Югоосетинская трагедия: как это было

23:36, ночь с 7 на 8 августа - во всех хрониках отсчет этой войны начинается именно с этих цифр. Именно в это время надежда на мир окончательно рухнула. Начались полномасштабные боевые действия. Цхинвал под огнем.

Эта дата - всего лишь точка отсчета, которая теперь войдет в историю. Хотя все довольно условно: бои на грузино-осетинской границе к тому моменту шли уже довольно жесткие. Начиная с 1 августа конфликт неуклонно разрастался. Подрыв автомобиля с грузинскими полицейскими в районе Цхинвала, на следующий день - короткие перестрелки, потом - затишье. Все думали, что этот раз ничем не будет отличаться от предыдущих - постреляют и разойдутся. Так уже бывало. Переговоры, конечно, ни к чему не приведут, но до войны дело не дойдет.

7 августа в приграничных районах - новые столкновения. Дипломаты безуспешно пытаются договориться. Михаил Саакашвили еще не раскрывает всех карт: "Я хочу прямо заявить, и в этом я уверен: конфронтация не входит в интересы России и, естественно, не входит в наши интересы". Когда грузинский президент произносил эти слова, грузинская армия уже укреплялась на высотах вокруг Цхинвала.

Вот фрагмент документа, попавший потом в прессу.

Секретно
Штаб 4 пехотной бригады
Вазиани
"Оперативной группировке осуществить боевую операцию в регионе и в течение 72 часов разгромить противника. Восстановить юрисдикцию Грузии в регионе.

Замысел вышестоящего командира:
- быстрое осуществление боевых действий;
- уменьшение риска уничтожения гражданского населения и его имущества;
- уничтожение сил противника точечными ударами;
- оборона собственных сил.

Тяжелая артиллерия, установки залпового огня, пехота, танки. В Тбилиси все отрицают, а госминистр Темур Якобашвили пытается убедить всех в своих абсолютно мирных намерениях: "Совершенно ясно, что сепаратистские власти в Цхинвали пытаются сорвать переговорный процесс. Они пытаются спровоцировать грузинскую сторону на полномасштабные действия. Мы призываем к миру, мы готовы ехать в Цхинвали".

Пройдет еще немного времени, и все эти люди будут говорить уже по-другому. Мамука Курашвили, командующий миротворцами Грузии, фактически говорит о начале войны. Заявления сделаны с интервалом в несколько часов. "Мы начали стрельбу. Осетия знает о наших требованиях: сесть за стол переговоров, но последовала обратная реакция. Раздались выстрелы, и грузинская армия решила восстановить порядок. Все идет по плану".

"Конституционный порядок" - так называют происходящее в Тбилиси. Позднее станет известно, что операция получила другое наименование – "Чистое поле". Михаил Саакашвили прекрасно помнил, как когда-то он на плечах солдат вошел в мятежную Аджарию, изгнав оттуда неподконтрольного Аслана Абашидзе. Этот же сценарий он хотел повторить и здесь. Просто действовать надо было жестче.

Шквальный огонь, который обрушился на Цхинвал, сразу уничтожил здание парламента, больницы. Буквально сметен так называемый еврейский квартал. Осетинские ополченцы, вооруженные стрелковым оружием и в лучшем случае гранатометами, отступают в город, не в силах противостоять артиллерии. Наступающих пытаются остановить российские миротворцы, оставшиеся в зоне конфликта, но сами попадают под огонь. Причем по ним стреляют грузинские миротворцы. Утром - танковая атака, бронетехника входит в Цхинвал. Число погибших еще никому не известно. Президент Кокойты призывает защитить город: "Есть очень серьезные разрушения, есть много раненых. Российские миротворцы делали всё, чтобы грузинская сторона прекратила стрелять по городу из гранатомётов и минометов. Однако стрельба так и не прекращалась".

Местные жители, просидевшие всю ночь в своих подвалах, с рассветом не подкидают убежищ. Журналисты, оказавшиеся в кольце, пытаются передавать информацию по мобильным телефонам, но и это становится опасно: артиллерия наводит координаты по радиосигналам. Инал Плиев, начальник инфотдела югоосетинской части контрольной смешанной комиссии, на несколько секунд выходит в наш эфир: "Грузинская бронетехника и пехота готовят штурм города. Звоните, если буду жив, я вам отвечу".

Разговоры короткие, чтобы не попасть под бомбежку. Больница в Цхинвале заполняется ранеными. Еще пара часов - и в Грузии сообщают о победном взятии города. По улицам ездят броневики. Грузинские военные снимают сами себя на камеры мобильных телефонов. Утро 8 августа. Они палят по домам, автомобилям с веселыми криками. Уверены, что война окончена, враг повержен.

