ЦБ повысил ставку, чтобы избежать резкого роста цен

В Москве, на Неглинной улице, — необычное мероприятие — день открытых дверей в Центробанке. Понятно, что в эти дни Банк России привлекает и повесткой: впервые за пять лет там решили поднять процентную ставку, а до конца этого года банк не будет покупать валюту для Минфина. В результате, несмотря на санкции, рубль укрепился. Вот почему, когда "Вестям в субботу" экскурсию по этому зданию устроила председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, мы говорили не только про архитектуру. Вглядеться на Неглинной действительно есть во что и в кого.

- У Тэтчер как-то спросили, каково это женщине быть первым премьер-министром? Она ответила: "Я не знаю, я не испытывала альтернативу". Вас слушаются?

- Я думаю, что это никак не зависит от пола, кстати, у нас Татьяна Владимировна Парамонова была одно время исполняющей обязанности председателя Центрального банка. Так что, женщины были, — говорит Набиуллина.

- Я знаю, о чем вы думаете, когда ходите по этому залу. Вы думаете о высоком — потолки же высокие.

- Так, чувствую подвох.

- Вот бы учетную ставку поднять…

- Мы же ее недавно повысили, чтобы не допустить слишком большого роста цен.

Для неспециалиста звучит странно: повысили ставку, чтобы не допустить повышения цен. Но здесь ставят вопрос именно так. Так где же при инфляции всего-то в 3,2 Центробанк решил упредить те факторы, которые могли бы привести к ее росту?

- Покажите в рамках нашей экскурсии святая святых, место где принимаются решения.

- Мы как раз подошли к нему. Здесь наверху написано: "Правление". Это правление московской конторы Государственного банка, столица была в Питере. Сейчас здесь заседает Совет директоров, который принимается решения по ставке.

- Режимное помещение?

- Хотите заглянуть?

- Это ведь, наверное, одно из самых защищенных помещений Российской Федерации?

- Я не знаю, не сравнивала с другими, но, в принципе, защищенное.

- То есть окна на улицу — это формальность: никто ничего не услышит?

- Да, никто ничего не услышит.

Мы проверили: здесь нет тревожной кнопки, хотя, конечно, в 2014 году Центробанк и ответил на тогдашнюю тревогу, повысив ставку до 17%. С тех пор все понижал и понижал. И вот первое за четыре года повышение на четверть процента. Впрочем, Набиуллина поясняет, что первыми-то ее сейчас подняли коммерческие банки.

- Я представляю, как вы здесь сидите, все серьезные государственные дела обсуждаете. А что вы такие добренькие-то вдруг? Повысили ставку для нас, для вкладчиков?

- Мы повысили ставку, как я уже сказала о том, чтобы — это действительно наша основная цель — добиться стабильно устойчиво низкой инфляции. Наша цель — 4%.

- Какая ставка должна быть в России?

- Она на нашем языке называется "нейтральная ставка". Для российской экономики это 6-7%".

Мы не так далеко. А мы все-таки и на экскурсии.

- Откройте какую-нибудь государственную тайну. Ну, что у вас тут может быть? Стол какой-нибудь с кнопкой какой-нибудь, нет?

- Да нет ничего, здесь все просто.

- Тревожной кнопки нет?

- Все просто и прозрачно.

- А можно открыть что-то?

- Пожалуйста. Все обычно, ничего нет такого особенного и секретного. Мы все решения принимаем понятным образом.

Мы оказываемся на главной лестнице. Идем вниз, как и курс доллара, между прочим. А это, как считают специалисты, — следствие и повышения ставки и решения Центробанка прекратить покупку валюты для Минфина.

- Сейчас курс идет вниз, — говорит Набиуллина.

- Будет продолжать?

- У нас курс плавающий, рыночный. Он будет зависеть от того, какие факторы будут оказывать на него влияние.

- Тем не менее предыдущий курс вам явно не понравился, поэтому вы подняли ставку и прекратили покупку?

- Нет.

- Я почему-то был уверен, что недавно вы посмотрели на курс, который начал расти.

- Нет, нам не понравилось в целом то, что мы называем волатильностью, большие колебания курса.

 

Неожиданно Набиуллина сама вспоминает, как мы это с ней уже обсуждали.

- Четыре года назад мы с вами разговаривали на эту тему, и у вас было недоверие к плавающему курсу.

- Было.

- Как у многих.

- Да.

- И мы тогда говорили, смотрите, плавающий курс, он должен работать как такой абсорбатор. Происходит что-то внешне неблагоприятное, и это все отражается на курсе и уже меньше на экономике и рабочих местах. На самом деле это же происходило. Вот если мы посмотрим эпизод 2014-2016 годов, у нас экономика упала где-то на 3%. Сравните с 2008-2009 годами, когда она упала в три раза больше.

По коридорам, где все очень опрятно, но без какого-то излишнего роскошества из серии сусального золота, идем туда, где выставлено именно богатство: от исторического (вроде поддельных банкнот, которыми Россию пытался наводнить Наполеон) до раритетного (рубль царя Ивана Антоновича) и совсем богатства, хранящегося в еще дореволюционном сейфе.

- Такие небольшие слиточки, — говорит Набиулина.

- Это золото, серебро или платина?

- Золото.12 килограмм и более 60 миллионов рублей.

Шестьдесят миллионов рублей — это два слитка, каковых у России международных золото-валютных резервов 460 миллиардов долларов. "У нас и ресурсы, и достаточно инструментов, чтобы банки могли выполнять все взятые обязательства перед населением в любой валюте", — подчеркивает Эльвира Набиуллина.

И все-таки доллары-то останутся? Динамика и на рынке, и в политике интересная. Сначала — о рынке.

- У нас доля депозитов населения в банках 2 года назад в начале была 30%, сейчас — около 20%, — рассказала Набиуллина.

- Доля в долларах?

- Доля в любых валютах. В долларах, в евро.

Однако судьба торговли в долларах определяется, конечно, не только в России. И именно задача Центробанка — помочь тем, кто хочет торговать в национальных валютах. Задача — создать инфраструктуру. "Это когда у нас на бирже торгуются парой. Не только рубль — доллар, рубль — евро, но, например, мы уже давно торгуем рубль — юань, рубль — турецкая лира", — поясняет Набиуллина.

- Напрямую. Не в пересчете через доллар, да?

- Да, без пересчета.

Задав столько вопросов про экономику, мы не забывали, что все-таки были на экскурсии. Но есть такие шутки, которые глав Центробанка пресекает сразу.

- Давайте я слиток заберу, а потом принесу?

- Так не договаривались!

Сегодня