от антироссийских санкций, тоже. Потому и не сворачивает бизнес с Россией и в России. Анализируя кадры рабочего ужина, за которым лидеры и вели переговоры, американская The New York Times даже в заголовок вынесет: "После нескольких лет напряженности в беседе Меркель и Путина звучат прагматичные ноты".

Немецкому "Шпигелю" все более очевидно: "Каждый выслушал заявление другого с бесстрастным выражением лица, шуток для разрядки обстановки не звучало. Однако у переговоров видна перспектива, и заметно желание пойти навстречу друг другу в вопросах, представляющих для двух стран обоюдный интерес, не замалчивая разногласия. Эта своего рода норма для дипломатии — в данном случае уже прогресс".

Это — и про Украину, которую в тот вечер вспоминали не только в связи с газом. Конфликт на Донбассе и Минские договоренности: и Путин, и Меркель — за их неукоснительное соблюдение всеми сторонами.

"Основа есть и остается — Минские договоренности. Хотя надо констатировать, что у нас пока нет стабильного перемирия. Я надеюсь сейчас к началу нового учебного года сделать новую попытку обеспечить перемирие", — говорит Ангела Меркель.

"В контексте урегулирования украинского кризиса, который, к сожалению, никак не продвигается, имею в виду подчеркнуть безальтернативность реализации Минских соглашений. Отметить нашу заинтересованность в работе в рамках Нормандского формата и контактной группы, готовность и далее оказывать содействие специальной мониторинговой миссии ООН", — заявляет Владимир Путин.

Рядом с дворцом Мезеберг — деревушка всего на 150 жителей. Самая что ни на есть немецкая: аккуратные домики, покрытые черепицей, ровные газоны. А еще здесь почти не встретишь наводнивших Берлин иммигрантов с востока.

Поток беженцев стал настоящим испытанием и для Европы, и для Меркель лично с ее политикой "открытых дверей". И договариваться с соседями по Евросоюзу все сложнее. Но если мигранты начнут возвращаться — в ту же Сирию, откуда многие бежали от войны — проблема станет менее острой.

"В Иордании миллион беженцев, в Ливане миллион беженцев, в Турции три миллиона беженцев — это потенциально огромная нагрузка на Европу. Поэтому лучше сделать все для того, чтобы эти люди могли вернуться домой. А что для этого нужно делать? Ну, элементарные вещи. Надо помочь восстановить водоснабжение, канализацию, помочь восстановить медицину. Самые элементарные вещи. И думаю, что в этом заинтересованы все, в том числе и Европа", — говорит Путин.

Для Меркель — выход. Она согласна: мир в Сирии еще не наступил, но боевых действий заметно меньше. Теперь важно не допустить гуманитарной катастрофы. Как? Этот разговор Меркель продолжит с Путиным уже вместе с президентами Франции и Турции. Их встреча уже готовится.

Сегодня