Дмитрий Медведев: "Сейчас в Южной Осетии гибнут мирные люди, женщины, дети, старики, и большинство из них это граждане Российской Федерации". Президент Дмитрий Медведев выступает со срочным заявлением, фактически объявляя, что Россия намерена вмешаться в конфликт и встать на защиту своих миротворцев и населения республики: "В соответствии с Конституцией и как президент Российской Федерации я обязан защищать жизнь и достоинство российских граждан, где бы они ни находились. Логика предпринимаемых сейчас нами шагов продиктована этими обстоятельствами. Мы не допустим безнаказанной гибели наших граждан".

Днем 8 августа становится известно о вводе российских войск на территорию Южной Осетии. 58 армия совершает бросок к Цхинвалу и готовится штурмовать город. Авиация наносит удары по военным объектам грузинской армии. В окружении Саакашвили начинается паника. Грузинский президент уже не вспоминает о наведении конституционного порядка - он называет Россию агрессором, пытаясь обвинить Москву в начале войны. И что самое странное, на Западе ему верят.

Чтобы убедить Запад в своих мирных намерениях, он объявляет о перемирии и открытии гуманитарного коридора. Беженцы пытаются воспользоваться затишьем и уйти из Цхинвала, но их снова накрывает артиллерийский огонь. Глава МИДа Сергей Лавров сообщает об этнических чистках, которые потом будут отрицать на Западе: "Подвергся прицельной бомбардировке российский конвой с гуманитарной помощью и появились сообщения об этнических чистках в селах Южной Осетии".

Обещания прекратить стрельбу нарушены. Вновь идут бои на улицах Цхинвала. Вмешательство дипломатов уже бесполезно. Постпред России в НАТО Дмитрий Рогозин называет все своими словами: "Сейчас время уже не для дипломатов, а время для военных, и они должны показать свое мастерство и умение защитить гражданское население".

Российские танки входят в город, заставляя противника стремительно отступать, хотя передовые колонны попадают под сильные обстрелы с высот, на которых укрепилась артиллерия. Во время таких бросков в последующие дни ранения получают журналист Александр Коц, съемочная группа "Вестей" с Александром Сладковым. Наших коллег тогда спас майор Денис Ветчинов, прикрывший огнем журналистов от нападавших. Сам офицер погиб.

В одном из боев ранен командующий 58 армией Северокавказского военного округа генерал-лейтенант Анатолий Хрулев. Но операция продолжается, грузинские войска уже не отступают, а бегут.

Михаил Саакашвили тем временем призывает Москву прекратить военные действия и сам тут же бросает в зону конфликта призванных резервистов. Правда, к 9 августа становится понятно, что все это бесполезно. Теперь это вопрос времени. Нападение на Цхинвал захлебнулось. Грузинская армия не была готова к отпору. В Тбилиси планировали быстро прорваться к Рокскому тоннелю и перекрыть его, никто не думал об обороне. Одновременно становится известно о масштабах происшедшего: раненые, убитые, беженцы.

Владимир Путин собирает пресс-конференцию. "Развязанная агрессия привела к многочисленным жертвам, в том числе среди мирного населения, и вызвала по сути гуманитарную катастрофу, - заявляет он. - А это уже преступление против осетинского народа. Огонь ведется из тяжелого вооружения, в том числе по мирным гражданским объектам, по жилым кварталам, по школам и детским садам".

До 11 августа в отдельных районах еще происходят перестрелки, но большая часть грузинской армии бежала, бросив технику, убитых. Флот и авиация небоеспособны - их уже давно нейтрализовали. Фактически военные действия завершены. Михаил Саакашвили в панике, о чем говорит инцидент 11 числа, когда, находясь в Гори в окружении журналистов, он вдруг бросился бежать, испугавшись шума самолета. Охрана еле успокоила главу государства.

 

Еще один срыв: через несколько дней Михаил Саакашвили в телеэфире жует свой галстук, забыв о том, что он в кадре. Потом он объяснит, что просто очень переживал за страну.

На пятый день военных действий он по сути перестал контролировать ситуацию. Грузинская армия отброшена от границ Южной Осетии. На улицах Цхинвала и в горах дымит подбитая техника. Жители югоосетинской столицы выходят из подвалов. Операция "Чистое поле" провалена, операция "принуждение к миру" завершена. В оружии больше нет нужды, начинается сложный процесс переговоров. Первые минуты мира после войны.


 

Сегодня